Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  2. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  3. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  4. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  5. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  6. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  7. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  8. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  9. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  10. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  11. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  12. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну


Охота на зубра в Беларуси может стоить 45 тысяч евро, а медведей иногда приходится «утилизировать», рассказали в эфире СТВ эксперты природоохранной и охотничьей сфер. Разница между краснокнижными зубром и медведем в том, что первый имеет «бинарный статус», а второй — нет.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Unsplash / Steven Cordes
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Unsplash / Steven Cordes

«Надо понимать, что трофейная охота — это договорная охота. Охотпользователь предлагает, он всегда хочет цену повыше. Охотник пытается сэкономить. Это все договариваются. Но самые успешные до 45 тысяч евро доходили договоры на добычу того же зубра», — рассказал начальник отдела охотничьего хозяйства Минлесхоза Александр Козорез.

У зубров в Беларуси «бинарный статус», отметила консультант управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Татьяна Железнова. То есть есть охраняемые животные и те, на которых можно охотиться. В Беларуси наибольшая популяция зубров в мире — их свыше 2700, и они «распространены, в принципе, по всей территории». Добывают старых и больных зубров.

Об охоте на зубров за 450 тысяч евро 12 лет назад сообщало госагентство БЕЛТА. Якобы некий немец за три дня столько потратил в Беловежской пуще. Однако в самой пуще это опровергали. И как раз назвали сумму «порядка 40 тысяч» евро. «Тут не то что за три дня, за месяцы не управишься! Так что никакие немцы у нас зубров за 450 тысяч евро не отстреливали», — комментировали тогда ситуацию в нацпарке.

А что с расплодившимися медведями

Козорез отметил, что при встрече с медведем его нужно обойти и животное «пойдет своей дорогой».

«На сегодняшний день ни один медведь самостоятельно не проявил какую-то агрессию по отношению к человеку — видя нас, они, наоборот, стараются избежать конфликтной ситуации», — подчеркнула Железнова.

Охотиться на медведей в Беларуси нельзя — они в Красной книге и небинарны в отличие от зубров. Однако при угрозе хищника «утилизируют».

«Ситуация следующая: если комиссия выезжает, и в какой-то определенный момент его надо отстрелять, такие решения принимаются, то это просто отстрел, он утилизируется. В тот же момент можно взять охотника, который заплатит за это деньги, и государство получит за это определенную прибыль», — отметил начальник управления охоты, рыболовства и туризма Белорусского общества охотников и рыболовов Сергей Цебрук.

Цебрук считает, что медведи как хищники — конкуренты охотников: «Мы все-таки охотпользователи, мы растим животных, мы охотимся, зарабатываем на этом какие-то средства. Поэтому конкуренты для нас — это, конечно, не очень хорошо. И чем их становится больше, тем, соответственно, нам от этого хуже». Ранее БООР выступила за исключение медведя из Красной книги.

Сейчас к росту популяции медведя применяют научные подходы. «Сейчас проработали вопрос о единых методических пособиях по учету медведя. Будем осуществлять его мониторинг и уже на основании этих данных будем принимать решение», — рассказал замгендиректора НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам Павел Гештовт.

По его словам, медведя можно считать представляющим опасность, если он постоянно ходит где-то в населенном пункте. А если животное «заскочило и так же быстро убежало», то это нормально и неопасно.