Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  2. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  3. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  4. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  5. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  6. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  7. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  8. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  9. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  10. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  11. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  12. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  13. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  14. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  15. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  16. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем


В суде Фрунзенского района Минска рассмотрели уголовное дело, возбужденное в отношении троих минчан, которые 11 августа прошлого года во время акции протеста сбросили деревянную дверь с балкона 11-го этажа на сотрудников милиции. Парни увидели, как силовик задерживал и избивал мужчину. Их осудили и дали два и три года колонии, сообщает лишенный регистрации правозащитный центр «Весна».

Евгений Коржель, Алексей Игнатенко, Тимофей Маженков

В обвинении сообщалось, что «в тот вечер в районе станции метро „Каменная Горка“ вспыхнули массовые беспорядки. Правоохранители с целью пресечения противоправных действий задерживали участников, которые пытались скрыться во дворах и подъездах многоэтажек. При задержании одного из нарушителей в паре метров от милиционеров с высоты упала дверь. Никто не пострадал».

Действия обвиняемых квалифицировали по статье 364 УК Беларуси (угроза применения насилия в отношении сотрудника ОВД в целях воспрепятствования его законной деятельности из мести за выполнение служебной деятельности).

Дело рассматривал судья Дмитрий Лукашевич, прокурор — Оксана Сакович.

Обвиняемые: 24-летний Евгений Коржель и 23-летние Тимофей Маженков и Алексей Игнатенко, они были задержаны 11 августа этого года. Отмечается, что Игнатенко был ранее судим по статье 147 УК Беларуси (умышленное причинение тяжкого телесного повреждения), был приговорен к трем годам «домашней химии».

Потерпевшие — два сотрудника милиция, вероятно, с измененными фамилиями. Моральный и материальный вред они не заявляли.

Что говорили обвиняемые на суде?

Во время допроса Коржель рассказывал, что они увидели, как сотрудники направились к курящему у подъезда мужчине и стали его задерживать с применением силы. На балконе 12-го этажа стояла прислоненная к стене дверь и парни решили сбросить ее.

— Очень много людей было. Мы решили, чтобы нас не задержали, уйти в безопасное место. Я предложил Евгению и Тимофею подняться на 11 этаж, где проживает моя супруга. Ребенок маленький спал, поэтому не пошли сразу к ней, чтобы не будить. С 11 этажа видели, что происходит у метро «Каменная горка». В 21.40 появилось много сотрудников. Они начали выбегать из автозаков и задерживать людей, — рассказал на суде Алексей Игнатенко.

По его словам, сотрудники, примерно 15 человек, начали забегать во дворы. В это время из второго подъезда спускался мужчина в белой майке. Сотрудники стали его избивать.

— Точно не помню, что было, но помню, что мы схватились за дверь. Мы ничего не кричали, кричали люди из соседних домов. Дверь стояла возле стены на общем балконе. Была снята, красного цвета, деревянная, не очень тяжёлая. Сбросили. Сотрудники посмотрели вверх. Мы присели на корточки. Предложил забежать в квартиру к жене. Минут 30−40 там просидели.

На суде он заявил, что это «было сделано с целью воспрепятствования законной деятельности сотрудников, так как они избивали мужчину».

Что говорили потерпевшие?

Потерпевшими по делу выступили Иванов Игорь Николаевич и Петров Иван Александрович.

Милиционеры рассказали, что 11 августа прошлого года задерживали мужчину. Словесных угроз не слышали, было шумно. Петров отметил, что когда что-то упало в метрах трех от него, то все отбежали метров 20−30. Лично он не видел, как падает дверь: только звук услышал.

Иванов рассказал, что 11 августа в районе дома №150 по улице Притыцкого собирались граждане на несанкционированные митинги. Около 21.00 милиционеры приехали туда.

— Люди нас увидели и начали убегать во дворы домов. Мы побежали за ними.

С применением силы начали задерживать одного гражданина, который стоял и выкрикивал лозунги. Иванов услышал, как сверху что-то громко упало — это была дверь, она сперва упала на подъезд, а затем на землю.

По словам потерпевшего, мужчину возле подъезда задержали.

Чем все закончилось?

В судебных прениях прокурор Оксана Сакович запросила у суда наказание для троих: Евгения Коржеля и Тимофея Маженкова приговорить к двум годам колонии общего режима, а Алексея Игнатенко — к трем годам и одному месяцу колонии общего режима.

В последних словах все обвиняемые раскаялись и признали свою вину. Просили прощения у потерпевших сотрудников милиции и своих родных за принесенные проблемы в жизни.

Судья Дмитрий Лукашевич назначил именно такое наказание, о котором просило гособвинение.