Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  2. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  3. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  4. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  5. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  6. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  7. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  8. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  9. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия


Правозащитникам стало известно о задержании двух молодых людей в начале октября — причиной стала песня «Муры», включенная в машине около изолятора на Окрестина. Об этом сотрудникам незарегистрированного ПЦ «Весна» рассказал бывший арестант, который познакомился в тюрьме с одним из задержанных парней.

По его словам, молодых людей задержали в первой половине октября. Одному из них около 25 лет, на обоих завели минимум два протокола. Больше о парнях не известно ничего, их имен правозащитники не знают. В начале ноября они все еще находились на Окрестина, освободились ли сейчас — неясно.

Насколько известно правозащитникам, причиной задержания стало то, что двое парней подъехали к ЦИП на электромобиле Tesla и включили «Муры». Бывший арестант рассказывает, в каких условиях сидели задержанные за песню молодые люди:

«В день моего освобождения [5 ноября], утром всю нашу камеру с вещами вывели и  перевели в ИВС. (…) Лицом вниз и босиком повели в камеру, а привели, как оказалось, в карцер. В карцере находилось вместе с нами восемь человек. Сам карцер примерно 3×3 метра. Пол бетонный. Шконку от стены отстегивать запрещено, потому задержанные спят на бетонном полу.

В тот день парни ели без ложек, им не дали чай. В самой камере темно и она напоминает подвальное помещение. Перегородки в туалете отсутствуют. Окно можно немного открыть, но солнечный свет не заходит в камеру. Нельзя сидеть и дотрагиваться спиной до стены, можно только стоять. В камере нет средств личной гигиены, кроме небольшого кусочка мыла. Когда во время шмона кто-то оставит „лишнюю“ кофту — ее забирают.

Таких камер, как я понял, две. В одной из них находится один парень [задержанный] за песню, в другом таком же карцере — его друг».