Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  2. Кто заказывал жару? Синоптики объявили желтый уровень опасности
  3. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  4. Провластный канал подтвердил причастность экс-главы ГУБОПиК к стрельбе в «Каскаде». Говорят, на него напали подростки
  5. В Минтруда рассказали про дефицит работников и назвали самые проблемные по занятости регионы
  6. Эффективность — как у трех американских орудий вместе взятых. Рассказываем о гаубицах PzH 2000, которые Германия отправила в Украину
  7. «У Вадима частично отсутствуют передние зубы». Как содержат пленных с «Азовстали» и грозит ли им смертная казнь — спросили их близких
  8. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить
  9. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»
  10. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  11. Бои вокруг Северодонецка и удар по цинковому заводу. Главное из сводок штабов на 122-й день войны
  12. На воскресенье объявили желтый уровень опасности. Температура — до +33°C
  13. Удары по Киеву, взятие Северодонецка и Шойгу в Украине. Сто двадцать третий день войны


Журналист Геннадий Можейко пытался вылететь из Москвы в Варшаву, но ему не дали это сделать. Об этом главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин рассказал в эфире программы «Специальный гость» на RTVI.

— Неофициально мы знаем следующее: когда он приехал в аэропорт Шереметьево на регистрацию рейса в Варшаву, к нему подошли сотрудники наших спецслужб, опять же, я говорю «наши» неофициально, и сказали: «Дорогой товарищ Можейко Геннадий, вы числитесь у нас в списках нежелательных персон и должны покинуть Москву», — рассказал Сунгоркин.

По его словам, Можейко препроводили в самолет на рейс в Минск, там его встретили сотрудники КГБ Беларуси и «уже препроводили понятно куда».

— И вот он уже на эту минуту около двух недель находится там, — отметил Сунгоркин.

Также Сунгоркин рассказал, что, находясь в Москве, Можейко не связывался с ним.

— Со мной он не связывался, для нас это была все тайна, покрытая мраком. Ни со мной, ни с моими коллегами, ни с кем. Мы долго гадали, когда он просто исчез, может, он у девушки, условно говоря, где-нибудь. А дальше — правозащитные форумы сообщают, что он вообще-то уже в СИЗО на Окрестина, что очень интересно и делает честь этим правозащитным форумам. «Комсомолка» еще ничего не смогла узнать, а они уже говорят, что он в СИЗО на Окрестина. Мы еще даже родителей не смогли найти, они несколько часов прятались, — пояснил главный редактор «КП».

«Ситуация была абсурдная»

Что касается заметки из-за которой задержали Можейко, то, по словам Сунгоркина, шум, который подняли в провластных телеграм-каналах в Беларуси, наводит на мысли о спланированной провокации.

— Шесть минут прошло (прежде чем убрали заметку с сайта «КП») и за эти шесть минут на провластных телеграм-каналах начинается такая вакханалия из-за которой мы даже решили потом, восстанавливая всю эту ситуацию по черепкам, что это была какая-то специальная провокация. Потому что обрушились эти провластные каналы: «вот, негодяи, выгораживают», «эта „Комсомольская правда“ опять ведет себя», «подонки», «выгораживают убийцу».

Сунгоркин высказал недоумение по поводу того, что можно вообще предъявлять претензии из-за воспоминаний о том, каким был тот или иной человек в детстве. И отметил, что «в Беларуси есть уже обычай нескольких месяцев, когда за все что только можно, за любой повод людей бросают в следственные изоляторы на несколько месяцев», поэтому Можейко и решил уехать.

Владимир Сунгоркин отметил, что «выдворение» журналиста из России скорее всего «проходит по разделу неких спецопераций закрытых, которые официально никто, нигде и никогда не признает».

— Я, кстати, не знаю, как они будут выкручиваться с Можейко. Он же рано или поздно должен будет выйти и рассказать, всю правду. Но я думаю, с ним работают. Что с ним там происходит? С ним никто не смог поговорить за все эти две недели, включая маму, папу, адвокатов и так далее. Он сидит сейчас как-бы на карантине, адвокаты говорили с ним один раз в присутствии следователей.

Сунгоркин рассказал, что редакция оплачивает адвокатов журналиста и поддерживает материально его родителей, и тут же высказал опасение. что власти Беларуси могут его слова сейчас повернуть во вред Можейко.

Он также сообщил, что других журналистов редакции на допросы пока не вызывали. Всем предложили работу в России, часть редакции согласилась.

Закрытие издания в Беларуси, по его словам, стало для «КП» серьезным финансовым ударом.

Что произошло с «Комсомолкой» и Геннадием Можейко

Журналист «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадий Можейко попал в центр внимания после дела Андрея Зельцера. Его фамилия была указана под статьей, в которой знакомая погибшего отозвалась о нем положительно.

Можейко задержали в Москве. В Минске в его квартире прошел обыск, который проводили сотрудники КГБ.

Сайт издания «Комсомольская правда в Белоруссии» заблокировали 29 сентября. Как заявили в Мининформе, это было сделано на основании решения Межведомственной комиссии по безопасности в информационной сфере при правительстве в связи с размещением на сайте «информации, способной причинить вред национальным интересам».

11 октября стало известно, что Можейко предъявили обвинение по двум статьям УК: по ч.3 ст. 130 (Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни) и ст. 369 (Оскорбление представителя власти) УК РБ. По первой статье максимальный срок наказания составляет до 12 лет лишения свободы, по второй — до трех лет.
Сейчас журналист находится в Жодинском СИЗО. Накануне суд отказался изменить ему меру пресечения и оставил под стражей.

Как комментировали в России задержание журналиста

Главред «Комсомольской правды» Сунгоркин назвал происходящее с Можейко «большой стратегической ошибкой» и отметил, что ни по каким критериям цивилизованного общества нельзя предъявлять такие серьезные обвинения за три фразы, которые журналист написал со слов собеседника.

— У нас нет никаких других вариантов, кроме как через наших юристов доказывать, что это обвинение абсурдное. Мы будем выступать в суде, если это будет возможно, наши юристы будут работать, будем писать об этом, делать все, что возможно, — рассказал Sputnik Сунгоркин.

Освобождения Можейко потребовали Союз журналистов России и и Совет по правам человека.

В Кремле заявляли, что надеются, что действия в отношении задержанного журналиста «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадия Можейко не связаны с его профессиональной деятельностью.

«Еще раз хочется сказать, что мы хотели бы надеяться, что действия в отношении журналиста „Комсомольской правды“ не связаны с его журналистской работой», — сказал Песков.

«Мы находимся в постоянном диалоге с белорусской стороной, будем продолжать этот диалог и, конечно, доводить нашу позицию», — добавил представитель Кремля.

При этом Дмитрий Песков заявил, что Россия не имеет права вмешиваться в отношения властей Беларуси и журналиста Геннадия Можейко. На уточняющий вопрос о том, в курсе ли задержания президент России Владимир Путин, Песков ответил, что в дайджестах, которые готовятся главе государства, «имеется вся информация, которая широко публиковалась».

Глава российского МИД Сергей Лавров 14 октября в Минске рассказал, что обсудил с Владимиром Макеем вопрос о положении российских СМИ, в частности, «Комсомольской правды».

— У нас есть общее понимание необходимости сделать все, чтобы российские СМИ в Беларуси и белорусские СМИ в России работали в максимально комфортных условиях. У нас есть некоторые идеи, которые мы будем реализовывать в ближайшее время, — сказал Лавров.