Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  2. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  3. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  4. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  5. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  6. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  7. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  8. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  9. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  10. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  11. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  12. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
Чытаць па-беларуску


Умерший в колонии российский политик Алексей Навальный накануне трагедии не выглядел больным. У многих белорусских политзаключенных ситуация со здоровьем катастрофическая, квалифицированная медицинская помощь нужна им прямо сейчас, но власти не спешат ее оказывать. Рассказываем о людях, вынужденных за решеткой и чуть ли не в одиночку бороться со страшными заболеваниями.

Исправительная колония №2, Бобруйск, Фото: TUT.BY
Исправительная колония № 2, Бобруйск, Фото: TUT.BY

Проблемы со здоровьем, которые начались после задержания

Нахождение за решеткой отнимает у политзаключенных значительную часть здоровья. Стрессы, условия содержания и питание только способствуют возникновению новых и новых заболеваний.

Во время нахождения в СИЗО у 66-летнего председателя партии БНФ Григория Костусева диагностировали онкологическое заболевание. Осенью 2021 года он писал дочери, что врач делает ему обезболивающие уколы, чтобы он мог поспать ночью. У него брали анализы, проводили обследования. Но в октябре 2023-го стало известно, что Костусеву не сообщают результаты онкологического исследования. Кроме того, политик рассказывал, что у него очень болят и отекают ноги из-за сильного варикоза.

У 68-летней политзаключенной Ирины Мельхер, которую приговорили к 17 годам по «делу Автуховича», за решеткой случился гипертонический криз, и ее состояние только ухудшается: возникли проблемы с сердцем, нервами. Первый месяц после задержания женщина не могла спать, пока ей не выписали успокоительные. В брестском СИЗО ей разрешили лежачий режим, но перевели на верхнюю койку, куда она не могла залезть самостоятельно. Это создавало дополнительные сложности: Ирине часто необходимо ходить в уборную из-за проблем с почками. Но когда она просыпалась ночью, вынуждена была ждать, пока проснется кто-то еще и поможет забраться обратно.

Александр Федута. Фото: TUT.BY
Александр Федута. Фото: TUT.BY

Острую сердечную недостаточность еще во время нахождения в СИЗО диагностировали у 59-летнего политолога Александра Федуты. За решеткой у него случился приступ стенокардии и аритмии. Несмотря на тяжелые проблемы с сердцем, мужчину осудили на 10 лет колонии, обвинив в «заговоре с целью захвата власти». Осенью 2022 года его жена рассказывала, что из-за проблем с сердцем Федута не может лежать и нормально спать. Политзаключенному даже делали рентген и кардиограммы, собирались проводить консилиум насчет его ситуации, но чем все закончилось — неизвестно. В декабре 2022-го Александра этапировали в могилевскую ИК-15. Сразу после этого он попал в больницу из-за проблем с сердцем.

Онкологические заболевания, которые сложно лечить за решеткой

Среди тех, кому срочно нужна помощь, — политзаключенные, попавшие за решетку уже с онкологическим заболеванием. Условия содержания, отсутствие должной медпомощи и общее состояние людей явно не способствуют борьбе с раком, и часто состояние только ухудшается.

Так, у 29-летнего политзаключенного Павла Кучинского рак четвертой стадии, однако его приговорили к четырем годам и девяти месяцам лишения свободы в колонии усиленного режима. Мужчину задержали за комментарий в интернете. За решеткой его состояние значительно ухудшилось, начался воспалительный процесс. В июле 2022 года, во время медико-реабилитационной экспертной комиссии, Павлу поставили первую группу инвалидности — до этого у него была вторая. В конце сентября 2022-го заключенного перевели в республиканскую больницу на Володарского. Но, как стало известно в декабре 2023 года, курсы химиотерапии Павлу не помогают и болезнь прогрессирует. После обследований лечение меняют, но лучше ему не становится. Также у него была консультация с врачами по поводу пересадки костного мозга, но из-за лишения свободы и условий содержания сделать это невозможно.

Третья группа инвалидности из-за рака есть у 55-летнего Владимира Малаховского. Его приговорили к 3,5 года заключения по ст. 364 УК (Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел). До задержания он четыре раза проходил химиотерапию, сейчас его здоровье очень ослаблено.

Галина Дербыш. Фото из личного архива, источник: "Еврорадио"
Галина Дербыш. Фото из личного архива, источник: «Еврорадио»

Состояние здоровья 61-летней Галины Дербыш, которую приговорили к 20 годам колонии по «делу Автуховича», осложняется не только онкологией, но и проблемами с сердцем. У женщины вторая группа инвалидности. Сразу после задержания ее помещали в карцер, где Дербыш несколько раз теряла сознание. Известно, что необходимые лекарства ей передавали либо с опозданием, либо не отдавали совсем. Политзаключенную осудили на 20 лет колонии по «делу Автуховича» и внесли в список террористов.

62-летняя Алла Зуева оказалась за решеткой из-за комментариев в интернете. У нее диагностировали лейкоз крови еще во время работы учительницей в школе. Женщине пришлось уволиться из-за болезни еще до выхода на пенсию. Из-за плохого состояния здоровья преимущественно находилась дома, почти не выезжала из города. По словам дочери, Алле нужно постоянно наблюдаться у врачей, делать анализы, а чтобы болезнь не прогрессировала, принимать нужные лекарства. Симптомы проявляются периодами. То она чувствует себя достаточно хорошо, то у нее совсем нет сил, быстро устает, чувствует слабость, не может встать, сильно болит спина. Несмотря на диагноз, женщину приговорили к 2,5 года лишения свободы. Услышав решение суда, она сказала, что даже год за решеткой в ее состоянии «можно приравнять к смертному приговору».

Обострившиеся проблемы: от опухоли до проблем с печенью

Заключение провоцирует у людей развитие заболеваний, которые на свободе удавалось сдерживать. В такой ситуации находится журналистка Ксения Луцкина, осужденная на восемь лет колонии. Ее обвинили в заговоре с целью захвата власти, приравняв к госперевороту создание «альтернативного телевидения» на YouTube, которым журналистка занималась в 2020-м.

Задолго до ареста у женщины диагностировали опухоль в головном мозге, но новообразование оказалось доброкачественным, и его успешно удалили. С тех пор она регулярно проходила обследования, и все было в порядке. Но в мае 2021 года, через полгода после задержания, опухоль Ксении начала расти. Обследование провели только благодаря родным, которые привезли в СИЗО врача, на сам осмотр дали всего несколько минут. С тех пор политзаключенная живет с тяжелыми болями, справляться с которыми помогает только регулярный прием обезболивающих. В феврале 2023-го она переболела двусторонней пневмонией. По состоянию здоровья журналистку освободили от работы в промышленной зоне в колонии.

Фото: vk.com
Ксения Луцкина. Фото: страница Ксении в vk.com

В тяжелой ситуации находится 42-летний активист «Европейской Беларуси» Андрей Войнич. Еще до заключения после вирусного гепатита у него начался цирроз печени, сахарный диабет, возникла опухоль надпочечников. Мужчине удалили желчный пузырь, из-за чего началось множество связанных с этим осложнений. До ареста он планировал трансплантацию печени, ежемесячно посещал врача. По решению суда Войнича приговорили к семи годам колонии за «подготовку и обучение для участия в массовых беспорядках». В начале 2022 года мать политзаключенного рассказывала, что его дважды помещали в ШИЗО, лишили передач и свиданий.

Доброкачественная опухоль диагностирована и у 40-летнего Руслана Слуцкого. Мужчина приговорен к 11 годам лишения свободы в условиях усиленного режима по обвинению в «акте терроризма». Из-за опухоли у него случаются сильные боли в спине, в итоге он не всегда может просто встать с кровати. При этом в госпитализации ему отказывали. В ноябре 2022 года его все же положили в больницу с пневмонией.

Осенью прошлого года стало известно, что сильно ухудшилось состояние Полины Шарендо-Панасюк: у нее обострились хронические болезни и начались серьезные проблемы со зрением. Во время свидания с родственниками она выглядела неважно и опасалась, что «может не дотянуть до освобождения». Кроме того, ей не разрешили попросить у матери необходимые лекарства: как рассказывала политзаключенная, администрация СИЗО, где она ждала очередного суда, просто порезала письмо с просьбой.

Полина Шарендо-Панасюк, 2017 год. Фото из архива "Радыё Свабода"
Полина Шарендо-Панасюк, 2017 год. Фото из архива «Радыё Свабода»

Тяжелое состояние: некроз, необходимость пересадки, инфаркт

Значительно ухудшилось здоровье в СИЗО у 73-летнего лидера Оршанского независимого профсоюза РЭП Василия Береснева. Мужчина страдает от болей в единственной почке. На фоне проблем со здоровьем у него значительно повысилось давление, и теперь необходимо ежедневно принимать соответствующие лекарства. В начале мая 2023 года Береснева перевели в ИК-15, приговорив к 9 годам колонии за «разжигание вражды и розни», «создание или участие в экстремистском формировании» и «призывы к санкциям».

В начале октября 2023 года Василия срочно направили в Могилевскую областную больницу. Как пишет ПЦ «Весна», ситуация была настолько критической, что медикаментозное лечение уже не имело смысла, и политзаключенному нужна пересадка. По информации правозащитников, его вернули в колонию в первой половине октября, но почку не пересадили. О результатах обследования мужчине ничего не сообщили.

Евгений Бурло. Фото: instagram.com/geshaburlo
Евгений Бурло. Фото: instagram.com/geshaburlo

У политзаключенного музыканта Tor Band Евгения Бурло, которого приговорили к восьми годам лишения свободы, в СИЗО обнаружили некроз тазобедренных суставов. Изначально мы указали, ссылаясь на «Весну», что у политзаключенного случился рецидив некроза. Близкие музыканта сообщили «Зеркалу», что это не совсем верно: болезнь у Евгения возникла уже за решеткой. Однако его состояние действительно тяжелое: во время вынесения приговора он был на костылях и даже не мог встать. Также, по словам близких политзаключенного, Евгению не отказывали в помощи в СИЗО. В данный момент он получает лечение.

У 56-летнего Валентина Колба есть инвалидность из-за заболевания сердца, еще до заключения он перенес инфаркт. Сразу после задержания ему стало плохо, его под конвоем доставили в Пинскую центральную больницу. Там Колба обследовали, диагностировали предынфарктное состояние и оставили для дальнейшего лечения. Мужчина некоторое время находился в реанимации. Несмотря на это, его приговорили к пяти годам колонии усиленного режима за «участие в массовых беспорядках».