Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  2. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  3. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  4. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  5. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  6. Вертолет, на котором летел президент Ирана, попал в «инцидент», до него пытаются добраться спасатели
  7. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  8. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  9. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  10. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  11. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  12. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  13. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко


В конце мая в Минске задержали блогера Романа Протасевича и его девушку Софью Сапегу. Несмотря на арест, молодой человек дал несколько интервью, стал участником пресс-конференции, оживил свой Twitter и завел телеграм-канал, в котором обещал «достоверные инсайды». В начале осени Роман исчез с медиарадаров. Его Twitter молчит с 18 августа, а последняя запись в телеграм-канале была сделана 9 сентября. Что сейчас с ним происходит, его мама Наталья рассказала блогу «Отражение».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Где именно находится Роман, мама не знает. Все, что ей известно: он под домашним арестом и постоянным наблюдением. Софья сразу находилась вместе с ним, но несколько недель назад ее увезли. Куда? Наталья не в курсе.

— Периодически мы связываемся с сыном в телеграме. Когда я вижу, что он в Cети, звоню ему. Если ему разрешают, он поднимает, — рассказывает мама. — Было время, у него на две недели забрали Интернет. Мы не знали, куда он пропал, даже еду передать не могли. Хорошо, что с ним была Соня, и они через ее карту могли что-то заказать.

Еду Роману передает сестра, которая живет в Минске. Брат предупреждает, куда и во сколько ей принести пакеты, и определенные люди их забирают. Свидание с сестрой, продолжает Наталья, Роману не разрешают.

— Видимо, у него там есть возможность готовить, поэтому дочь передает ему пельмени, сосиски, макароны. Принесла ему много книг, — описывает ситуацию собеседница. — Дочка — студентка, учится на дневном. Сейчас ей вынужденно пришлось найти подработку. Все легло на ее плечи. В Минске у меня родители, но они инвалиды. Тяжело перенесли коронавирус. У мужа две недели назад от COVID-19 умер папа. Он очень тяжело переживает, потому что не смог даже поехать похоронить отца.

— В каких условиях живет Роман?

— Не знаю, на прогулки ему не разрешено. Если раньше во время следственных действий он мог побыть хотя бы во дворике Следственного комитета, то уже около четырех месяцев он просто сидит без права выхода.

Насколько известно, следственных действий с Романом в последнее время не проводится.

Почему сын перестал вести Twitter и телеграм, мама не знает.

— Как Роман себя чувствует?

— Когда мы разговариваем, он часто говорит: «Мама, я представляю, что я на подводной лодке». Выхода [из нее] нет, связаться ни с кем [нельзя]. Сидит и сидит в замкнутом пространстве, поэтому очень тяжело. Мы надеялись, что ICAO (Международная организация гражданской авиации. — Прим. «Отражение») и Ryanаir дадут какую-то информацию о том, что там случилось. Как, почему? Но ни-че-го.

— А что с Софьей? Ее родные говорят, что она также находится под домашним арестом.

— Последний звонок от нее был месяц назад. [С тех пор] связь у нас с ней отсутствует. С чем это связано, не знаем. Запрос в Следственный комитет мы сделали, получили ответ, что связь с внешним миром для нее пока под запретом, — рассказывают близкие девушки. — Она ограничена в телефонных звонках и личных встречах. С ней все нормально… наверное.

— Вы не знаете, почему арест они теперь отбывают не вместе с Романом?

— Абсолютно [не знаю], не могу ничего сказать.

Напомним, 23 мая самолет компании Ryanair совершил вынужденную посадку в Минске. Лайнер следовал из Афин в Вильнюс. После посадки силовики задержали бывшего главного редактора телеграм-канала NEXTA (признанного белорусскими властями сначала распространяющим экстремистские материалы, а позже и экстремистским формированием) Романа Протасевича и его девушку Софью Сапегу.

После этого ЕС официально запретил всем белорусским авиаперевозчикам использовать свое воздушное пространство. Также ряд стран призвали свои национальные авиакомпании изменить маршруты полетов так, чтобы не залетать в воздушное пространство Беларуси.

23 августа в Минск прибыли представители Международной организации гражданской авиации (ICAO). Цель — расследование посадки самолета Boeing 737 авиакомпании RyanAir в Национальном аэропорту «Минск». Отчет о расследовании инцидента собирались рассмотреть в ноябре, затем отложили на январь 2022 года.

Белорусская сторона просила ICAO оказать содействие в проведении интервью с пилотом самолета ирландской авиакомпании RyanAir, чтобы выяснить его мотивы при принятии решения о посадке лайнера в Национальном аэропорту «Минск» в мае.