Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Власть находится в состоянии стресса». Эксперты предположили, почему власти не раскрывают причины внеплановой сессии парламентариев
  2. «Белавиа» запустила распродажу билетов. Куда можно слетать по акции
  3. «Тое, што нас адрознівае ад другіх». Лукашенко озаботился судьбой белорусского языка
  4. США пригрозили Беларуси «решительным и быстрым ответом» из-за ситуации вокруг Украины
  5. «Он — политический гуру». Кто такая Ольга Чуприс, озвучившая предложение о совмещении Лукашенко поста президента и главы ВНС?
  6. С 1 февраля пересмотрят пособия на детей до трех лет. Как они изменятся
  7. В парламенте рассказали, что рассмотрят на внеочередной сессии
  8. В Беларусь прибывают российские боевые машины. Узнали, какая техника уже здесь
  9. Генпрокуратура назвала новое число погибших белорусов в ВОВ — якобы их существенно больше, чем считалось. Вот какие цифры звучали ранее
  10. Pfizer белорусам пока не видать. Вот что об этом говорят в Минздраве
  11. Председатель Госпогранкомитета: польские силовики планировали захватить белорусского пограничника
  12. В Беларуси упали пенсии — и средняя, и реальная. На ценах на гречку и картошку показываем, как за год обеднели пенсионеры
  13. Власти придумали, как утихомирить «взбесившиеся» цены на белорусские овощи (производители и торговля вряд ли заценят)
  14. Один из самых известных белорусских стартапов вышел из ПВТ и фактически прекратил работу в Беларуси
  15. Выводы — в пользу Беларуси, установить истину будет сложно. Эксперты оценили доклад ICAO о посадке самолета с Протасевичем
  16. «Ничего нигде не управлялось». Что известно про сбой на Белорусской железной дороге?
  17. Рост пособий на детей, пересмотр пенсий, потяжелевшие жировки, обновление базы тунеядцев. Изменения февраля


Журналист Геннадий Можейко пытался вылететь из Москвы в Варшаву, но ему не дали это сделать. Об этом главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин рассказал в эфире программы «Специальный гость» на RTVI.

— Неофициально мы знаем следующее: когда он приехал в аэропорт Шереметьево на регистрацию рейса в Варшаву, к нему подошли сотрудники наших спецслужб, опять же, я говорю «наши» неофициально, и сказали: «Дорогой товарищ Можейко Геннадий, вы числитесь у нас в списках нежелательных персон и должны покинуть Москву», — рассказал Сунгоркин.

По его словам, Можейко препроводили в самолет на рейс в Минск, там его встретили сотрудники КГБ Беларуси и «уже препроводили понятно куда».

— И вот он уже на эту минуту около двух недель находится там, — отметил Сунгоркин.

Также Сунгоркин рассказал, что, находясь в Москве, Можейко не связывался с ним.

— Со мной он не связывался, для нас это была все тайна, покрытая мраком. Ни со мной, ни с моими коллегами, ни с кем. Мы долго гадали, когда он просто исчез, может, он у девушки, условно говоря, где-нибудь. А дальше — правозащитные форумы сообщают, что он вообще-то уже в СИЗО на Окрестина, что очень интересно и делает честь этим правозащитным форумам. «Комсомолка» еще ничего не смогла узнать, а они уже говорят, что он в СИЗО на Окрестина. Мы еще даже родителей не смогли найти, они несколько часов прятались, — пояснил главный редактор «КП».

«Ситуация была абсурдная»

Что касается заметки из-за которой задержали Можейко, то, по словам Сунгоркина, шум, который подняли в провластных телеграм-каналах в Беларуси, наводит на мысли о спланированной провокации.

— Шесть минут прошло (прежде чем убрали заметку с сайта «КП») и за эти шесть минут на провластных телеграм-каналах начинается такая вакханалия из-за которой мы даже решили потом, восстанавливая всю эту ситуацию по черепкам, что это была какая-то специальная провокация. Потому что обрушились эти провластные каналы: «вот, негодяи, выгораживают», «эта „Комсомольская правда“ опять ведет себя», «подонки», «выгораживают убийцу».

Сунгоркин высказал недоумение по поводу того, что можно вообще предъявлять претензии из-за воспоминаний о том, каким был тот или иной человек в детстве. И отметил, что «в Беларуси есть уже обычай нескольких месяцев, когда за все что только можно, за любой повод людей бросают в следственные изоляторы на несколько месяцев», поэтому Можейко и решил уехать.

Владимир Сунгоркин отметил, что «выдворение» журналиста из России скорее всего «проходит по разделу неких спецопераций закрытых, которые официально никто, нигде и никогда не признает».

— Я, кстати, не знаю, как они будут выкручиваться с Можейко. Он же рано или поздно должен будет выйти и рассказать, всю правду. Но я думаю, с ним работают. Что с ним там происходит? С ним никто не смог поговорить за все эти две недели, включая маму, папу, адвокатов и так далее. Он сидит сейчас как-бы на карантине, адвокаты говорили с ним один раз в присутствии следователей.

Сунгоркин рассказал, что редакция оплачивает адвокатов журналиста и поддерживает материально его родителей, и тут же высказал опасение. что власти Беларуси могут его слова сейчас повернуть во вред Можейко.

Он также сообщил, что других журналистов редакции на допросы пока не вызывали. Всем предложили работу в России, часть редакции согласилась.

Закрытие издания в Беларуси, по его словам, стало для «КП» серьезным финансовым ударом.

Что произошло с «Комсомолкой» и Геннадием Можейко

Журналист «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадий Можейко попал в центр внимания после дела Андрея Зельцера. Его фамилия была указана под статьей, в которой знакомая погибшего отозвалась о нем положительно.

Можейко задержали в Москве. В Минске в его квартире прошел обыск, который проводили сотрудники КГБ.

Сайт издания «Комсомольская правда в Белоруссии» заблокировали 29 сентября. Как заявили в Мининформе, это было сделано на основании решения Межведомственной комиссии по безопасности в информационной сфере при правительстве в связи с размещением на сайте «информации, способной причинить вред национальным интересам».

11 октября стало известно, что Можейко предъявили обвинение по двум статьям УК: по ч.3 ст. 130 (Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни) и ст. 369 (Оскорбление представителя власти) УК РБ. По первой статье максимальный срок наказания составляет до 12 лет лишения свободы, по второй — до трех лет.
Сейчас журналист находится в Жодинском СИЗО. Накануне суд отказался изменить ему меру пресечения и оставил под стражей.

Как комментировали в России задержание журналиста

Главред «Комсомольской правды» Сунгоркин назвал происходящее с Можейко «большой стратегической ошибкой» и отметил, что ни по каким критериям цивилизованного общества нельзя предъявлять такие серьезные обвинения за три фразы, которые журналист написал со слов собеседника.

— У нас нет никаких других вариантов, кроме как через наших юристов доказывать, что это обвинение абсурдное. Мы будем выступать в суде, если это будет возможно, наши юристы будут работать, будем писать об этом, делать все, что возможно, — рассказал Sputnik Сунгоркин.

Освобождения Можейко потребовали Союз журналистов России и и Совет по правам человека.

В Кремле заявляли, что надеются, что действия в отношении задержанного журналиста «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадия Можейко не связаны с его профессиональной деятельностью.

«Еще раз хочется сказать, что мы хотели бы надеяться, что действия в отношении журналиста „Комсомольской правды“ не связаны с его журналистской работой», — сказал Песков.

«Мы находимся в постоянном диалоге с белорусской стороной, будем продолжать этот диалог и, конечно, доводить нашу позицию», — добавил представитель Кремля.

При этом Дмитрий Песков заявил, что Россия не имеет права вмешиваться в отношения властей Беларуси и журналиста Геннадия Можейко. На уточняющий вопрос о том, в курсе ли задержания президент России Владимир Путин, Песков ответил, что в дайджестах, которые готовятся главе государства, «имеется вся информация, которая широко публиковалась».

Глава российского МИД Сергей Лавров 14 октября в Минске рассказал, что обсудил с Владимиром Макеем вопрос о положении российских СМИ, в частности, «Комсомольской правды».

— У нас есть общее понимание необходимости сделать все, чтобы российские СМИ в Беларуси и белорусские СМИ в России работали в максимально комфортных условиях. У нас есть некоторые идеи, которые мы будем реализовывать в ближайшее время, — сказал Лавров.