Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  2. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  3. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  4. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  5. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  6. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  7. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  8. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  9. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  10. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  11. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
Чытаць па-беларуску


Несколько дней назад в немецком Цирндорфе (Бавария) в лагере для беженцев умер белорус Виктор Алексиевич, об этом сообщили правозащитники со ссылкой на его бывшего соседа по комнате. «Радыё Свабода» узнало у очевидца подробности произошедшего.

Лагерь для беженцев в немецком Цирндорфе. Фото: uahelp.wiki

О смерти 48-летнего уроженца Гомельской области Виктора Алексиевича правозащитники узнали 10 ноября, он скоропостижно умер. Что стало причиной — неизвестно.

«От нас его забрали в больницу»

«Радыё Свабода» поговорило с бывшим жителем Гродно Владимиром (имя изменено), который в ожидании интервью для получения статуса политического беженца в Германии жил в лагере Цирндорф в одной комнате с Виктором Алексиевичем накануне его смерти. По словам собеседника, все произошло в ночь на 7 ноября.

— В ночь с понедельника на вторник, около 12.00, он потерял сознание, и охранники вызвали ему скорую. Днем раньше у него был как раз такой приступ, но тогда охранники никого не вызывали, а сами померили ему давление и отправили спать. А теперь вызвали скорую. Врачи приехали, привели его в сознание и от нас забрали в больницу. А ближе к обеду во вторник охранники пришли к нам в комнату № 302, забрали его вещи и сказали, что он умер в больнице. От чего умер, не сказали — дали понять, что это не наше дело, — рассказал Владимир.

По словам очевидца, покойный Виктор сразу после появления в лагере имел проблемы со здоровьем:

— Он приехал и жаловался на приступы. Дважды падал в обморок, в душе и в нашей комнате. Рассказывал, что боится покушения на него и что ему угрожали. Охрана лагеря думала, что он под наркотиками. Но Виктор клялся, что ничего не принимал. У него обыскали все вещи и ничего не нашли. Не похож он был на наркомана — контактировал с нами адекватно.

Среди того, что рассказывал Виктор Алексиевич, больше всего Владимиру запомнились его утверждение, что он якобы является родственником писательницы Светланы Алексиевич. А также упоминание о том, что он оказался в лагере Цирндорф уже второй раз.

— Говорил об Алексиевич, что он ее брат. Не знаю, правда ли это. Много кто в комнате не поверил. Я посмотрел в интернете — не подтвердилось, что родной брат. Но в душу к нему никто не лез, все видели, в каком он был подавленном состоянии, — сообщил Владимир, добавив, что слова Виктора об Алексиевич не выглядели бредом.

«Радыё Свабода» отправило Светлане Алексиевич запрос с просьбой подтвердить или опровергнуть заявления умершего беженца о возможном родстве, но ответа пока не получило.

Владимир добавил, что Виктор действительно мог быть политическим беженцем, но при этом отметил, что деталей личной истории о преследовании со стороны белорусских властей от соседа так и не услышал.

— У него проскакивали фразы о диктатуре, репрессиях, избиениях людей. Но общие, без подробностей. Может, он к нам тоже присматривался, не особо искренним был. Знаю, что приехал он сюда из Польши. Сказал, что едва проехал через границы. Вот сейчас я вспоминаю, что он еще добавил, что около года назад уже был в этом лагере, — рассказал Владимир.

Из-за этого собеседник издания считает, что Виктор не первый раз пытался получить политическое убежище в Германии:

— Возможно, он уже подавал заявление на убежище, но получил отказ. Может, его отсюда вернули в Польшу как в первую страну Евросоюза, в которую он въехал. И он решил снова сюда приехать и еще раз попробовал. Здесь таких историй много.