Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  2. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  3. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  4. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  5. С 1 июня подача на национальную визу Польши подорожает до 135 евро
  6. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  7. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  8. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  9. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  10. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  11. Власти заговорили о возвращении уехавших, чтобы залатать дыры на рынке труда. Ситуация ухудшается с каждым днем — показываем на цифрах
  12. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  13. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  14. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  15. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  16. «Моя прекрасная няня» Анастасия Заворотнюк умерла после продолжительной болезни


Жительница Гомеля 25 лет трудилась идеологом в центральном аппарате «Белоруснефти» и уже собиралась на заслуженный отдых — до пенсии оставалось меньше десяти месяцев. Но тут жизнь повернулась к ней не самой приятной стороной. У женщины случился вынужденный прогул: она вернулась из отпуска на день позже из-за отмены рейса. Это не должно было стать проблемой, но начальство воспользовалось тем, что работница плохо знала свои права, и в тот же день организовало ее увольнение. Женщине пришлось искать правды в суде. Удалось ли идеологу добиться своего? Подробности ситуации, в которой может оказаться любой, рассказываем на основании судебных материалов.

Стела «Белоруснефти» под Речицей на трассе М10. Фото: Google Maps
Стела «Белоруснефти» под Речицей на трассе М10. Фото: Google Maps

Отпуск по плану

Галина (имя вымышлено) работала ведущим специалистом сектора социального развития и идеологической работы управления трудовых ресурсов центрального аппарата РУП «Белоруснефть» с 1998 года. Последний контракт у нее был заключен до 11 апреля 2024 года — именно в этот день она должна была выйти на пенсию.

В мае 2023-го она решила взять недельку за свой счет: собиралась сопровождать маму на оздоровление. Но незадолго до отъезда мать заболела. Не пропадать же отпуску, решила идеолог и купила себе путевку на Шри-Ланку на те же даты. По крайней мере, так она сама описывала предысторию суду. Но когда заглянули в документы, все оказалось немного по-другому: 17 мая Галина написала заявление на отпуск за свой счет, указав причиной сопровождение матери, тогда как еще 15 мая забронировала и оплатила тур для одного человека на тропический остров.

Так или иначе, 21 мая женщина отправилась на отдых и должна была лететь обратно в понедельник, 29 мая — в последний день отпуска. Самолет должен был приземлиться в Москве в 16.40, затем в 20.13 Галина должна была сесть на поезд и утром 30-го, в 8.55, прибыть в Гомель.

Поскольку рабочий день начинается в 8.00, в электронный учетный журнал предприятия еще 19 мая (в день, когда Галине подписали заявление на отпуск) были внесены сведения, что 30 мая с 8.00 до 10.00 ее не будет на работе в связи с визитом в поликлинику и что на это дала разрешение начальница отдела. Как указано в судебных документах, запись была сделана с компьютера начальницы и от ее имени, но без согласования с ней и в ее отсутствие. Кто это сделал, так точно и не узнали.

Словом, все у Галины было продумано, все фронты прикрыты — не должно было возникнуть никаких проблем.

План не удался

Отдыху на Шри-Ланке действительно ничего не помешало. Но в последний день все пошло наперекосяк.

Утром 29 мая, когда женщина должна была вылететь из аэропорта Хамбантота в Москву и уже сидела в самолете, рейс внезапно отменили. Российская авиакомпания Red Wings объяснила это поломкой самолета. Туристов отвезли в отель и оставили ждать. О случившемся даже писали российские СМИ.

Когда наконец стало известно, что рейс вылетит только 30 мая, Галина написала своей начальнице в Viber, объяснила, что случился форс-мажор и ей придется на день позже прийти на работу. Она показала подтверждающие документы, написала на листе бумаги заявление, чтобы на 30 мая ей оформили еще один день отпуска за свой счет, и переслала его фотографию. На это начальница ответила, что по возвращении Галине придется сходить на беседу к заместителю гендиректора по безопасности, режиму и кадрам.

При этом информацию передали в отдел кадров, и там Галине все же оформили день за свой счет — с формулировкой «в связи с вынужденным прогулом по независящим от работника обстоятельствам». Начальница отдела кадров доложила об этом гендиректору — а вот Галине никто не сообщил, что ее заявление было удовлетворено.

Внезапный поворот

Идеолог добралась до работы утром 31 мая и в 8.28 была в здании центрального аппарата «Белоруснефти». Пошла сразу к заместителю гендиректора по режиму и кадрам. В кабинете она провела около получаса, а вышла оттуда уже с заявлением об увольнении прямо с того же дня. И не за прогул, а по соглашению сторон.

Сразу же после этого, в 9.20, женщину принял генеральный директор и подписал заявление, проставив резолюцию «В приказ. Уволить с 31.05.2023». В 9.56 приказ был зарегистрирован в системе. Уже в 15.18 женщину рассчитали в бухгалтерии и выдали трудовую книжку.

Именно так выглядела вся эта ситуация по документам: человек захотел уволиться — его уволили. Однако, утверждала идеолог, в реальности все было совсем иначе.

Здание центрального аппарата «Белоруснефти» в Гомеле. Фото: Wikimapia
Здание центрального аппарата «Белоруснефти» в Гомеле. Фото: Wikimapia

Ввели в заблуждение

Как рассказала на суде сама Галина, когда она в то утро пришла к заместителю гендиректора, тот ошарашил идеолога новостью: есть все основания уволить ее за прогул. Но чтобы не портить женщине трудовую книжку увольнением по статье, он «милостиво» предложил: она пишет заявление сама, увольнение оформляют «по соглашению сторон», и на этом они расходятся миром.

Поверив высокому начальнику и рассудив, что при наличии прогула это лучший выход из ситуации, идеолог согласилась написать такое заявление.

И только позже в тот день, получая трудовую книжку, Галина узнала, что прогула, за который можно уволить, у нее не было. Ее ознакомили с запиской начальницы отдела кадров: на 30 мая ей был предоставлен отпуск за свой счет.

Тут-то идеолог осознала, что ее ввели в заблуждение и никакой необходимости увольняться не было. Рабочий день почти заканчивался, но она все же пошла к начотдела кадров и попросила зарегистрировать ее заявление об отзыве заявления на увольнение. Та сказала, что это не в ее компетенции. В 17.42 Галина попала к гендиректору и подала заявление ему. Тот отказал работнице с 25-летним стажем и наложил резолюцию: «Не согласовано».

Сама виновата

Галина решила этого так не оставлять и подала иск в суд с требованием восстановить ее на работе и выплатить зарплату за время вынужденного прогула. Она изложила всю историю, описанную выше, и подчеркивала, что написала заявление об увольнении, находясь под психологическим давлением начальника, который воспользовался ее незнанием трудового законодательства. Женщина не была в курсе, что за 10 месяцев до пенсии ее нельзя уволить просто так. С дисциплинарным взысканием было бы можно, но она не знала, что вынести взыскание за «прогул» ей не могли, так как уже оформили отпуск за свой счет.

Последнее подтвердила и заместитель гендиректора по идеологии. Она рассказала, что отсутствие Галины на работе 30 мая являлось для нее вынужденным прогулом, в связи с чем дисциплинарное взыскание к ней не применялось.

Сам факт того, что Галине об этом никто не сообщил, руководство предприятия даже не отрицало. Но утверждало, что она виновата в этом сама. Мол, в день отсутствия, 30 мая, с работницей не было связи, когда появилась — она могла бы позвонить начальнице отдела кадров и спросить, подписали ли ей заявление на день за свой счет, но не сделала этого. А утром 31 мая, придя на работу, тоже не зашла к кадровичке, хотя с 8.28 по 8.38 ждала приема у замгендиректора и вполне могла бы заглянуть к той в соседний кабинет.

«Суд проверил и обоснованно не согласился с доводами Галины о том, что сокрытие нанимателем сведений о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы на 1 календарный день 30.05.2023 вынудило ее подписать заявление об увольнении по соглашению сторон 31.05.2023», — говорится в материалах.

Что же в таком случае заставило женщину, которая проработала на «Белоруснефти» без одной недели 25 лет и которой осталось 10 месяцев до пенсии, вдруг увольняться по своему желанию, если еще накануне у нее такого желания не было? Этим логичным вопросом судья решил не задаваться.

Утрата доверия

Судебный допрос участников дела пролил немного света на причины увольнения. Так, заместитель гендиректора по безопасности, режиму и кадрам, который убедил Галину уволиться, уверял, что в его компетенцию вообще не входят вопросы увольнения работников. По его словам, инициатором увольнения идеолога был сам генеральный директор. А причиной оказалась «утрата доверия». Из-за чего оно было утрачено, не объясняется.

«[Гендиректор] поручил в связи с наличием оснований для утраты доверия к Г. предложить ей (в случае ее согласия) прекратить трудовые отношения 31.05.2023 по соглашению сторон», — сказал заместитель. И добавил, что у Галины, кроме экономического образования, есть и юридическое — мол, не знать трудовое законодательство она не могла.

Галина продолжала утверждать, что подписала заявление вынужденно под психологическим давлением. Но замгендиректора уверял, что не оказывал на работницу никакого давления и не инициировал дисциплинарных взысканий.

Идеолог отмечала нестыковки: если ее не вынуждали уволиться, почему в кабинете гендиректора ее ждало уже распечатанное заявление, почему никто не выяснял причины, по которым женщина уходит после стольких лет работы, заявление не было завизировано руководителями структурных подразделений, но гендиректор согласовал его мгновенно — в течение буквально 15 минут? Однако, по мнению суда, все это ничего не доказывает и никак не нарушает трудовое законодательство.

Более того, на заседании выступили свидетелями несколько сотрудников центрального аппарата, в том числе коллега Галины — специалист сектора идеологической работы. Все они дали показания об отсутствии психологического давления на сотрудницу — хотя никого из них не было в кабинете в тот момент, когда ее убеждали уволиться.

Здание центрального аппарата «Белоруснефти» в Гомеле. Фото: Google Maps
Здание центрального аппарата «Белоруснефти» в Гомеле. Фото: Google Maps

Все по закону

«Ссылка Г. в жалобе на отсутствие у нее юридического образования, нахождение в стрессовом состоянии при подписании заявления об увольнении также являются необоснованными, поскольку ничем объективно не подтверждены», — посчитал суд.

Тот факт, что Галина решила отозвать свое заявление «по соглашению сторон» сразу же, как только увидела приказ об увольнении, и даже сделала в приказе об этом пометку, для суда тоже не имел никакого значения: главное, что раньше она официально на все согласилась. Аргументом против нее оказалось и то, что в заявлении на отзыв согласия на увольнение она ничего про психологическое давление не написала, а лишь попросила дать ей доработать до конца контракта.

Таким образом суд пришел к выводу, что увольнение было совершенно законным. В случае соглашения сторон работник может уволиться в любой момент и одним днем, и даже скорая пенсия тут роли не играет. Так же законно идеологу отказали в аннулировании договоренности об увольнении: это возможно лишь при взаимном согласии нанимателя и работника, а наниматель в данном случае отказываться от своего решения не хотел, на что имел полное право.

«Достоверных и достаточных доказательств, бесспорно свидетельствующих о подписании заявления об увольнении под давлением нанимателя, истцом суду не представлено. Иные доводы сторон не приняты судом во внимание, поскольку не подтверждены доказательствами и не оказывают влияния на установленные судом обстоятельства дела, оценку представленных доказательств и правовую квалификацию возникших правоотношений, — говорится в решении суда. — Поскольку увольнение истца является законным, основания для восстановления на работе отсутствуют, судом отказано истцу в удовлетворении искового требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула».

Галина пыталась обжаловать решение и восстановить социальную справедливость через Гомельский областной суд. Но и там, и в прокуратуре пришли к выводу, что решение районного судьи было совершенно правильным.