Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  2. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  3. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  4. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  5. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  6. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов
  7. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  10. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  11. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  12. Украина развернула целую кампанию и активно наносит удары по системам российской ПВО — вот для чего она это делает
  13. «П**дец, что был при Залужном, сейчас сильно аукается». Интервью с беларусом-танкистом о трофейной технике РФ и проблемах на фронте


По статистике, три из десяти беременностей прерываются по решению женщин. Причины, по которым они это делают бывают разные, но в некоторых случаях такой шаг предпринимается под давлением партнера или семьи. Так случилось и с Бритни Спирс, которая недавно призналась, что сделала аборт лишь потому, что на этом настаивал ее экс-партнер Джастин Тимберлейк. «Зеркало» рассказывает истории белорусок, которые оказались в похожей ситуации: одна из них поддалась на уговоры мужа и избавилась от ребенка, а вторая — заставила дочь сделать аборт, но теперь об этом жалеет.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Karolina Grabowska
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Karolina Grabowska

Имена собеседниц изменены в целях их безопасности.

«Обещала малышу, что все будет хорошо, а получилось по-другому»

В жизни 63-летней Ирины было два аборта, и чувство вины за них не покидает женщину до сих пор. В 30 лет она вышла замуж по любви и не сразу заметила, что муж был прямолинейным и категоричным, не принимающим во внимание мнение и чувства другого человека. Впоследствии, по мнению Ирины, это сыграло свою роль.

— Когда нашему первенцу исполнилось лет пять, решила, что можно подумать о втором ребенке, перестала предохраняться и снова забеременела. Я помнила, что изначально был уговор не останавливаться на одном ребенке, поэтому меня очень ранила резкая реакция мужа, — вспоминает собеседница. — Он сразу начал настаивать, чтобы я делала аборт, прикрываясь всем, чем угодно: мое слабое здоровье, постоянно болеющий сын… К тому же, как оказалось, он был готов к двоим детям, только если бы первой на свет появилась девочка! Ему нужен был сын, а он у нас уже родился.

Как рассказывает Ирина, все это происходило в 1990-е годы. У пары была своя квартира, но стабильный заработок отсутствовал. Приходилось просить помощи у родителей, за что они выслушивали постоянные упреки.

— Сейчас я понимаю, что реакция мужа была такой еще и потому, что он чувствовал себя неуверенно в финансовом плане. Но мне так хотелось этого ребенка, а он и слушать не хотел, — с горечью рассказывает Ирина. — Я долго тянула с абортом. Тогда по телевидению шел сериал «Богатые тоже плачут», где героине приходилось скрывать свои чувства и реальное положение дел в семье. Вот и мне, как и ей, было не с кем поговорить и не у кого попросить поддержки.

Мать Ирины также настаивала на аборте — и, не выдержав давления со стороны близких, наша собеседница все-таки решилась его сделать.

— Перенесла я его легко. Сразу после процедуры даже было ощущение легкости, ведь «проблема» решена, — вспоминает женщина. — Но позже навалилась ужасная пустота в душе и не проходящее чувство вины. Я никогда не думала, что смогу сделать такое!

После аборта Ирина заметила, что ее отношение к мужу поменялось: появились сомнения в его чувствах. Собеседница считает, что в любящих семьях, несмотря на все сложности, в том числе и финансовые, детей хотят и не будут избавляться от беременности.

Через пару лет у Ирины получилось забеременеть снова. В этот раз мужу даже не пришлось настаивать на аборте: беременность протекала плохо. Из-за высокой вероятности выкидыша на раннем сроке избавиться от плода порекомендовали врачи.

— Второй раз уже было проще: знала, что за процедура меня ждет. Но морально все равно было невыносимо. Во время беременности я разговаривала со своим малышом, обещала, что все будет хорошо, а получилось по-другому, — вспоминает женщина, не сдерживая слез.

После второго аборта Ирина начала еще больше подмечать, что они с мужем живут вместе только из-за сына и общей квартиры, а от прежней любви и искренности в отношениях не осталось ни следа.

— Не думаю, что если бы ребенок родился, это удержало бы нас от развода. Многие пары и с маленькими детьми на руках расстаются, — говорит собеседница. — Когда сын учился в старших классах, я поняла, что больше не могу терпеть, что мое мнение не учитывается, что муж просто давит свои авторитетом и самостоятельно принимает все решения. Стала играть «в молчанку» — по своей глупости думала, что он заметит, захочет понять, почему я так явно его игнорирую. А он просто нашел другую женщину — помоложе.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / Samuel Rios
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / Samuel Rios

Далее последовал развод, раздел имущества и переезд Ирины с сыном в другую квартиру. Как рассказывает женщина, это все окончательно ее подкосило. Она очень сильно похудела, стала мало времени уделять сыну. А бывший муж Ирины с ним видеться и вовсе больше не хотел.

— Самостоятельно я не смогла выбраться из того тяжелого состояния и из последних сил пошла лечиться у психотерапевта. Несмотря на то, что это помогло и я чувствую себя лучше, до сих не могу простить ни мужа, ни себя за то решение сделать аборт, — признается собеседница. — Я очень жалею, что мне не хватило твердости и смелости, даже под угрозами мужа развестись, сохранить ребенка. Ведь никогда нельзя жертвовать детьми ради надежды сохранить мужчину рядом.

«Вопрос, оставлять ребенка или нет, не обсуждался. Но дочь и не спорила»

Своего первого ребенка 52-летняя Мария родила еще на первых курсах университета, про аборт даже не думала: женщина была из обеспеченной семьи и знала, что родственники поддержат ее финансово. Также собеседница отмечает, что ее не пугало стать молодой мамой, потому что она любила детей, а отец ребенка сделал предложение после новости о беременности. На 10-й неделе Мария заболела гриппом — настолько, что врачи говорили о возможности выкидыша. Но у нее все же получилось выносить и родить дочь.

Через три года нашей собеседнице сказали, что у ее дочери задержка психического развития (ЗПР): о таком диагнозе обычно говорят лишь в странах бывшего СССР, в МКБ-11 — международной классификации болезней — его нет. Тем не менее дальше пошли годы коррекционной терапии и специальное обучение в школе. Муж Марии не выдержал всех сложностей и ушел из семьи.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / RDNE Stock project
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / RDNE Stock project

— Это были 1990-е: работы не было, алиментов тоже. Вскоре я снова вышла замуж. Мой новый мужчина не принял дочь: постоянно цеплялся к ней, делал замечания, наказывал, когда у нее что-то не получалось, а это было часто. Особенности психики давали о себе знать, — рассказывает Мария. — В новом браке у меня родилась еще одна дочь, которая развивалась «как по учебнику». И постепенно я переняла раздражение мужа, что старшая «не такая».

Марию часто посещали мысли, что в свое время нужно было делать аборт: тогда и не было бы этих мучений с особенным ребенком. Как женщина признается, она советовала всем знакомым, которые во время беременности болели гриппом, делать аборт и «не повторять ее ошибку».

— В итоге старшая дочь с трудом окончила школу и никакой профессии не получила. Тогда я думала, что это наибольшая проблема, которая только может быть, — признается Мария. — Но потом моя девочка впервые влюбилась по уши. А вскоре я узнала, что она беременна — срок был почти 11 недель. Вопрос, оставлять ребенка или нет, даже не обсуждался. Но дочь и не спорила — все выглядело легко и просто.

По словам врачей, аборт прошел без проблем. Только через несколько недель после процедуры Мария начала замечать изменения, которые происходили с дочерью. Она стала резко поправляться, за следующие два месяца размер одежды сменился с 46 на 54, развилась бессонница, стали появляться отеки. Мария водила дочь на обследования, но никаких патологий у нее не нашли.

— Со временем вес немного ушел. Дочь устроилась на свою первую работу, — говорит Мария. — А после этого познакомилась с будущим мужем, который полюбил ее такой, какая она есть. Казалось, что все наладилось.

Когда после аборта дочери Марии прошло шесть лет, она снова забеременела. В этот раз ребенок был желанный и в браке.

— Сначала беременность проходила хорошо. Мы очень ждали, когда ребенок появится на свет. Особенно хотелось внучку. Я представляла, как буду водить ее по кружкам, в сад, школу, — вспоминает собеседница. — Скупали детские вещички, выбирали самые лучшие.

Когда плоду было 12 недель, очередное УЗИ показало небольшой порок развития. Медики сразу направили дочь Марии в генетический центр на консультацию. Врачи успокаивали семью и говорили, что ничего страшного не случится: максимум придется сделать небольшую операцию после рождения.

Уже в два месяца у внучки Марии начал проявляться тот самый порок развития, который затронул внутренние органы. Многочисленные операции не помогали: несколько месяцев мать с ребенком провели по больницам.

— Несмотря на все операции, умственное развитие и мелкая моторика у малышки не пострадали. К году уже щебетала. Правда, первое слово у нее было «тетя», — говорит Мария. И поясняет: — Внучка постоянно слышала от мамы: тетя укол сделает, тетя послушает и так далее. Так и запомнилось.

Когда девочке исполнился год, проблемы со здоровьем усилились. Очередная операция закончилась неудачно — ребенок начал постепенно угасать.

— У меня тогда не выходила из головы мысль, что это нам с дочерью за тот аборт наказание. Я хоть неверующий человек, но пыталась поговорить со священниками, — признается женщина. — Но никакого утешения в этом я не нашла.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Arina Krasnikova
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Arina Krasnikova

По словам Марии, ее дочь также начала сдавать: снова набирала вес, постоянно плакала и впала в апатию. Собеседница каждый день ломала голову, как спасти внучку и как помочь справиться с этим всем дочери.

— Я была готова на все: теперь меня не пугали ни диагнозы, ни все сложности, которые будут. Только бы внучка была живая, пусть лежачая, с инвалидностью — пусть! — рассказывает Мария. — Но вскоре после своего первого же дня рождения малышка умерла. Дочь с мужем сразу уехала жить за город — после этого мы год не виделись, не было сил.

С тех пор прошло несколько лет. Сейчас дочери Марии уже за 30, и о детях она больше не задумывается: слишком большой травмой стала смерть ее первенца.

Мария говорит, что не знает наверняка, связаны ли последствия аборта, который сделала ее дочь, с пороком развития у внучки. Но в одном женщина точно уверена — тогда они приняли ошибочное решение. Она чувствует вину перед дочерью, что лично отвела ее на аборт, когда та была юной.

— Каждый день вспоминаю внучку раз по пять. Дома осталось все так же: кроватка, коляска, вещи, игрушки. Постоянно напоминаю младшей дочери, что если вдруг забеременеешь — рожай, никаких абортов, — говорит Мария. — Вырастим с радостью! Все неважно: глупый или умный, красивый или нет, здоровый или больной — лишь бы ребенок, живой.