Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  2. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  3. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  4. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  5. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  6. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  7. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  8. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  9. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию


Изнасилование и смерть 25-летней Елизаветы стали поводом для бурных дискуссий среди белорусок и белорусов. Некоторые стали обсуждать, что можно сделать, чтобы таких случаев было меньше, другие — напоминать, что многие женщины проходят через подобный опыт. Это вылилось во флешмоб #хопіцьгвалціць — под этим хештегом белоруски в соцсетях не только рассказывают, как роль потенциальной жертвы отравляет им жизнь, но и делятся личным опытом того, как сталкивались с насилием. «Зеркало» рассказывает некоторые истории с разрешения их авторок.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / RDNE Stock project
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / RDNE Stock project

«Закрывает свою учительскую и предлагает поздравить его поцелуем»

Психолог, директорка Европейского института современной психотерапии Анна Матуляк вспомнила сразу несколько историй из своей жизни. По ее мнению, они показывают, что «насилие — это не только психопат с ножом у горла».

— Я в седьмом классе. На уроках физкультуры учитель учит всех девочек прыгать через «козла». С личным активным участием руками и похотливыми взглядами. А на 23 Февраля он закрывает свою учительскую и предлагает мне поздравить его поцелуем. Я не успеваю опомниться, как его мерзкий язык и усы оказываются в моем рту. Я вырываюсь, в истерике пытаюсь открыть дверь и боюсь. Весь следующий урок я плачу в гардеробе. И никому не рассказываю. Потому что отца у меня нет и мне страшно, — вспоминает Матуляк.

Уже в 10 классе с белоруской случилась еще одна история с участием педагога. По словам психолога, в нее влюбился учитель игры на гитаре.

— На уроках он сально подмигивает мне, пишет пошлые записки, признается в любви. Однажды приходит пьяный ко мне домой, и вышедшая и наоравшая на него мама не имеет никакого влияния. Звонок в милицию у сотрудников-мужчин вызывает сме***чки, и [они говорят, что] повода приехать нет. А я дрожу и плачу в квартире под его стуки в дверь и: «Дай мне с ней поговорить! Она должна знать о моей любви!» Мне 16, ему около 40.

Описанная история произошла в конце 1990-х. После того случая белоруска перестала ходить на кружок по игре на гитаре.

Это не все эпизоды, о которых рассказала Матуляк. Но она отметила: несмотря на то, что никогда не работала с темой насилия прицельно, хотя бы одна подобная история случалась с каждой ее клиенткой. А после того, как психолог поделилась своим опытом, о похожих случаях стали рассказывать и ее подписчицы.

— Я встречалась с парнем. <…> Помню, как резко эти отношения стали портиться, и мы стали говорить о расставании, но продолжали встречаться. И в одну из таких встреч он ударил меня по лицу во время секса. Я, опешившая, стала вырываться, а он продолжал, продолжал насиловать. Я бы раньше не могла подумать, что может насиловать человек, с которым я в отношениях. <…> А когда я вырвалась, он сказал, что это нравится многим женщинам. О**еть! Ну ОК, кому-то нравится, но ведь договариваться и спрашивать надо, — написала одна женщина.

— Было в универе. За мной из автобуса вышел парень, и я чувствовала, как он идет шаг в шаг за мной. А возле моего подъезда, когда я замедлилась <…>, он набросился на меня и схватил за пятую точку. Я заорала что есть мочи и очень хорошо помню его испуганные глаза. Возле соседнего подъезда стояли ребята, и он убежал. <…> А когда я рассказала своему парню об этом, он сказал, что я сама виновата, потому что хожу в короткой шубе… — прислала свою историю другая.

«Яўна атрымліваў асалоду ад майго супраціўлення»

Координаторка Free Belarus Center Палина Бродик тоже рассказала свою историю. Всё произошло, когда она ездила в США по программе Work and Travel.

— Мы працавалі ў гатэлі Marriott і жылі ў абшчазе, якую нам даваў працадаўца. Там жылі ўсе іншаземныя працаўнікі. Аднойчы мы разам тусаваліся ў холе абшчагі. У пэўны момант усе сталі разыходзіцца. Пайшла і я. А за мной следам пайшоў адзін з хлопцаў. Ён пачаў заляцацца, на што я вельмі адназначна адказала адмоўна. Ён паваліў мяне на падлогу ў калідоры і прыдавіў сваёй вагой, — вспоминает Бродик. — Я дарэмна спрабавала вырвацца, прасіла яго адпусціць мяне. Ён яўна атрымліваў асалоду ад майго супраціўлення. Ён груба цалаваў мой твар і лез усюды сваім мярзотным языком, у тым ліку ў вушы, нібы высмоктваючы паветра.

В какой-то момент женщина почувствовала резкий хлопок, и, как она описывает, в ухе что-то лопнуло — из него полилась кровь. Только ее вид и остановил мужчину.

— Ён адхіліўся і са здзіўленнем сказаў, што ў мяне там нешта з вухам. Пакуль я выцірала кроў, седзячы на каленях на падлозе калідора, ён падышоў да мяне і стаў расшпільваць шырынку перад маім тварам. Бо зноў — яго забаўляла ўся гэтая сітуацыя. Толькі ў гэты момант я ўжо змагла што моцы в***ць вырадку ў пахвіну, — признается Бродик.

По словам белоруски, она до сих пор хуже слышит на то самое ухо. Никому, кроме близких подруг, о том случае раньше не рассказывала.

— А магла б арганізаваць яму дэпорт і суд. Гэта я зараз ведаю, але тады я баялася, адчувала сорам і безабароннасць, — пишет Бродик. И добавляет: — Я не была п’янай, насіла штаны і знаходзілася ў грамадскім месцы. А магла быць нецвярозай, у спадніцы і на цёмнай вуліцы. Гэта не мела значэння, бо яму проста карцела гвалціць.

«Пока сообразила, что к чему, все уже закончилось»

Имена белорусок в тексте далее изменены по их просьбе.

Ирина отмечает, что ее история включает в себя несколько факторов, за которые часто любят «цепляться» люди, оставляющие комментарии в духе «сама виновата». Когда белоруске было чуть за 20 лет, она отправилась на вечеринку, где веселилась компания ее подруги. Раньше Ирина с ними не пересекалась.

— Я, будучи очень сильно выпившей, после бани, легла спать. И, собственно, от этого [насильственного секса] и проснулась. Пока я вообще сообразила, что к чему, все уже закончилось, — вспоминает женщина. — Не скажу, что это как-то сильно отразилось на моей психике: она у меня крепкая. Я это просто вычеркнула и пошла дальше. Но сути это не меняет.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Karolina Grabowska
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Karolina Grabowska

Практически идентичный опыт насилия Анна пережила в отношениях со своим первым мужем. Когда все случилось, они уже жили раздельно, но все еще пытались как-то наладить отношения.

— Я здымала дом з сяброўкай, і аднойчы мы запрасілі яго на вячэру. Потым ён папрасіў застацца ночыць, бо было ўжо позна. Я пагадзілася, бо мой ложак быў на драўляных нарах, а ён мусіў спаць на падлозе. Перад сном ён пачаў прыставаць, і я прама і зразумела сказала «не», некалькі разоў. Але ж жаночае «не» часта ўспрымаецца як флірт, — замечает Анна, намекая на то, что произошло дальше. — Пасля таго як ён заціснуў мяне і паспрабаваў згвалціць, я раздрапала яму твар і цела, вырвалася. Здаецца, наступнага ж дня мы падалі заяву на развод. У той вечар я не была п’янай і не была прывабна апранутай.

Однако Анне еще не раз пришлось пересечься с ее бывшим мужем. Тот звонил ей во время протестов 2020 года, «предупредить об опасности», а также они встречались, чтобы уладить личные вопросы, после того, как женщина отсидела «сутки».

— Гэтай восенню мы пабачыліся ў Грузіі. Ён сказаў, што яго пераследуюць за 2020-ты, і мы сустрэліся паразмаўляць пра гэта. Мы добра правялі вечар, шмат размаўлялі пра былое агульнае. Распавядалі пра тое, што ёсць цяпер. Мы пілі віно і потым апынуліся ў яго кватэры, хаця мусілі спачатку адвезці дадому мяне. ОК, падумала я. У яго кватэры два ложкі, і я не бачыла ў гэтым нейкай небяспекі, — признается Анна. — Першы раз я прачнулася ад таго, што ён лёг на мой ложак. Сказала, што ў нас нічога не можа быць, і сышла на іншы, гэта паўтарылася некалькі разоў. А потым я прачнулася ад таго, што ён гвалтаваў мяне. Я вырвалася, крычала на яго, што ён пачвара, узяла свае рэчы і збегла. Да, я была п’янай, але ў маім знешнім выглядзе і паводзінах не было нічога, што мусіла бы намякаць на нейкую згоду.

Анна отмечает, что ей пришлось долго работать с психотерапевткой, чтобы пережить случившееся. Кроме того, по словам женщины, у нее появились сложности с сексом и доверием к людям. В полицию Анна не обратилась, потому что признается: ей было страшно это сделать.

«Думала, што, можа, так і трэба»

Когда Анастасии исполнилось 16 лет, она познакомилась с молодым человеком, который был значительно старше нее. Сколько ему точно было лет, белоруска уже не помнит, но уточняет, что за 20.

— Даведаўшыся, што мне 16, ён жартаваў, што «ужо можна», але тады мне не падалося гэта дзіўным ці недарэчным. Мы пачалі камунікаваць, але такім чынам, што мне заўсёды было незразумела, флірт гэта ці не, — вспоминает Анастасия. — Мы бачыліся, пілі разам — ён заўсёды набываў алкаголь. Рабілі гэта на вуліцы, бо ён жыў з бацькамі.

Однажды этот самый знакомый позвал девушку выпить и посмотреть на заброшенный тоннель в одном из спальных районов Минска. Так как Анастасия интересовалась такими объектами, то согласилась.

— У нейкі момант ён зацягнуў мяне далей у цёмны кут, спусціў нагавіцы з майткамі і пачаў рабіць кунілінгус, не запытаўшы нічога. Я была ў а**і. Мне было непрыемна і агідна, але я разгубілася, да таго ж ён мне падабаўся — таму я прамаўчала і проста чакала, пакуль ён скончыць. Я адчувала, што не хацела яго пакрыўдзіць, і думала, што, можа, так і трэба, бо я сама прыйшла з ім піць і, можа, не разумею дарослае жыццё, — объясняет Анастасия. — Да таго ж, у мяне на той момант яшчэ не было сэксуальнага досведу ўвогуле.

После того случая она еще общалась с тем человеком, но произошедшее не обсуждали. А через некоторое время контакт и вовсе сошел на нет. Анастасия же ничего не рассказывала даже подругам из-за того, что ей эта история казалась стыдной.

— Недзе да 22 год я не ўспрымала аральны сэкс, ён вызываў ў мяне гідоту. Але я не думала, што гэта быў гвалт і што ў мяне можа быць траўма з-за гэтага выпадку. Потым ужо пачала патроху казаць пра гэта некаторым сяброўкам і зразумела, што гэта п***ец, — подводит итог Анастасия.

Насилием, в том числе сексуализированным, считается любое умышленное применение физической силы или власти (а также угроза сделать это) против другого человека, которое либо приводит, либо имеет высокую вероятность психологического вреда, причинения телесных повреждений или смерти.

ООН также напоминает, что ничто не может быть оправданием насилия.

Если вы столкнулись с домашним насилием, то можно обратиться на линию для пострадавших от домашнего насилия oliviahelp.org. Опытные психологи и юристы окажут необходимую помощь белорускам, оказавшимся в кризисной ситуации в нашей стране или за границей. Это бесплатно и анонимно.