Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  2. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  3. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  4. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  5. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  6. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  7. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  8. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  9. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  10. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  11. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  12. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  13. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  14. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов


«Не все учителя — фальсификаторы» — такую позицию хотел доказать 53-летний учитель труда из Могилева Василий Плешкунов, выходя на протесты в 2020-м. Когда за ним пришли в школу и угрожали, он предложил «применить силу» на глазах у детей, раз уж без нее никак. Сутки, увольнение, переезд, но его таки достал ГУБОП. Милиционеры избивали учителя дома, в бусе, ставили на растяжку и вынуждали наступить на расстеленный в кабинете БЧБ-флаг. Суд закончился штрафом, но перед этим была пикантная история в ИВС. Сейчас Василий обосновался в Варшаве. «Медиазона» рассказывает его историю.

Василий Плешкунов. Фото из личного архива, "Медиазона"
Василий Плешкунов. Фото из личного архива, «Медиазона»

«Пускай дети и учителя видят, как вы применяете ко мне силу»

Василий Плешкунов говорит, что «всегда высказывался против власти», но после выборов 2020 года решил участвовать в протестах, потому что по-другому поступить не мог. 11 августа учитель труда гимназии № 3 вышел на марш вместе с другими могилевчанами, и в толпе встретил родителей своих учеников.

— Они говорят: «О, нифига себе, и учителя с нами!» Я говорю: «А как вы хотели? Вы что, думали, что мы тоже фальсификаторы? Среди нас больше нормальных людей, чем дерьма». Это очень сильно людям понравилось, — вспоминает Василий.

По словам учителя, о ситуации в стране он активно писал на своих страницах в соцсетях и регулярно ходил на акции протеста, поэтому ожидал, что за ним придут из милиции. Однажды ему позвонил сотрудник РОВД и попросил явиться в участок — Василий ответил, что там ему делать нечего.

В сентябре силовики пришли сами. Во время уроков Плешкунову позвонила завуч и сказала, что с ним «хотят поговорить». Василий оставил свой телефон и пришел в кабинет продленки — там его ждали трое милиционеров. Они предложили учителю подъехать с ними в отделение. Плешкунов отказался ехать без повестки, и ее выписали на месте. Забрать свои вещи из кабинета учителя не отпускали.

— «Я сейчас применю силу». — «Давай. Я сейчас выйду в коридор из этого кабинета, и пускай дети и учителя видят, как вы применяете ко мне силу», — вспоминает диалог с милиционером Василий.

«Опущенный» милиционер и торт от учеников

Учителя отвезли в РОВД, где «мурыжили» около пяти часов. Допрос проводил милиционер Тимур Пархоменко — Плешкунов рассказывает, что он допрашивал и многих его друзей.

— Он мне вменял в вину, что, проходя мимо тихаря, я ему показал палец вниз и сказал: «Че стоим? Работать надо», — говорит учитель.

По версии Пархоменко, таким образом Василий оскорбил милиционера, показав жестом, что он «опущенный».

— Я ему говорю: «Молодой человек, вы же говорите, что историю учили. В какой колонии вы учили такую историю? Такую интерпретацию я слышу в первый раз», — смеется Плешкунов.

Суд учитель называет «цирком на дроте» — во время заседания завис скайп, судья Плешкунова не слышала и «лялякала о своем». Василию назначили 10 суток ареста.

После освобождения Плешкунов пришел в гимназию — ученики купили торт и поздравили его с возвращением, а коллеги говорили, что Василий отсидел «за себя и за них».

— Потом я подошел к директору, сказал: «Я прекрасно понимаю, что тебя заставят меня уволить. Я сейчас ищу работу до каникул, и на каникулах я уйду», — вспоминает он.

Начала каникул директор школы не дождался — примерно через месяц после освобождения сообщил, что в горисполкоме ему сказали уволить Василия и еще одного работника.

— Сразу меня уволить не смогли. Перед тем, как меня задержали, я взял восемь донорских дней (Василий был донором крови. — Прим. «Медиазона»). Отсидка перекрылась этими днями, — объясняет Плешкунов.

Василий продолжал ходить на акции в Могилеве. Вскоре дочь нашла ему работу электрика в Минске, и Плешкунов переехал в Жодино к своей девушке. Там силовики почти не беспокоили Василия — было всего несколько звонков.

«Нас звать не надо»

Уже в 2021 году жодинский следователь предложил учителю «переговорить». Василий отказался, и следователь стал объяснять, что на него «пришла бумага» из Могилева: в Facebook Плешкунова обнаружили «антиконституционную деятельность». Учитель согласился и предложил перенести разговор на следующий день. Следователь не перезвонил.

— Я телефон выключил и говорю: «Братишка, спасибо». Почистил все на странице в Facebook и ее удалил. Через месяц мне приходит бумага: антиконституционной деятельности не обнаружено, поэтому дело закрыто, — рассказывает Плешкунов.

В следующий раз из органов ему позвонили в 2022-м, после начала полномасштабной войны в Украине. Милиционер сказал Василию, что тот проходит свидетелем по уголовному делу и должен приехать в Могилев.

— Никуда я не хочу ехать. Надо будет — приедете сами. Вы знаете, где я живу. И только скажите мне, что вы не знаете это все, — передает свой ответ Василий.

В Могилев он вернулся по семейным обстоятельствам в феврале 2023 года. 23 февраля знакомые музыканты Плешкунова устроили концерт — с ними он пробыл до утра и ушел домой отсыпаться. Проснулся от стука — подумал, что дочь не может попасть в квартиру, и открыл дверь.

— Стоят пятеро — четверо в масках с оружием, пятый без маски. Я уже сразу понял, кто чего. Зашли в квартиру. Я говорю: «Чего это вы идете? Я вас что, звал сюда?» Отвечают: «Нас звать не надо».

Силовики сказали Василию, что с его аккаунта в Telegram «производится какая-то непонятная деятельность». Плешкунов ответил, что это вполне возможно — он недавно потерял телефон и подал в милицию заявление об утере. Пока учитель разговаривал с силовиками, один из них принес запасной телефон из другой комнаты. Разблокировать его Василий отказался, и силовики сказали поехать с ними.

— Одеться я успел, слышу крик: «Давай быстрее! Чего ты там телишься?!» Я говорю: «Сейчас, ребятки, подождите». После этих слов они начали меня бить. У меня единственная мысль была: «Не, ребята, бить вы не умеете, в 90-е вы не жили. Там били не так, били крепче», — вспоминает Плешкунов.

Учителя затащили в милицейский бус, там поставили на колени и сорвали с руки белый браслет. По дороге тоже били — уже по голове и спине. Телефон разблокировали отпечатком пальца Плешкунова, а в ГУБОПе поставили на растяжку «почти в шпагат». Василий добавляет, что простоял в растяжке около полутора часов, от наручников занемели пальцы — мизинец правой руки до сих пор работает плохо.

— Я стою и понимаю, что мне становится плохо. Говорю: «Ребятишки, если сейчас не стану нормально, будете мне скорую вызывать». У меня давление поднимается, я гипертоник. Говорит: «Ну ладно, встань нормально», — вспоминает педагог.

По словам Василия, пока он стоял в коридоре, сотрудники ГУБОП допрашивали учительницу из другой могилевской школы по поводу комментария в 2020 году. Плешкунову вменили репост из телеграм-канала «Кулуары КУКУ». Василий рассказывает, что состоял в чате «Страны для жизни», участники которого «поставляют новости», но в ГУБОПе на это не обратили внимания.

Требовали наступить на флаг, разблокировать телефон, угрожали посадить. В итоге — штраф

— Завели меня в кабинет, на полу лежит наш флаг. Стоит тварюка, расправляет его ногами, чтобы ты обязательно на него наступил. Естественно, на флаг я не наступил, — говорит Плешкунов.

Сотрудник ГУБОПа дал Василию связаться с дочерью, разговаривали они по громкой связи. «Ребенок у меня сразу в истерику. Я говорю: „Так, успокойся. Позвони Ире — это средняя дочка — она знает, что делать“».

Позже учителя отвезли в РОВД Ленинского района Могилева, где его допрашивал следователь. Он требовал разблокировать телефон и угрожал посадить Василия «по пятнашке до мая месяца». Этот же следователь, по словам Плешкунова, позвонил его дочери.

— «Твоего папу взяли пьяным на вокзале. Рано утром он там ходил, лозунги орал. В участке кидался на милиционеров и кричал, что их всех поперевешают. Так что теперь готовься — папу и маму лишат родительских прав, а ты пойдешь в приют», — передает слова следователя Плешкунов.

Ночью учителя и еще четверых задержанных повезли в ИВС. Участковый, который их сопровождал, сказал: «Да нафиг мне это нужно? Я как идиот тут езжу. Мне моя работа нравится — людям помогать, а я вот должен вас возить», вспоминает Василий.

«Ну что, пойдем? Они у нас трусы понюхают»

Всем задержанным выписали протоколы по статье о распространении экстремистских материалов (ст. 19.11 КоАП), суд ждал в двухместной камере. Позже туда привели еще двух человек.

В камере были клопы, задержанным выдавали только туалетную бумагу. По ночам ожидающих суда поднимали два раза — нужно было подойти к «кормушке» и назвать свою фамилию. Днем «шмон» проводили трижды, после этого задержанных переводили в другую камеру.

— Один у нас шутил: «Ну что, пойдем? Они у нас трусы понюхают». Мы раздевались до трусов. Руки в наручниках спереди. Выходим в коридор, там как обычно лицом к стене, руки на стену. Смотрят шмотки, потом подходят, снимают тебе трусы. Не знаю, что там они искали. Тем более что там помыться возможности нет. Какой кайф они испытывали от наших ароматов, я не знаю, — смеется Василий.

Суд назначил учителю 740 рублей штрафа (20 базовых величин). Плешкунов рассказывает, что надеялся на «сутки», потому что за них нужно меньше платить.

«Слышишь, короче, теперь мы тебя посадим»

Оплатить штраф Василию помогли дети. После суда он думал об отъезде из Беларуси, уехать из страны ему советовали и друзья. Вскоре после освобождения учителю позвонили с неопределенного номера.

— «Ты, слышишь, короче, теперь мы тебя посадим, ты вообще оттуда не выйдешь. И вообще ходи оглядывайся». После этого телефон отключился, — говорит Плешкунов.

После этого звонка могилевчанин решил уехать. Он получил польскую визу и пересек границу в конце мая. Учитель признается, что ехал в никуда, но ему помогли знакомые. Сейчас Василий живет в Варшаве, подал документы на международную защиту, нашел подработку и обратился к психологу.

— Общение с нашими все-таки больше дает, чем общение с психологом, — признается он.