Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Не прошла в Европарламент — и приехала в Беларусь прославлять Лукашенко. Рассказываем о непростой судьбе новой героини госпропаганды
  2. Прогноз по валютам: мощные курсовые качели раскачали доллар до максимума, но и это не предел
  3. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  4. В Минске отреагировали на предупреждение Польши о возможном закрытии оставшихся двух пунктов пропуска
  5. Уроки вождения, запрет заграничных школ, новый удар по ИП. Власти подготовили изменения для школ — что в законопроекте
  6. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  7. При нападении в российском Дагестане были убиты более 15 силовиков, несколько гражданских и шесть боевиков
  8. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  9. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  10. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  11. Вы знали, что СССР в 1948 году хотел уморить двухмиллионный город голодом? Людей спасли «конфетные бомбардировщики» — вот как это было
  12. Польские визовые центры меняют правила подачи документов для беларусов
  13. В Беларуси закрывается еще один частный вуз
  14. В ISW рассказали, с какой целью российские власти размещают военную технику в гражданских районах Крыма и поощряют туризм на полуостров


В понедельник объединение BELPOL рассказало о реконструкции здания бывшей лечкомиссии в центре Минска. По предположениям бывших силовиков, там будет очередная резиденция Александра Лукашенко. В опубликованных материалах есть документы, подписанные руководителями структур Управделами президента, также говорится, что договор составлен «на основании отдельного распоряжения главы государства». Финальная стоимость объекта — более 43 миллионов рублей. «Зеркало» попыталось узнать у должностных лиц, действительно ли там будет очередная резиденция и, если это так, почему власти выделили на нее деньги и проводят работы втайне от общества.

Прогресс в реконструкции на спутниковых снимках. Фото: BELPOL
Прогресс в реконструкции на спутниковых снимках. Фото: BELPOL

«Не переживайте, все хорошо»

Еще в феврале издание «Точка» писало о таинственной стройке в центре Минска в здании бывшей лечкомиссии на Красноармейской, 15. Там «за высоким забором» работала техника, на вопросы корреспондента строители отвечать отказались, «сославшись на подписку», за всем «наблюдали» расставленные по периметру видеокамеры. На объекте не было паспорта, с вопросами работники всех отправляли в Управделами президента (УДП).

В документах, которые опубликовал BELPOL, есть подпись руководителя Главного управления капитального строительства при этой госструктуре — Евгения Галина. Когда туда позвонила журналистка «Зеркала» как жительница Минска, которую заинтересовала загадочная стройка и новость про резиденцию, чиновника не оказалось на месте.

— Писали в СМИ, что на месте бывшей лечкомиссии строится новая резиденция Лукашенко.

— Ну, и что? — не удивилась сотрудница в приемной, правда, добавила: — Первый раз такое слышу. В интернете, знаете, можно многое прочитать.

— Да, но там документы опубликованы, подписаны вашим управлением — начальником Евгением Галиным. Просто столько уже резиденций у Лукашенко, зачем еще одну?

— Ничего там не строится. Не переживайте, все хорошо, — засмеялась собеседница.

Документ о поставке диванов в адрес Главного управления капитального строительства Управления делами Лукашенко. Фото: BELPOL
Документ о поставке диванов в адрес Главного управления капитального строительства Управления делами Лукашенко. Фото: BELPOL

— А не знаете, почему паспорта нет на объекте? Это странно.

— Нет, не знаю (смеется).

— Не может же просто в центре Минска что-то строиться, чтобы в УКСе ничего об этом не знали.

— Почему? Может. Вы всему верите, что пишут в интернете? — атаковала вопросами женщина. — Ну, я не могу вам такую информацию дать. Первый раз слышу от вас.

— И вы не знаете, что там строится? Вы же работаете в Управлении капитального строительства.

— Нет, не знаю.

— Это же не просто какой-то дом — здание бывшей лечкомиссии.

— Девушка, вы прочитали что-то в интернете и хотите, чтобы я об этом знала! До свидания, — бросила она трубку.

Главный инженер УКСа разговаривать тоже отказался, лишь заметил, что работы уже не ведутся. Какое учреждение разместится в реконструируемом здании, чиновник не ответил.

— Не могу вам ничего комментировать. Обращайтесь к собственнику — это главное хозяйственное управление [управделами президента].

— А почему все тайно? Написано, больше 40 миллионов рублей потратили на эту стройку.

— Не тайное это… Девушка, вот вы этому верите? Обращайтесь официально. Я не имею права [разглашать информацию], ничего не могу сказать по данному вопросу.

«Не писали, что там еще космодром построили для запуска ракет?»

В приемной Главного хозяйственного управления, куда мы позвонили, лишь сказали, что «просто ведется реконструкция здания». По словам сотрудницы, в структуре «не знают, что там будет располагаться»: «дали проект — строители работают по проекту».

— Документы есть, подписанные сотрудниками Управделами, что там будет резиденция, уже и диваны закупаются, и сауны.

— Ну что вы! Знаете, в интернете можно такое почитать, что и сам себя не узнаешь…

— А про резиденцию вы ничего не слышали, да? Просто так удивительно, и так уже 17 резиденций, зачем еще одна.

— Да вы что! Откуда такие новости? Я знаю только одну — Дворец независимости. Ой, ну давайте не будем с вами эти вещи обсуждать. Я, например, не знаю такого, — заверила сотрудница госструктуры, подчиненной Лукашенко.

Визуализация спальни в здании на улице Красноармейской. Фото: BELPOL
Визуализация спальни в здании на улице Красноармейской. Фото: BELPOL

Она посоветовала позвонить в ремонтно-техническое управление, которое также входит в состав Главного хозяйственного управления УДП. Но и там отказались сообщить какую-либо информацию. Начальник ответил, что «не отвечает за то, что пишут в соцсетях и каких-то каналах», а здание на Красноармейской — административное, историко-культурная ценность.

— Писали, что там и бассейн есть, и СПА — выложили целые планы здания. Диваны закупались на адрес главного управления капитального строительства.

— На заборе тоже можно написать все, что угодно. Это же не значит, что этому надо верить. Это просто административное здание, обыкновенное, как все остальные. Какие там бассейны?! Не писали, что там еще космодром построили для запуска ракет?

— Писали, что 40 миллионов потратили на эту реставрацию.

— А давайте я вам напишу, что там потратили два миллиарда. Могу сказать, что 30 рублей. Это слова все, понимаете. В чем вопрос? Не читайте на заборе — читайте в официальных сайтах, смотрите новости.

— На официальных сайтах не написано. Было бы где-то — почитали бы. А сколько реконструкция стоила?

— Официально запросите, пожалуйста. Как должностное лицо я должен буду информацию эту вам предоставить. А так, неизвестно кому — извините, не в моей компетенции.

— Но мы же налоги платим. Разве не из бюджета на административное здание тратились деньги?

— С чего вы решили, что это налоги? Я не обязан вам рассказывать источники финансирования наших объектов. Вы кто? Что, я рупором на улице должен стоять и рассказывать всем все, что знаю? Расскажите вы про свою жизнь: сколько у вас зарплата, куда вы ее тратите, на какие нужды. Мне тоже интересно.

— Я спрашиваю вас про деньги из бюджета, про то, что строится в том числе за деньги налогоплательщиков в центре Минска, а не про вашу зарплату.

— Почему это деньги налогоплательщиков, с чего вы решили? Я думаю, что это не так. Это мое мнение. Я вам не скажу [откуда деньги на реконструкцию шли], поймите вы меня. Может, из бюджета, может, не из бюджета. Может, были разные статьи, какая-то спонсорская помощь…

Что будет с многопрофильным медцентром, который обещали построить на этом месте, чиновник не знает. Предположил, что, наверное, построили современное здание, «чтобы всем было удобно», вместо «историко-культурной ценности, где малые кабинеты и здание изначально было не предназначено под лечащее учреждение».

«Да хоть сто резиденций!»

Эти вопросы мы также задали депутату Олегу Гайдукевичу. Парламентарий в свойственной манере ответил, что все — «чушь собачья и ерунда».

— Когда три-два участковых, которые здесь алкоголиков не могли отправить в ЛТП, вдруг уехали в польскую гостиницу и расследования проводят! Все это ерунда. Вся эта информация — фейк.

В то, что в фильме BELPOL показаны документы, подписанные должностными лицами, Гайдукевич тоже не поверил. Он заявил, это «бред», а «Байпол не может обладать никакой информацией», а потом попытался сменить тему.

— И вообще, если брать Лукашенко — это единственный президент, который не распродал страну. Нравится кому-то или не нравится. Все распродано: всю Украину распродали, Литву всю распродали, — эмоционально заявил Гайдукевич, не уточнив, что имеет в виду и о каких фактах говорит. —  У него ни счетов, ни дети нигде за границей не находятся, и страна не продана!

— И 17 резиденций.

— Да хоть сто резиденций! Это все народу принадлежит. Хоть 200! Лукашенко не продал ничего. Ни-че-го!

— А народ может как-то приехать туда хоть на экскурсию, жить там? Как тогда они народу принадлежат?

— Зачем? Уже эти дураки на Майдане в 2014 году искали унитаз Януковича, бегали. И страну проср*ли! Забрали теперь все у них — ничего нет: ни земли, ни пляжей. Все уничтожили! Во всем мире у президента должна быть резиденция. Но наш Лукашенко чем молодец — он ничего не продал, не распродал ни пяди земли. И когда, рано или поздно, власть поменяется (но она будет преемственной, никогда те, кто в Польше, к власти не придут), все будет то же самое: эти резиденции будут использовать новая власть. Через 50 лет или через 100.

— Зачем их больше, чем одна?

— Кто вам сказал, что их больше, чем одна? Каждое здание принадлежит Управделами, оно используется для каких-то целей. Но вообще вопрос не по компетенции задаете, но я высказал свое мнение, — завершил Гайдукевич.