Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  2. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  3. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  4. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  5. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  6. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  7. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  8. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  9. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  10. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  11. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  12. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  13. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  14. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  15. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  16. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  17. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит


Алине 23 года, она родом из Минска. Девушка давно занимается танцами, а четыре года назад попробовала себя в стриптизе. Уехала из Беларуси и работала в разных европейских странах, получала хорошие гонорары. В 2023 году белоруска оказалась в Польше и решила поработать в этой стране в сфере стриптиза, но больше недели не продержалась. Свою историю Алина рассказала MOST.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

В стриптиз Алина пришла в конце 2020 года в Беларуси, но после вынуждена была уехать из страны. Первый серьезный опыт в танцах с раздеванием белоруска получила уже за границей. Периодически она надолго уходила из стриптиза, но после возвращалась.

«Это всего лишь тело»

— Стриптиз — это такая сфера, из которой нужно вовремя уйти. Нельзя постоянно работать в одном месте, нужно всегда что-то менять. Мне не страшно было приходить в стриптиз и раздеваться. Тело для меня – не святое и не порочное. Это всего лишь тело. Я далеко не скромный человек, чтобы мне было некомфортно раздеваться на публике. А были девочки, которым очень тяжело было начать. Страх и стеснение.

Алина считает, что стриптиз — это не всегда про идеальное тело. Девушка с любыми размерами может найти себе клиента.

— На каждого гостя найдется своя девочка. Внешность не главное. В стрипе может заработать самая неприметная девушка. Но, если она умеет общаться и привлекать внимание, — это ее козырь. Я поработала в разных странах и могу сказать, что во многих ночных клубах есть разные типажи девушек: худенькие и полненькие, высокие и низкие. А есть клубы, где все как на подбор — 90-60-90. По моим наблюдениям, в южноазиатских странах предпочитают блондинок с голубыми глазами — славянская внешность, минимум пластики. В арабских странах больше внимания достается девушкам с типажом «бэби-фейс» — то есть с милыми детскими личиками, также там нравятся и девушки с формами. В Европе больше всего зарабатывает типаж наглой, доминирующей женщины.

Самый большой месячный заработок Алины — 10 тысяч долларов, а за смену — 1600. В последнем случае она просто сидела полночи в приватной VIP-комнате с ребятами за столиком и пила с ними безалкогольные коктейли. За это ей шел процент.

— В 6.00 клуб закрывался, но некоторым клиентам разрешали оставаться за двойную плату в приватном зале. Так вот, был у меня клиент из России, который продал свою квартиру и пошел тратиться в стрип-клуб. Просидели мы с ним до обеда. Я была его личным психологом.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com

«За хорошего и платежеспособного гостя идет борьба»

В 2023 году Алина приехала в Польшу, в этой стране у нее много друзей. Белоруска решила устроиться танцовщицей в один из стрип-клубов Варшавы. Быстро прошла собеседование, и ее пригласили на смену.

— На первый взгляд, клуб показался неплохим. Для меня важна репутация клуба и сотрудников. В Польше есть хорошие и плохие ночные заведения. В первых все организовано на профессиональном уровне, в плохих — большая проходимость случайных людей, и девчонки стараются заработать любой ценой.

Продержалась белоруска в польском ночном клубе меньше недели. Говорит, что там – очень низкая стоимость на все услуги и при этом большая конкуренция.

— Такого я не видела в других странах. Танцовщицы идут на многое, чтобы заработать деньги. А прайс на услуги при этом низкий. В других странах можно заработать куда больше. В Варшаве за хорошего и платежеспособного гостя идет борьба. Но, чтобы он платил, его надо в караоке-комнату завести, чтобы он заказы делал и дарил подарки. В среднем в Варшаве можно заработать около 500 злотых (125 долларов. - Прим. ред.) за смену, но надо побегать. А в среднем — ставка 120 злотых (31 доллар), и дальше как повезет. В Польше в клубах есть купоны — клубные доллары. Клиент может этими купонами давать чаевые девушкам, платить за услуги. И потом эти купоны можно менять на настоящие деньги. За все крейзи-меню можно заработать 1000 злотых (около 250 долларов) и даже 2000 (500 долларов). Как повезет. К примеру, в Чехии 100 евро вообще легко можно заработать. Там только ставка — 50 евро.

Не понравилось Алине в польском клубе соотношение гостей и танцовщиц: гостей мало, и они в основном неплатежеспособные.

— Глупая система: каждые 30 минут — шоу. Заходит новый гость — и все девушки начинают кричать. Это очень низко. В клубе почти все девушки как на подбор — одинаковое телосложение, яркий макияж и обязательно маникюр. В Варшаве работают по московской системе: перед сменой проверяют, чтобы были бритые ноги, чистое белье и ноготочки. Кроме Москвы, я такого нигде больше не видела. Теряется индивидуальность — все как одна. Кроме этого, я заметила лютую конкуренцию за клиентов. Нездоровая ситуация — и из-за этого конфликты в коллективе. Я не смогла работать в этом клубе.

После увольнения Алина сходила еще в несколько варшавских клубов, но и там оказалась похожая система. Тогда свою деятельность в стриптизе белоруска решила временно поставить на паузу.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com

«90% клиентов приходят в стрип-клуб, чтобы снять девочку»

— Стриптиз — для меня не тяжелая работа, это небольшая физическая нагрузка. В Польше по графику лайтово — минимум четыре ночи в неделю, а в других европейских странах — шесть через одну. Скорее, тяжелая она в моральном плане. Мне не нравится отношение к стриптизу в Польше. Все очень дешево. Много всего позволено. Если в другой стране за те же услуги я получала деньги, то в Польше это все бесплатно. Девочки приходят на работу побухать и параллельно что-то заработать. Я не пью, и мне это не нравится. Я не могу себе позволить так опускаться, я всегда работала в лучших клубах разных стран. Сама выбирала клуб под себя. Так что пока я увидела в польских клубах бл***тво, девушки себя не ценят. Низко и стыдно танцевать за 10 злотых (2,4 доллара), при этом тебя еще всю облапают. Нет, это не мое.

Видела Алина в ночных клубах польской столицы и белорусских девушек. С кем-то ей удалось поработать и пообщаться.

— Хватает в Польше белорусок, но из русскоязычных больше всего украинок. Почему наши девчонки идут в стриптиз? Сложно найти работу без знания языка. Многие соглашаются на неофициальную работу, пока ждут документы. Ну и думают, что в стриптизе можно заработать. Можно заработать, но не каждая может раздеться перед публикой. Стрессово. Чтобы как-то расслабиться и не бояться, в клубах девушкам разрешают пить алкоголь — бесплатно во время работы. Но в некоторых клубах есть лимиты, а в некоторых — нет. Тогда уже девчонки тусят и кайфуют от общения с клиентами. Дают себя трогать. Есть девушки, которые продают себя или обманывают клиентов. А 90% клиентов приходят в стрип-клуб, чтобы снять девочку. Грамотная девочка сумеет раскрутить на бабки и ничего не пообещает, а те, кто не может ничем заинтересовать, начинают обманывать клиентов. Потом начинаются скандалы, полиция. Такое есть в Польше.

Белоруска говорит, что в Варшаве есть ночные заведения, которые позиционируют себя как стрип-клубы, а на самом деле в отдельных комнатах предоставляют интимные массажи, эскорт или занимаются проституцией. В основном такое предлагают клубы при отелях.

Алина говорит, что она работает только «чисто»: «Все мы выходим из клуба, и там могут подкараулить. Для меня еще важно, чтобы в клубе была охрана, которая всегда может помочь».