Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  2. Российская авиация из-за потерь снизила активность на востоке. Новое направление, где атак больше, чем у Авдеевки. Главное из сводок
  3. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  4. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  5. «Стыдно шляться с тряпкой Лукашенко». Кто в Литве выступает против мигрантов из Беларуси, а кто их поддерживает
  6. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  7. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)
  8. «Из уха текла кровь, он начал расстегивать ширинку у моего лица — его забавляла ситуация». Белоруски — о том, как пострадали от насилия
  9. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  10. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  11. «Вплоть до увольнения». Госслужащим разослали инструкцию, как себя вести
  12. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  13. Лукашенко подписал указ «о переводе госорганов и организаций на работу в условиях военного времени»


К задержанному журналисту «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадию Можейко, который находится в СИЗО в Жодино, уже 10 дней не могут попасть адвокаты. Об этом сообщила «КП» его мама. Издание пишет, что в СИЗО продлили карантин на неопределенный срок, Геннадию нельзя ничего передать и нет обратной связи. При этом следователи с родителями не связывались.

Мама Геннадия рассказала, как часто адвокаты встречаются с ним.

— За все это время они виделись только 2 раза. И то со следователем. То есть никакого личного общения. Они даже не могут объяснить ему как правильно себя вести. В первый раз они встретились 4 октября, когда Гене избирали меру пресечения и 11 октября, когда прошло 10 суток, как его задержали. Он тогда смог вкратце предать, что ему нужно из вещей, — рассказала мама Геннадия.

По ее словам, по состоянию здоровья Геннадия нет никакой информации. «Есть ли больные в камере, здоров ли сам Гена, — сказала его мама. — От него же нет даже обратной связи — написать он не может. Еще один важный момент: у каждого заключенного есть личные денежные счета. Мы тоже перевели деньги, но до сих пор не знаем, имеет ли он возможность ими воспользоваться, купить что-то в магазине. Не лишним было бы передать какие-то продукты питания: апельсины, яблоки, копченую колбасу, хоть макароны быстрого приготовления. Но нам фактически в этом отказано. Даже маски не взяли, не объяснив почему. А у них же там карантин по коронавирусу».

Что случилось с «Комсомолкой» и Геннадием Можейко

Сайт издания «Комсольская равда в Беларуси» заблокирован в Беларуси с 29 сентября. Как заявили в Мининформе, это было сделано на основании решения Межведомственной комиссии по безопасности в информационной сфере при правительстве в связи с размещением на сайте «информации, способной причинить вред национальным интересам».

Причиной стала статья журналиста Геннадия Можейко, посвященная погибшему во время перестрелки на улице Якубовского в Минске Андрею Зельцеру.

Можейко задержали 1 октября то ли в Москве, то ли в Минске, по уголовному делу, возбужденному по ч.3 ст. 130 (Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни) и ст. 369 (Оскорбление представителя власти) УК РБ. По первой статье максимальный срок наказания составляет до 12 лет лишения свободы, по второй — до трех лет.

В Минске в его квартире сотрудники КГБ провели обыск.

5 октября «Комсомольская правда» приняла решение закрыть свое представительство в Минске ЗАО «БелКП-ПРЕСС».

11 октября стало известно, что Геннадию Можейко предъявили обвинение по двум статьям Уголовного Кодекса. Его обвиняют в разжигании социальной вражды или розни и оскорбление представителя власти.

По этому делу назначили лингвистическую экспертизу, специалисты проверят шесть слов из его статьи.