Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  2. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  3. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  4. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  5. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  6. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  7. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  8. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  9. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  10. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  11. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  12. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  13. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  14. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  15. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  16. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО


Вчера Zerkalo.io получило внутренние данные о COVID-19 в Минске. Всего в документе значатся более трех тысяч случаев, которые эпидемиологи зарегистрировали за одни сутки 7 октября. Мы решили спросить у белорусских врачей, как сейчас обстоят дела с коронавирусом в Беларуси. Они согласились поговорить с нами на условиях анонимности. Рассказываем, что говорят медики о заполненности больниц и количестве заболевших людей.

Фото носит иллюстративный характер

Минск и минская область. «Люди лежат на койках в коридорах»

Врач одной из минских больниц рассказал Zerkalo, что поток заболевших коронавирусом увеличивается.

— Я вижу, что сейчас инфицированных на порядок больше, чем во время первой волны. И их количество всё ещё плавно нарастает. Больница заполнена на 105%, для таких пациентов отводятся все свободные места. Врачам стало тяжелее работать: поток и нагрузка увеличились, проверок стало больше. При этом средств защиты нам хватает, а за работу с коронавирусными пациентами честно доплачивают, — рассказывает медик.

Слова коллеги подтверждает еще один минский врач. По его мнению, сейчас коронавирусных пациентов в больницах стало намного больше.

— В июле-августе было «затишье». Каждый день мы рассчитывали принимать до 60 человек, однако за помощью обращалась только половина от этой цифры. А начиная с середины сентября все изменилось. Наша реанимация рассчитана на 26 коек, все они быстро оказались заняты. Случалось, что тяжелых пациентов даже не удавалось перевести в реанимацию. Мы оставляли их на кислороде, и, чаще всего, они умирали, — говорит врач. — Сейчас коронавирус прогрессирует очень быстро. Например, пациент поступает с 10% поражения легких — а через пару дней этот уровень поднимается до 70−80%. У многих людей в таком случае даже не выдерживает легочная ткань, легкие просто разрываются.

Фото носит иллюстративный характер

Реаниматолог в одной из перепрофилированных «ковидных» больниц Минской области рассказывает, что даже несмотря на то, что медцентр выделяет дополнительные койки для больных коронавирусом, мест все равно не хватает.

— Пациенты лежат в коридорах, аппараты ИВЛ заняты, «тяжелые» значительно помолодели, а из реанимации выписываются единицы. Вакцинированных пациентов действительно очень мало, 1−3%, — говорит медик. — На персонале сейчас огромная нагрузка, с работы приходишь как выжатый, некоторые не выдерживают и увольняются. Врачей не хватает.

Ситуация в одной из минских больниц. Пациенты лежат на койках в коридорах.

Коллега мужчины, который работает в скорой помощи Минской области, добавляет, что практически все рабочее время он спасает пациентов с COVID-19.

— Другие вызовы, не инфекционные, могут ждать по два-три часа. За смену проезжаем 550−700 км, это примерно 18−20 вызовов. Врачей очень сильно не хватает, практически все работают на 1,5 ставки, а многие бригады укомплектованы одним фельдшером вместо двух. Сейчас нам даже разрешили на место второго фельдшера брать медсестер, — говорит он.

А что в регионах?

Студент-медик из Витебска рассказывает, что ситуация в местных больницах города тоже непростая.

— Тяжело болеющих много, больницы в Витебске перепрофилируют одну за другой. Только одна считается «чистой», но при этом в ее отделениях постоянно выявляют случаи коронавируса. Поток людей с симптомами увеличился, под инфекционным кабинетом стоят очереди, а в некоторых поликлиниках отменили запись по талонам. Люди без температуры идут на прием к врачу с потерей обоняния, берут направление на ПЦР-тест, а через несколько дней получают положительный результат, — говорит парень. —  Условия работы сильно изменились: приходится задерживаться, а в некоторых поликлиниках при графике приема до 20 часов мои коллеги трудятся до 21.30.

По сообщению одного из врачей Брестской областной больницы, в его городе похожая ситуация. Сейчас для коронавирусных пациентов отвели три реанимации, или 24 койки, но они уже практически заполнены.

— Больных кладут в отделения урологии, бывшей торакальной хирургии и гастроэнтерологии. Но это не значит, что в других отделениях пациентов с коронавирусом нет — такие случаи вскрываются ежедневно, — добавляет он.

В редакцию написал и врач из Светлогорска. Он рассказывает, что сейчас с респираторными инфекциями в больницы попадает довольно много молодых людей.

— Я видел пневмонии даже у детей. В среднем же пациенты реанимаций — это люди 1960−1970-х годов рождения. В реанимации лежит по 14−16 человек, при этом количество врачей и медсестер рассчитано на обслуживание максимум двенадцати из них.

Фото носит иллюстративный характер

По словам медика, в больницу попадает много людей с тяжелым течением коронавируса, а из-за недостаточного количества аппаратов ИВЛ врачи не всегда могут оказать им помощь.

— Пациенты поступают поздно, поэтому вовремя провести необходимую терапию и узнать результаты некоторых анализов довольно сложно. Пожилых людей с хроническими заболеваниями мы часто просто не забираем — ориентируемся на молодых, которых еще можно спасти. Такая вот сортировка.