Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  2. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  3. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  4. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  5. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  6. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  7. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  8. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  9. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  10. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  11. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  12. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым


ИТ-компании продолжают получать списки сотрудников, делавших донаты в протестные фонды. При этом на беседу в КГБ и «выплату штрафов» настойчиво зовут в том числе тех, кто уже не в стране и не работает в компаниях из донат-списков, пишет Devby.io.

Фото: TUT.BY
Здание КГБ, Минск. Фото: TUT.BY

Свежие истории релокантов

«Уехал, уволился, а теперь меня ищут»

 — В аутсорс-компанию (основной заказчик из России), из которой я уволился еще полгода назад, недавно пришел донат-список. В нем оказалась и моя фамилия. Об этом мне сообщил бывший коллега и сказал, что меня ищут.

Сколько человек попало в список, я не знаю. Компания всем предложила сходить в КГБ, как они просят, покаяться — и тогда «выдадут справку о невозбуждении уголовного дела». Но так как я уже не в Беларуси, просто принял информацию к сведению. Уехал ещё до увольнения из компании — сразу после выхода из СИЗО. Поэтому мне не важно, дадут или нет ход делу в отношении меня касательно донатов.

Знаю, что бывшие коллеги сходили на встречу в КГБ сразу небольшой компанией. Рассказали, что поговорили спокойно и ненапряжно. Всем дали чеки на оплату (про суммы мне не рассказывали) и отпустили. Теперь они ждут «справку о невозбуждении уголовного дела». Но ведь когда ты идешь с повинной — по факту признаешь вину и можно открывать дело. Из рассказов друзей знаю, что их коллеги ходили, платили, а потом еще месяц-два ждали решения по поводу уголовного дела.

Знакомая, которая уже больше года назад уволилась из белорусского офиса своей компании, рассказала, что тоже оказалась в аналогичном списке. В компании было общее собрание со всеми из списка. Её бывшие коллеги потом перечислили по 1000 долларов на счёт организации здравоохранения.

«Если не приедем, уголовному делу дадут ход»

 — В прошлом году я уволилась из небольшой аутсорсинговой компании (штат до 100 человек). А сейчас оказалась в донат-списке, который пришел в компанию. Об этом я узнала от бывшего директора. Он позвонил в Польшу, предложил приехать, сходить в КГБ и заплатить штраф минимум 1000 долларов.

Я донатила через фейсбук подруге на реабилитацию родственника. Бывшая коллега донатила всяким кошкам-собакам, но ей тоже позвонили, как и другим ребятам, которые переехали в Польшу, и передали информацию из КГБ. Сказали, что все будет культурно и цивилизованно, и что по инциденту с донатами не будет уголовного дела. А вот если мы не приедем, то делу дадут ход. Слышала, что коллеги, которые остались в Минске, ходили на беседу в КГБ.

+1 кейс от айтишника в Беларуси

«В КГБ вызвали второй раз»

 — Наша компания оказалась среди тех, кто получил донат-список. Сотрудников собрали, объяснили ситуацию и сказали, что тех, кто в списке, вызывают в КГБ. Каждый день в КГБ должно приходить по 2−3 сотрудника из списка.

Моя фамилия тоже оказалась в списке, но у меня другая ситуация. За 2 месяца до повторного вызова я уже побывал в КГБ по поводу донатов и «оплатил штраф».

Информацию (о донатах. — Прим.) передал банк. Мне позвонили из КГБ по месту прописки и пригласили на беседу. Причину явки не называли, но мне было понятно, в чем дело. Я сделал выписку в банке и пришел к ним. Вся процедура заняла около двух часов, включая досмотр телефона. Мой донат был на сумму 37 долларов, но «штраф», который я заплатил, был не в 10-кратном размере (такую компенсацию ранее требовали силовики), а больше — 500 долларов.

Мне предложили 3−5 вариантов, куда я могу сделать перевод, но так как я не знаю, что это за организации, попросил сделать выбор за меня. Мне указали такой-то расчетный счет благотворительного фонда, и я перевел 500 долларов.

Когда донат-список пришел уже в компанию и коллег стали вызывать на беседы, я тоже пошел в КГБ, но уже в Минске. Объяснил ситуацию сотруднику и передал копию оплаты. На все ушло около 15 минут.

Своим коллегам я рассказал об опыте визита в КГБ, как проходит беседа. Знаю, что все, кто уже сходил, платили минимум 1000 долларов. Один человек после появления в компании списка сразу же уехал.

Мне после первого визита в КГБ обещали через две недели выдать бумагу о невозбуждении уголовного дела. В итоге получил ее через почти 2 месяца.

Как выглядит бумага об отказе в возбуждении уголовного дела

Один из собеседников показал документ.

Иллюстрация с сайта Devby.io
Иллюстрация с сайта Devby.io

Предыстория

Первые донат-списки ИТ-компании получили в начале 2023 года. Источники Devby.io утверждали, что такие списки якобы рассылала администрация ПВТ. В поле зрения силовиков попали в том числе EPAM и Wargaming/Lesta. В списки в зависимости от компаний насчитывалось от нескольких десятков до нескольких сотен человек.

Донативших просили прийти в КГБ. Позже выяснилось, что в КГБ вызывают не только айтишников, но и работников банков и других компаний.

В поле зрения силовиков попали, в частности, те, кто делал донаты через Facebook Pay в конце лета - осенью 2020 года. Информацию о транзакциях силовики получили из белорусских банков. По мнению основателя одного из фондов Андрея Стрижака, у силовиков также была возможность получать информацию о донатах через белорусские криптобиржи, так как все они находятся под контролем властей.

После подтверждения факта доната сотрудники КГБ просят сделать новый донат в госорганизации (детские дома, больницы, хосписы) или благотворительные фонды. Чаще всего речь шла о сумме в 10 раз больше суммы доната. Позже айтишники, побывавшие в КГБ, рассказывали, что минимальная сумма пожертвований, в частности, в Минске, составляет 1000 долларов.

После выплаты «компенсации» силовики обещают прислать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Кого задержали за донаты

Не всем айтишникам (и не только), донатившим в фонды, удалось избежать уголовного преследования. Неизвестно, связано ли это со «списками» из ПВТ и отказом/согласием побеседовать с КГБ и сделать «покаянный» донат в госфонды.

  • В январе этого года силовики задержали программиста компании Netcracker Руслана Завадича. Его обвинили в финансировании деятельности экстремистского формирования (за донаты в размере 50 долларов) и приговорили к 3 годам колонии общего режима.
  • В марте правозащитники сообщили о суде над айтишником из Лиды Виталием Черноусовым. Его задержали ещё летом 2022 года. За донаты айтишника приговорили к 5 годам колонии усиленного режима и штрафу в 16 тысяч рублей.
  • В марте в Минске задержали экс-сотрудницу Wargaming Ксению Алькенову за донаты. По данным правозащитников, суд над девушкой состоялся еще 10 июля, но его результат неизвестен. При этом на 29 сентября назначено рассмотрение апелляции Ксении в Верховном суде.
  • Также в марте стало известно об аресте из-за донатов сотрудника EPAM Андрея Баранова. По информации правозащитников, в конце мая уголовное дело против айтишника закрыли из-за отсутствия доказательств, а его освободили из СИЗО.

Это не все известные случаи. Информация о многих таких случаях, вероятно, не попала в публичное пространство.

Читайте также:

Почему вам отказывают в европейских компаниях? Спросили ИТ-рекрутерку с 10-летним опытом

За 2 года минский офис разработки Tinkoff вырос до 400+ человек

Google начала делать хромбуки в Индии