Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  2. Банкротится известный производитель детского питания
  3. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  4. Прогноз по валютам: паники не случилось, но чего ждать от курсов после новых санкций
  5. Эксперты рассказали, повлияют ли на Путина итоги Саммита мира и что стоит за заявлением его кума — экс-депутата Рады Медведчука
  6. Лукашенко озадачился проблемой в торговле, которая набирает обороты. Раньше чиновники говорили, что ее провоцирует население
  7. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  8. Откуда в беларусской вертикали власти берутся женщины? Изучили биографии топ-чиновниц из системы Лукашенко — и вот что выяснили
  9. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  10. «Это решение учредителей». Закрывается один из старейших частных вузов Беларуси — узнали подробности
  11. «Все хотят податься в первый день». В Минске выпускники выстроились в огромные очереди на апостиль
  12. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  13. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  14. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко


Специальная комиссия по замене наказания признала, что политзаключенная гражданка Швейцарии Наталья Херше, «не стала на путь исправления», а значит остается в тюрьме. В следующий раз эта комиссия соберется только через 11 месяцев. Об этом Наталья Херше рассказала в письме брату, передает «Радыё Свабода».

Напомним, в конце сентября этого года политзаключенную гражданку Швейцарии Наталью Херше перевели из гомельской колонии в тюрьму. В колонии Херше отказалась шить форму силовикам за что ее наказывали ШИЗО и ПКТ (штрафной изолятор и помещение камерного типа).

В письме брату Наталья написала, что специальная комиссия по замене наказания признала, что она «не стала на путь исправления». В следующий раз этот вопрос будут рассматривать только через 11 месяцев.

«Меня всегда это умиляет, как будто кто-то думал, что все будет по-другому, — пишет Наталья. — Также и суд приехал в ПК-4. Судья объявляет: „Суд выходит для принятия решения“. Через три минуты возвращаются, достает из папки „Решение суда“, уже подписанное и с печатью. Мне говорят подписать и точно такое же решение, второй или третий экземпляр, из своей папки достает секретарь. которая никуда не выходила. Я рассмеялась и говорю „С кем же вы там советовались? Ведь все решения готовы“».

«Все семь моих жалоб в ИК-4 признали „необоснованными“. И самое главное — о ненадлежащем медицинском осмотре при помещении в СИЗО — со мной даже никто не встречался и не задавал никаких вопросов. Вот так. О чем еще можно говорить?» — пишет Наталья.

Женщина сообщает, что выйдет на свободу 27 января 2023 года.

Брат политзаключенной — Геннадий Касьян говорит, что Наталья до сих пор считает себя невиновной, а вынесенный ей приговор полностью политизированным.

По словам Натальи, цензоры изъяли письмо, в котором она писала брату, что не могла быть на все 100% откровенной с адвокатом. Видимо, решили, что она хочет рассказать брату что-то секретное.

«А еще уничтожаются письма, как мне сказали, где меня хвалят. На что я ответила, что чувствую поддержку людей на энергетическом уровне и „вы“ не сможете ее у меня отобрать, — пишет Наталья. — Я так понимаю, что писать можно только о погоде. Так вот: в моей камере светит солнышко, заряженное той самой энергией поддержки с воли, и я греюсь в его лучах. Спасибо всем за солидарность!»

Политзаключенная Наталья Херше, у которой двойное гражданство — Беларуси и Швейцарии, уже больше года находится за решеткой: ее задержали 19 сентября прошлого года после женского марша и осудили на 2,5 года за сорванную с омоновца балаклаву. Ее брат также рассказывал, что Наталью несколько раз уговаривали написать прошение о помиловании, но она отказалась.