Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  2. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  3. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  4. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  5. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  6. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  7. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  8. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  9. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  10. Поиски президента Ирана, с вертолетом которого произошло ЧП, все еще продолжаются. Собрали главное, что известно на этот момент
  11. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  12. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко


О первых обвинениях в сторону Харви Вайнштейна, уже осужденного на 23 года за сексуализированное насилие, стало известно в 2017-м. Женщины, которые стали жертвами неподобающего поведения продюсера, рассказывали об эпизодах его домогательств, случившихся задолго до этого. Тогда в комментариях можно было встретить мнения, мол, а почему пострадавшие «так долго молчали», «зачем шли на встречи — может, им нравилось» и другие подобные. Но зачастую, если человек сталкивается с насилием, он оказывается в состоянии, когда такие опции как «громко заявить о проблеме» или «просто уйти от агрессора» кажутся недоступными. «Зеркало» попросило гендерную исследовательницу Лену Огорелышеву объяснить, почему женщины не уходят от мужей или партнеров, даже если те поднимают на них руку.

Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Причина первая. Незаметные первые «звоночки» насилия

Насилие в семье развивается постепенно. Условно, не бывает таких ситуаций, когда женщина идет на первое свидание, сразу получает кулаком в нос и решает быть вместе с таким мужчиной.

— Сначала отношения, как правило, замечательные. Возможно, даже слишком — по сравнению с тем, как мы привыкли их воспринимать. Часто бывает сложно понять, партнер тебя контролирует или так выражается его забота, — рассказывает Огорелышева. — Допустим, мужчина каждый день встречает женщину возле работы и объясняет это тем, что рад ее видеть. Или еще пример: партнер может запрещать общаться с определенными друзьями, потому что они якобы «настроены против него» и «это влияет на ваши отношения». В какой-то момент подобная «забота» может закончиться тем, что мужчина попросит женщину сидеть дома и не работать, ведь «он сам будет ее обеспечивать», тем самым делая ее зависимой.

Подобное поведение не обязательно означает, что перед вами агрессор. Важно заметить, как человек реагирует на то, если вы, например, откажетесь уходить с работы или забыть о своих друзьях. Бывает, что даже на не поднятую партнершей трубку агрессор реагирует слишком эмоционально, вплоть до истерик.

— По таким «звоночкам» уже можно предположить, как будут развиваться ваши отношения дальше. Но увидеть тревожные сигналы не так просто, — говорит экспертка. — Поначалу насилие обычно происходит лишь в психологической форме, до экономического или физического доходит не сразу.

А с развитием отношений в силу вступают другие причины, которые удерживают женщину вместе с агрессором.

Отметим, что контроль может быть с обеих сторон. Однако в этом тексте мы говорим об агрессоре-мужчине и жертве-женщине, так как по статистике первые чаще выступают агрессором в отношениях.

Причина вторая. Особенности социализации женщин и мужчин

Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Если женщина находится в отношениях с агрессором, ее жизнь постепенно начинает концентрироваться вокруг него. В момент, когда происходит осознание, что с партнером что-то не то, уже тяжело принять факт, что потрачены, возможно, годы на «не того» человека.

— Проблема в том, как устроено общество. У нас расписаны конкретные модели, как должен поступать мужчина, как должна поступать женщина. Есть проактивная роль того, кто «содержит очаг», а есть — той, которая «должна терпеть, все понимать и обеспечивать домашний уют». До сих пор есть часть белорусов и белорусок, которые считают, что в любом семейном конфликте или насилии виновата женщина: если «погода в доме» испортилась, значит, это именно она что-то недосмотрела или вела себя недостаточно хорошо. Такая ситуация приводит к тому, что будучи жертвами женщины винят себя сами, не могут объективно оценить свои отношения, — констатирует Огорелышева. — Это меняется, но меняется медленнее, чем хотелось бы.

Экспертка подчеркивает, что быть в отношениях — это всегда выбор двух сторон. Но на него влияет фактор гендерной социализации, который определяет наше восприятие нормы. Например, некоторые художественные произведения могут создавать впечатление, что если мужчина настойчиво добивается женщину сомнительными методами — это правильно.

— Общество на это говорит: «Какой молодец! Не упусти его», — считает Огорелышева. — Хотя подобные действия — это сталкинг. То же самое происходит и в отношениях: какие-то недопустимые действия со стороны партнера женщина может объяснять себе тем, что «так у всех», «так и должно быть».

Причина третья. Финансовая зависимость

Нередки случаи, когда насилие в семье становится очевидным для женщины, когда она уже находится в декретном отпуске. Но на одно пособие по уходу за ребенком до трех лет прожить в Беларуси невозможно: в 2023 году на первенца выделяют 605,99 рубля ежемесячно, на последующих детей — 692,56. А ведь на эти деньги придется искать жилье и обеспечивать не себя одну: ребенок тоже требует затрат.

Не стоит также забывать о дискриминации женщин на рынке труда. В среднем они получают почти на 30% меньше, чем мужчины, на той же самой должности: это признается даже на уровне государства.

— Декрет — подходящее время для агрессора «показать себя», потому что для него важно отрезать женщине пути к отступлению. Часто после рождения ребенка мама сама по себе начинает отдаляться от старых друзей, уделяет время только малышу, — говорит Огорелышева. — Уход с работы — это дополнительный фактор, который делает женщину еще более зависимой. Возникает ощущение замкнутости и безнадежности: все, теперь мой мир вот такой и вне его больше ничего нет.

Универсального выхода, который подойдет всем женщинам в такой ситуации, не существует. У кого-то получается откладывать небольшие суммы, чтобы продержаться хотя бы первое время в одиночку, кто-то находит вариант, где пожить бесплатно, а кто-то — человека, который готов помогать деньгами.

— Чаще всего, конечно, путь к финансовой независимости долгий, — поясняет собеседница. — Сперва женщинам нужно работать с психологами — и у некоторых это получается, еще даже живя в одном доме с агрессором. Это важно, чтобы до конца осознать проблему и поднять самооценку, которую партнер мог специально занижать годами. После этого часть пострадавших идет на курсы переподготовки и осваивает новую профессию, которая поможет им зарабатывать даже с ребенком, еще не доросшим до детского сада. Такие успешные кейсы в моей практике были.

Причина четвертая. Беспокойство из-за опеки над детьми

Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

По словам экспертки, эта причина тесно связана с предыдущей.

Как правило, белорусские суды считают, что детям лучше жить с матерью. Это основывается на том, что именно женщины проводят с детьми больше времени и в принципе занимаются их воспитанием. Но есть и другие факторы. Например, есть ли у матери доход? Есть ли ей, где жить? Может ли она там обеспечить достойные условия для ребенка?

— Если женщина уходит в шелтер, для суда может быть неочевидно, что там у ребенка будет хотя бы отдельная кровать. И когда пострадавшая сама видит, что у нее нет возможности зарабатывать и обеспечивать условия жилья для ребенка, это становится сдерживающим фактором в пользу того, чтобы оставаться с агрессором, — говорит Огорелышева. — Кроме этого, часто ни государство, ни близкие семьи даже не подозревают о насилии из-за того, что женщина боится попасть на учет социальных служб, если она вызовет милицию. Постановка на такой учет тоже может стать причиной для того, чтобы ребенка забрали из семьи (если суд посчитает, что оставление ребенка у родителей опасно для него. — Прим. ред.).

Собеседница считает, что в таких ситуациях государство должно рассматривать проблему в комплексе, чего сейчас не происходит. Ведь с одной стороны, ребенок действительно не должен расти в атмосфере насилия, с другой стороны — разлука с близким человеком, матерью, может быть для него таким же травмирующим опытом.

Причина пятая. Потенциальное ужесточение насилия

Огорелышева говорит: опасения о том, что агрессор может стать еще жестче, не лишены смысла. Все потому что весомая составляющая насилия — это контроль: агрессору важно полностью подчинить свою жертву.

— Как только ощущение контроля ослабевает, — например, женщина заявляет о планах уйти — потенциально это может привести к всплеску агрессии. Конечно, такой риск абсолютно не значит, что нужно сидеть, терпеть и ничего не делать, если есть угроза жизни и здоровью, — говорит экспертка.

Чтобы агрессор не смог навредить жертве, безопаснее всего попросить помощи в шелтерах. К их работе есть международные требования, которые соблюдаются и в Беларуси: адреса таких мест непубличны, есть даже определенные параметры, как подобные дома должны выглядеть. Несмотря на то, что «Радиславу» — самое известное общественное объединение, которое помогало пострадавшим от насилия, — ликвидировали, в стране продолжают работать шелтеры, однако они стали куда менее публичны. Чтобы получить убежище, нужно обратиться в одну из профильных горячих линий.

— Важно помнить, что насилие происходит в молчании, — добавляет Огорелышева. — И, если женщина сама не озвучит кому-то, что с ней происходит, насилие будет продолжаться. Молчание — это как раз один из видов контроля: пострадавшей может казаться, что нужно делать вид, что «все хорошо» и агрессор этим пользуется. Для начала женщине стоит хотя бы поделиться своими переживаниями с друзьями или знакомыми, которым она доверяет.

В случае, если близких людей нет, можно обратиться в специальные группы поддержки или позвонить на ту же горячую линию. С помощью других людей будет проще разработать план, как вести себя в сложившейся ситуации и уйти от агрессора безопасно для себя.

Главное, по словам Огорелышевой, не осуждать пострадавшую за то, что она попала в такую ситуацию.

— Нельзя на 100% понять, что происходит между другими людьми. Вместо осуждения вы можете сказать слова поддержки: «Я готов (а) тебе помогать», «Я на твоей стороне», «Если тебе нужна какая-то помощь, ты можешь обратиться ко мне» и так далее. Ни в коем случае на наседайте на пострадавшую и не убеждайте ее, что «она должна уйти прямо сейчас». Конечно, уйти — это действительно идеальный вариант, — считает собеседница. — Но, к сожалению, реализовать это не так просто. Лучше побыть с человеком рядом, чтобы понимание происходящего и решительность приходили постепенно. А если у пострадавшей появляется конкретный запрос, тогда помогите именно тем, о чем вас просят.