Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  2. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  3. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  4. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  5. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  6. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  7. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  8. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  9. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов
  10. «П**дец, что был при Залужном, сейчас сильно аукается». Интервью с беларусом-танкистом о трофейной технике РФ и проблемах на фронте
  11. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  12. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  13. Украина развернула целую кампанию и активно наносит удары по системам российской ПВО — вот для чего она это делает
Чытаць па-беларуску


Тема абортов очень закрытая, обычно ее стараются избегать. Поэтому людей, решившихся искренне рассказать свою историю, не так уж много, особенно если это мужчины. Обычно все внимание в теме беременности направлено на женщин: именно в их теле будет развиваться отдельная жизнь, именно им предстоит принять решение о ее сохранении. Но «Зеркало» решило поговорить с мужчинами, чьи партнерши забеременели от них, а потом сделали аборт. Мы спросили об их роли в критический момент, о страхах и переживаниях.

Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Редакция знает реальные имена собеседников, но, поскольку тема деликатная, они попросили изменить все свои данные, даже точный возраст.

Артур, 30 лет: «Выплакали все глаза, потому что нервная система не справлялась»

Со своей девушкой Никой Артур встречается шесть лет. По его словам, их отношения можно назвать серьезными. О том, что Артур и Ника могут стать родителями, они узнали 2 августа 2020-го: перед самыми выборами.

— Тогда у Ники уже 15 дней как задерживались месячные, и она начала думать, что это не может быть просто так, ведь у нее цикл всегда шел точно. Мы пошли в аптеку и купили пару тестов, причем взяли разных производителей, чтобы убедиться в беременности, — вспоминает Артур. — Только один из трех показал пресловутые две полоски. Погуглив, мы решили подождать еще дней 5−7, чтобы снова купить тест и проверить.

Днем 8 августа Артур снова сбегал в аптеку и купил еще три теста. На этот раз все они показали положительный результат.

— Хотя мы были парой не первый год, любили друг друга, становиться родителями в тот момент не были готовы. Тем более уже чувствовалось, что что-то будет в Беларуси, — рассказывает собеседник. — Но сразу решили не торопиться с решением и дать себе еще немного времени подумать.

По словам Артура, он знал, что забеременеть можно даже если использовать контрацептивы. Но все равно не был готов к новости, которая поставила их пару перед выбором.

— В те дни, когда мы взяли паузу на подумать, я не мог осознать, что дал жизнь! Что пройдет девять месяцев, и может появиться новый человек, у которого будет половина моих генов. И когда первый шок прошел, в какой-то момент даже была радость, что сейчас наши отношения вышли на новый уровень, что с этого момента мы можем стать связанными на всю жизнь одним человеком. После этой светлой эмоции пришел ужас от понимания того, насколько все несвоевременно.

К вопросу, что дальше делать с беременностью, Артур с Никой вернулись где-то через неделю. Ему повезло не быть задержанным в дни после выборов, а ее он сам попросил сидеть дома из соображений безопасности. Артур признается, что это был самый сложный разговор в его жизни.

— Я попросил Нику высказаться первой, потому что, признаюсь честно, переживал, что сейчас скажу, что не хочу ребенка, а она, наоборот, уже решила оставить его. Ника сказала, что не готова быть мамой, что ей невероятно страшно, что она боится больше никогда не забеременеть, что, может, этот ребенок — наша судьба… Она говорила и говорила, а мне оставалось только слушать, вытирать слезы и пытаться утешить, — рассказывает Артур. — Потом и я признался, что не готов становиться папой и что здесь не вопрос денег или чувств к ней, просто я понимал, что не время, что не сейчас это должно было случиться. По ощущениям, мы просидели за этим разговором, может, часов пять и выплакали все глаза, потому что нервная система не справлялась.

Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Артур говорит, что никто из близких не знал о беременности его партнерши. Они решили молчать, так как думали, что их будут уговаривать все же родить. К тому же пара и раньше не включала других людей в свои личные вопросы.

— Конечно, по всем врачам мы ходили с Никой вместе. Я хотел ее поддержать и показать, что мне не все равно. Тогда я взял на себя роль спокойного и ответственного мужчины, который не будет лишний раз добавлять нервов девушке своими тревогами. Но да, я переживал, что она может передумать делать аборт. Правда, потом я для себя решил, что пусть все будет как будет, — признается Артур. — Конечно, если бы она захотела оставить ребенка, я бы не бросил ее, но пришлось бы что-то делать с работой и жильем. Мы в то время снимали однокомнатную квартиру, и жить в ней втроем было бы тесно. Соответственно, и работу мне пришлось бы менять, чтобы получать больше денег.

Беременность еще можно было прервать медикаментозно, поэтому следующая неделя после того разговора ушла на анализы и подготовку. А дальше, как говорит Артур, «все было просто»: они пришли на прием, врач попросил его подождать в коридоре, и примерно через час можно было ехать домой. На следующий день им снова нужно было на прием, где Нике дали еще одну таблетку.

— Не могу сказать, что от принятия решения до результата мне какой-то конкретный день запомнился больше других. Все это время состояло из качания на качелях вины, стыда, радости, что наши мысли совпадают, страха за наши отношения, осуждения себя за неготовность к появлению ребенка и так далее, — рассказывает мужчина. — Аборт сильно повлиял на нас, но не ухудшил наши отношения. Можно даже сказать, что мы стали более близкими за это время. А я все же радовался, что у нас совпали взгляды на такой фундаментальный вопрос.

Сегодня Артур считает, что их решение было правильным: вокруг происходили переломные события, кризис в стране только усугублялся, потом еще и война началась. По словам мужчины, ему трудно представить, как бы им пришлось жить с ребенком — особенно тем, которого они не планировали и к которому не были готовы.

— Та ситуация заставила нас посмотреть внимательно на наши отношения и обсудить, каким мы видим общее будущее. Мы точно хотели бы пожениться, а там уже завести ребенка, но, к сожалению, это все позже, — говорит Артур. — Мне захотелось рассказать нашу историю, чтобы таким образом призвать всех проговорить возможность или невозможность общих детей в паре как можно раньше, считайте, на берегу. Потому что если контрацепция все же не сработает, позицию партнера вы уже будете знать, а не истязать себя мыслями и страхом, что вы будете хотеть решить этот вопрос по-разному.

Никита, 26 лет: «Абсолютно не понимали, правильно ли, что мы хотим сделать аборт»

Когда девушка Никиты забеременела, они встречались уже около трех лет и называли себя «достаточно прогрессивной парой». Считали, что стоит задумываться о детях только когда сами их захотят по-настоящему, а не под давлением родственников или времени.

— Тогда, четыре года назад, в качестве контрацепции моя девушка пользовалась кольцом (из эластичного пластика, его помещают во влагалище, оно выделяет дозу гормонов, препятствующую наступлению беременности. — Прим. ред.). Когда пришел срок его менять в конце цикла, выяснилось, что [внутри] его нет. И самое неприятное в этом всем было то, что, когда врач выписывал рецепт, он утверждал, что это надежный способ защиты и оно не может выпасть просто так, — вспоминает Никита.

По его словам, он был немного расстроен, что врач об этом не сказал, хотя девушка специально уточняла на приеме этот момент. Пара сразу поняла, что надо идти проверяться: тесты еще ничего не показывали.

— В тот момент мы были в одной из стран Азии, где аборты под запретом и на УЗИ тебе говорят: «Поздравляем, у вас будет ребенок, радуйтесь!» — а у нас была противоположная реакция. Тем более что еще до всей этой ситуации наши отношения уже были какими-то напряженными, мы были близки к разрыву, — признается Никита. — И когда все произошло, и я, и она поняли, что мы не хотим совместных детей, то есть не видим их в нашей паре. Все слишком ненадежно, чтобы заводить детей. Наш образ жизни тоже не предусматривал ребенка: с ним все было бы делать сложнее, например, путешествовать.

Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Никита говорит, что часто слышал от родителей, мол, ребенок может спасти брак. Но его самого эта идея пугала. К тому же вся ситуация была огромным стрессом. Ребята еще раз поняли, что не особо хотят оставаться вместе. И первой реакцией на эту незапланированную беременность были слезы. Как признается Никита, он в тот момент не испытал никакой радости от мысли, что его девушка беременна от него.

— В принципе, несмотря на нашу прогрессивность, табуированность этой темы повлияла на нас. Ни с кем из друзей и членов семьи мы не говорили. А вся информация в интернете, особенно русскоязычном, достаточно однобокая. На форумах очень часто говорится про чудо зачатия — мол, вы дали новую жизнь! Поэтому мы абсолютно не понимали, правильно ли, что мы хотим сделать аборт, как вообще стоит поступить, винили себя, что не можем выдержать это вместе. Мысли были разные и в основном негативные, — говорит собеседник. — Мне кажется, как раз из-за того, что почти нет информации о том, что вообще-то это нормально и это решение каждой пары.

В результате Никите и его девушке пришлось обратиться в организацию, которая помогает девушкам делать аборт в странах, где это запрещено. Специалисты направили их к проверенным врачам, которые смогли дать сертифицированную таблетку.

— На всех этапах я старался быть с девушкой рядом. Важно, что мы достаточно быстро это сделали, не затягивали. И все прошло хорошо, — говорит Никита. —  Я никогда не жалел об этом решении, хотя это в любом случае травмирующий опыт. Но чем больше я общаюсь с людьми, тем больше понимаю, что это абсолютно нормально — так решить ситуацию. Тогда же я был очень растерян, запутался в эмоциях и решил, что впоследствии буду говорить друзьям о том, что с нами произошло. Когда затрагивается тема абортов, все в основном обсуждают, надо ли разрешать аборты, право на это, но никто не говорит, как ты будешь чувствовать себя, если с тобой такое случилось.

После аборта пара пробыла вместе недолго. Незапланированная беременность и ее прерывание поставили точку в их отношениях. Но Никита считает, что в такой ситуации все равно нужно оставаться человеком и помогать девушке пережить этот опыт. Ведь таблетку принимает именно она и боль чувствует тоже она, но можно быть рядом, чтобы было хоть немного легче справляться со всем этим.