Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  2. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  3. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  4. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление пакета помощи Украине на 61 миллиард долларов
  5. Эксперты: Авиация России свободно и без угроз действует на критических участках фронта (в чем причина)
  6. Мобильные операторы вводят очередные изменения для клиентов
  7. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  8. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  9. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  10. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  11. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть
  12. На свободу вышел экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев
Чытаць па-беларуску


Власти начали мучать с новой силой тех, чью жизнь уже успели превратить в ад, — вчера по всей стране прошли облавы на родственников политзаключенных, получавших помощь (иногда — просто еду) от организаций, которые режим признал «экстремистскими». Досталось и тем, кто уже отбыл срок за свои убеждения. По сути, люди в балаклавах хотят сделать так, чтобы благотворительность, солидарность в Беларуси стали преступлением. Они пытаются вывернуть наизнанку морально-этическую систему координат общества. Писательница Анна Златковская рассуждает, почему люди на это способны. 

Анна Златковская

Писательница, журналистка, колумнистка

Автор книг «Охота на бабочек» и «Страшно жить, мама», колумнистка kyky.org и ныне закрытого журнала «Большой». Три с половиной года назад вынужденно покинула Беларусь, но надеется, что однажды сможет вернуться домой.

Страх есть порождение зла. Именно о страхе Александра Лукашенко и порожденной его действиями и правлением системы я думаю, когда читаю новости о новых задержаниях. Насколько нужно бояться, чтобы целиться в тех людей, которые уже и так настрадались от режима…

Проблема в том, что, глядя на происходящее в Беларуси, многие все равно оценивают ситуацию внутренним мировоззрением. Это вера в то, что никто не способен быть стопроцентно кровожадным монстром, все эти люди: силовики, судьи, надзиратели, в конце концов, – имеют сердце. Что означает наличие хоть какого-то сочувствия, понимания, что нельзя пробивать дно раз за разом, мораль-то на всех одна. Не убий, не укради, не лжесвидетельствуй, не делай себе кумира.

Эта призма и мешает осознать, что эти люди, рожденные системой, живут совсем другими ценностями. Насколько можно судить издалека, это элементарная база: крыша над головой, вовремя выплаченная зарплата, ощущение нужности. А еще страх. Как боялись при Сталине, донося на соседа, надеясь, что за ним теперь точно не придут (он же свой!), так трясутся от страха и сейчас, видя, как режим проводит черную жирную линию между теми, кто желал перемен и произносит слово «демократия» не заикаясь, и теми, кто служить бы рад стабильности и «абы не было войны». Ты обязан выбрать чью-то сторону и – выбирая сторону Лукашенко – веруешь, что тебя-то точно не тронут. Но, увы, жизнь показывает, что это не так. Но кто же анализирует предыдущий опыт? «Страх всегда происходит от невежества» — цитата американского философа Ральфа Эмерсона, пожалуй, объясняет, почему сегодня приходят с обысками к семьям политзаключенных, почему задерживают их жен и мужей, отцов и матерей, почему колесо репрессий стало бесконечным двигателем и никто не знает, как его остановить. Мы лишь надеемся на проблески сердечности, хоть каплю эмпатии к людям, которые после выборов 2020 года живут в аду.

Невежественность — это не только непрочитанные книги за авторством Солженицына, Шаламова или Евгении Гинзбург (хотя тут неплохо было бы начать со сказок Андерсена), отсутствие рефлексии с осознанием, какое зло ты творишь, это еще абсолютное уничтожение воли, которая позволила бы выглянуть из клетки, чтобы увидеть, насколько пусты обещания властителя и сколько лжи в каждом его слове и действии.

Война давно идет, и на ней погибают дети, Европа не загнивает, а, наоборот, расцветает: полки в магазинах переполнены мясом, сырами и овощами, люди спят спокойно, ведь к ним наутро не ворвутся черные балаклавы с оружием за то, что они носили продуктовые передачи родственникам в тюрьму.

Помню, как одна знакомая вдруг погрустнела, прогуливаясь по вильнюсскому магазину Lidl, я спросила ее: «Все так дорого?», полагая, что она сравнивает цены в Минске и тут. Она ответила: «Да, только у нас. Почему у вас все так дешево?» Или мама моей приятельницы приехала к ней в гости в Варшаву и спустя пару дней призналась, что думала, что они только притворяются в разговоре по телефону, будто прекрасно живут, а, на самом деле, у них нет ни гречки, ни нормального мяса. Оказалось, не притворяются. И эти улыбчивые вежливые расслабленные люди вокруг…

Что же в итоге? Ломаются тысячи жизней, множится боль и ужас, система порождает функциональных граждан, задача которых – не подниматься выше первого уровня пирамиды Маслоу, тотальное подчинение верховенству — Лукашенко с его обещанием о процветающей Беларуси и противостоянию гнилому Западу. Такие понятные игры, одобренные взмахом дубинки. Мальчик больше не скажет, что король-то голый, ведь его давно посадили на двадцать лет. Как и его маму, отца и будущую любовь всей жизни.

Каково это — жить в вечном страхе, служа страху и подчиняясь этому беспокойному кошмару? И я сейчас не о тех, за кем пришли силовики, чью квартиру разгромили, осудили, избили до полусмерти. Политзаключенные и их родные — и есть природа того самого страха. Но они — жадные до чужой боли, поглощающие пропаганду, выносящие вердикты и не оказывающие помощь в колониях людям с желтой биркой — знают ли, что в истории все это было и не раз и финал каждый раз один и тот же? Смерть диктатора, стыд и позор резко прозревших о том, что же они натворили, вписав свои имена и фамилии в летопись палачей.

Каково это — прислуживать трусу? Как им удается убедить самих себя в праведности цели, когда весь мир видит, что отправная точка творящегося зла — всего лишь страх одного человека потерять любимое кресло.

И главное — в финале любой истории есть выводы, даже инсайты, я бы сказала. Так вот, в истории Беларуси они, на мой взгляд, будут таковы: ценности пострадавших не изменятся даже в колониях, политзаключенные и их родные остаются сильными героями без этого жалкого и унизительного чувства страха перед тем, кто боится больше всех. А другой инсайт связан с цитатой Льва Толстого: «Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься». Так вот, ребята, все, что вам останется, — это в итоге погубить, сожрать друг друга без надежды на поддержку своих друзей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.