Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Рано радуются». Лукашенко пригрозил Европе афганскими беженцами и высказался о перекрытии воздушных путей
  2. «Оказалось, реальность совсем не такая, какой ее рисовали». К чему привела зачистка социологии в Беларуси
  3. В Евросоюзе отреагировали на заявление Лукашенко и белорусского МИДа о неоплате вывозного рейса в Ирак
  4. Российские интернет-магазины пожаловались правительству на планы Минска ввести налоги
  5. Родился и жил в Беларуси. В Бресте 27-летнего парня лишили белорусского гражданства
  6. «Этот город виновен!» Как немцев безуспешно пытались «перевоспитать» после Второй мировой
  7. Прогноз на субботу: оранжевый уровень опасности объявлен из-за сильного мокрого снега
  8. Потенциально заразнее «дельты», может избегать иммунитета. Что известно о новом штамме COVID-19
  9. При взрыве метана на шахте «Листвяжная» в Кузбассе погибли 52 человека. Директор шахты задержан
  10. «Посиневшими пальцами держится за власть». Как часто Лукашенко говорит про «посиневшие руки» — и что происходит потом
  11. Из витебского театра, где запретили спектакль, теперь увольняют и сыгравших в нем актеров
  12. В ВОЗ считают, что пик нынешней волны коронавируса в Беларуси пройден
  13. В офисе Европейского вещательного союза объяснили, почему БГТРК может показывать биатлон
  14. «Если вы пойдете в Минск, мы спустим на вас собак». Что говорят о Беларуси иракцы, которые вернулись домой
  15. Во многих странах антирекорды по заболеваемости COVID-19. Почему мы все еще не победили коронавирус?
  16. Минский аэропорт анонсировал вывозные рейсы в Ирак. Всего домой захотели вернуться более тысячи мигрантов
  17. Еврокомиссия предложила пускать в ЕС с прививкой Sinopharm. О «Спутнике» пока речи не идет
  18. «С удовольствием вернулся бы в свой РНПЦ». История уникального врача, который за полгода дважды остался без работы
  19. Лукашенко рассказал, чего опасается на референдуме, а также вспомнил про посиневшие руки
  20. «Мы не можем устроить войну, чтобы пробить коридор в Германию». Лукашенко пообщался с мигрантами


В суде Фрунзенского района Минска рассмотрели уголовное дело, возбужденное в отношении троих минчан, которые 11 августа прошлого года во время акции протеста сбросили деревянную дверь с балкона 11-го этажа на сотрудников милиции. Парни увидели, как силовик задерживал и избивал мужчину. Их осудили и дали два и три года колонии, сообщает лишенный регистрации правозащитный центр «Весна».

Евгений Коржель, Алексей Игнатенко, Тимофей Маженков

В обвинении сообщалось, что «в тот вечер в районе станции метро „Каменная Горка“ вспыхнули массовые беспорядки. Правоохранители с целью пресечения противоправных действий задерживали участников, которые пытались скрыться во дворах и подъездах многоэтажек. При задержании одного из нарушителей в паре метров от милиционеров с высоты упала дверь. Никто не пострадал».

Действия обвиняемых квалифицировали по статье 364 УК Беларуси (угроза применения насилия в отношении сотрудника ОВД в целях воспрепятствования его законной деятельности из мести за выполнение служебной деятельности).

Дело рассматривал судья Дмитрий Лукашевич, прокурор — Оксана Сакович.

Обвиняемые: 24-летний Евгений Коржель и 23-летние Тимофей Маженков и Алексей Игнатенко, они были задержаны 11 августа этого года. Отмечается, что Игнатенко был ранее судим по статье 147 УК Беларуси (умышленное причинение тяжкого телесного повреждения), был приговорен к трем годам «домашней химии».

Потерпевшие — два сотрудника милиция, вероятно, с измененными фамилиями. Моральный и материальный вред они не заявляли.

Что говорили обвиняемые на суде?

Во время допроса Коржель рассказывал, что они увидели, как сотрудники направились к курящему у подъезда мужчине и стали его задерживать с применением силы. На балконе 12-го этажа стояла прислоненная к стене дверь и парни решили сбросить ее.

— Очень много людей было. Мы решили, чтобы нас не задержали, уйти в безопасное место. Я предложил Евгению и Тимофею подняться на 11 этаж, где проживает моя супруга. Ребенок маленький спал, поэтому не пошли сразу к ней, чтобы не будить. С 11 этажа видели, что происходит у метро «Каменная горка». В 21.40 появилось много сотрудников. Они начали выбегать из автозаков и задерживать людей, — рассказал на суде Алексей Игнатенко.

По его словам, сотрудники, примерно 15 человек, начали забегать во дворы. В это время из второго подъезда спускался мужчина в белой майке. Сотрудники стали его избивать.

— Точно не помню, что было, но помню, что мы схватились за дверь. Мы ничего не кричали, кричали люди из соседних домов. Дверь стояла возле стены на общем балконе. Была снята, красного цвета, деревянная, не очень тяжёлая. Сбросили. Сотрудники посмотрели вверх. Мы присели на корточки. Предложил забежать в квартиру к жене. Минут 30−40 там просидели.

На суде он заявил, что это «было сделано с целью воспрепятствования законной деятельности сотрудников, так как они избивали мужчину».

Что говорили потерпевшие?

Потерпевшими по делу выступили Иванов Игорь Николаевич и Петров Иван Александрович.

Милиционеры рассказали, что 11 августа прошлого года задерживали мужчину. Словесных угроз не слышали, было шумно. Петров отметил, что когда что-то упало в метрах трех от него, то все отбежали метров 20−30. Лично он не видел, как падает дверь: только звук услышал.

Иванов рассказал, что 11 августа в районе дома №150 по улице Притыцкого собирались граждане на несанкционированные митинги. Около 21.00 милиционеры приехали туда.

— Люди нас увидели и начали убегать во дворы домов. Мы побежали за ними.

С применением силы начали задерживать одного гражданина, который стоял и выкрикивал лозунги. Иванов услышал, как сверху что-то громко упало — это была дверь, она сперва упала на подъезд, а затем на землю.

По словам потерпевшего, мужчину возле подъезда задержали.

Чем все закончилось?

В судебных прениях прокурор Оксана Сакович запросила у суда наказание для троих: Евгения Коржеля и Тимофея Маженкова приговорить к двум годам колонии общего режима, а Алексея Игнатенко — к трем годам и одному месяцу колонии общего режима.

В последних словах все обвиняемые раскаялись и признали свою вину. Просили прощения у потерпевших сотрудников милиции и своих родных за принесенные проблемы в жизни.

Судья Дмитрий Лукашевич назначил именно такое наказание, о котором просило гособвинение.