Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
  2. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  3. «Мы придем к вам с простыми беларусами, прессой». Вероника Цепкало обратилась к Шведу и покупателям ее конфискованной квартиры
  4. «Не покупайте билеты на автобусы». Беларусам рекомендуют пересекать границу с Польшей по новой схеме
  5. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  6. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  7. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  8. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  9. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  10. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  11. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  12. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики
  13. Минфин Польши объяснил, зачем ввели запрет на ввоз автомобилей в Беларусь
  14. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата


В Ломянках — пригороде Варшавы — разворачивается непростая история: пару беларусских политэмигрантов выселяют из съемного жилья. Собственница живет в другой стране и наняла фирму, которая занимается «переговорами». Ее представитель угрожал арендаторам, вскрыл въездные ворота и заблокировал выезд собственным автомобилем, который стоит там до сих пор. MOST узнал подробности этой истории у беларуски Татьяны Рысковой, которая снимает помещения в Ломянках, и представителя фирмы, а также поговорил с правозащитницей Зенобией Жачек.

«Переговорщики» перелезают через забор дома. Скриншот камеры наблюдения
«Переговорщики» перелезают через забор дома. Скриншот камеры наблюдения

«Она не захотела ничего выяснять, а решила просто нас выкинуть»

Татьяна с мужем переехала в Польшу в 2021 году, спасаясь от преследования со стороны беларусских властей. Сейчас супруги вместе с сыном живут в стране на основании дополнительной защиты. Жилье в Ломянках они сняли в октябре 2022 года. Сначала заключили два полугодовых договора, а с 1 сентября 2023-го — третий, сроком на год.

— Это большой дом-близнец, тут четыре этажа, но если считать по уровням, то их семь, — объясняет Татьяна. — И мы снимаем уровень под самой крышей. В остальном доме жили другие люди, беларусы с такой же дополнительной защитой, как и мы. Они выселились в августе 2023-го, где-то за месяц-два до начала нашего конфликта. Собственница им, кстати, не вернула кауцию.

Причинами конфликта с собственницей беларуска называет вопросы с оплатой, в том числе компенсацию стоимости мелких ремонтных работ, которые делала семья Татьяны: покраски, перетяжки мебели и так далее.

— Еще мы платили за коммунальные услуги, отправляя деньги собственнице, — продолжает перечислять причины беларуска. — А потом пришли квитанции, и оказалось, что она эти деньги не передавала в коммунальные службы. Мы, естественно, начали задавать вопросы: почему так? Она же не захотела ничего выяснять, а решила просто нас выкинуть.

Договор аренды действует до 31 августа 2024 года. По словам Татьяны, юридических оснований для его досрочного расторжения у собственницы нет, поэтому «началась жесть». Первым таким шагом стало отключение 13 декабря газового котла, что привело к понижению температуры в комнатах до плюс шести градусов.

27 декабря дом остался без воды, а 3 января — без электричества и газа. Татьяна говорит, что люди, которые это делали, не были представителями фирм-поставщиков. Беларуска не может получить официальное подтверждение этого факта, так как такие данные предоставляются только собственнику, но в случае судебного разбирательства они появятся.

Татьяна отмечает, что их спас 92-летний дедушка, который живет во второй части дома-близнеца: без него они бы не выжили. Он дает семье беларусов воду, протягивает электрические кабели.

— Мы сначала хотели уехать оттуда, — говорит беларуска. — А потом подумали: а почему мы должны уезжать? Мы не нарушили вообще ничего. Мы собственнице об этом сказали, и когда она поняла, что мы никуда не денемся, то началась «самая красота».

«Они поставили машину так, что мы не можем закрыть ворота»

MOST проверил данные собственницы жилья. Из открытых источников можно узнать, что женщина с такими именем и фамилией работает помощницей в бюро по связям Европарламента в Люксембурге. Насколько известно, владелица квартиры постоянно живет за границей, но периодически приезжает в Польшу.

Чтобы уговорить беларусов выехать, она наняла фирму (ее название и имя сотрудника есть в редакции MOST), которая занимается, как указано на сайте, «переговорами о выселении». Татьяна считает, что используемые организацией методы — это чистый бандитизм:

— Мы выехали из Беларуси в 2021 году, но через три года в Польше попали в Беларусь 1990-х.

Татьяна представила редакции MOST записи, которые, по ее словам, были сделаны во время переговоров с представителями компании. В них есть фрагмент, где женщину пугают возвращением в Беларусь и тем, что Лукашенко посадит ее в тюрьму.

— А неделю назад они приехали бандой, втроем, перескочили ворота, спилили замки, — рассказывает беларуска. — Они поставили машину так, что мы не можем закрыть ворота. У меня такое ощущение, что это мафия.

Машина «переговорщиков» заблокировала выезд. Фото из архива Татьяны
Машина «переговорщиков» заблокировала выезд. Фото из архива Татьяны

В фирме работает Яцек, с которым обычно контактирует Татьяна. По ее словам, мужчина избегает встречи с правоохранителями. После слов о том, что беларусы вызвали полицию, он быстро покидает территорию дома. Свои визиты мужчина объясняет тем, что у него заключен договор аренды и он имеет право находиться на этой территории.

Татьяна уже 12 раз обращалась в полицию, но делу до сих пор не дали хода. После жалобы в надзорный орган полицейские объяснили, что для заведения дела нужно составить протокол, а для этого, в случае с иностранкой, требуется присяжный переводчик.

— Мы столкнулись с дискриминацией по языковому признаку, — негодует беларуска. — Мы сейчас нашли своего переводчика, и на пятницу, 22 марта, у нас назначено составление этого самого протокола, чтобы все то, что я им говорила и писала эти два месяца, пошло в дело.

Все «переговоры» с Яцеком и действия сотрудников фирмы беларусы записывают — для этого установлены камеры, работающие круглосуточно. Также семья собрала «три папки документов», которые рассчитывает передать в суд.

«Были случаи, когда они вынимали зимой окна или снимали двери»

Юристы, к которым обращалась Татьяна, говорят, что собранные материалы могут стать основанием для ареста Яцека и ликвидации его фирмы. Также показания готовы дать и другие арендаторы, потерпевшие от его действий: в сборе их свидетельств уже согласился помочь Комитет защиты прав квартиросъемщиков.

— Другие люди рассказывают очень похожие истории, — говорит представительница комитета Зенобия Жачек. — Часто есть тот, кто снимает жилье, и собственник, который находит себе другого арендатора, который будет снимать за больше денег. Собственник просто не хочет ждать решения суда, чтобы прекратить договор найма, ждать положенные три месяца. И он просто сразу нанимает человека, который занимается выселением, чтобы запугать, чтобы убрать этих людей.

Правозащитница отмечает, что сперва представители компании шлют арендаторам десятки СМС, стучат в двери, клеят наклейки. Если это не срабатывает, то начинают отключать воду, электричество, пытаются проникнуть в помещение.

— Были случаи, когда они вынимали зимой окна или снимали двери, — добавляет Зенобия.

Представительница комитета говорит, что в Польше есть несколько подобных фирм, но именно эта самая активная из них и работает по всей стране. Собеседница утверждает, что основатели фирмы — преступники из Гдыни, которые раньше занимались принуждением, рэкетом и даже торговлей людьми.

Незаконные методы они продолжают применять и в своей теперешней деятельности: в случае с Татьяной это отключение электроэнергии, воды и отопления, а также взлом ворот. Это не переговоры, а устрашение, уверяет Зенобия.

— Эта фирма одинаково работает со всеми: поляками, украинцами, другими иностранцами, — объясняет правозащитница. — В ситуации с Татьяной был добавлен элемент шовинизма: они оскорбляли по национальному признаку, пытались таким способом устрашить, унизить. Но, например, если они хотят выселить поляков, то пугают, что приведут к ним украинцев. И национальные стереотипы дополнительно вызывают чувство страха.

Зенобия говорит, что полиция обычно не реагирует на такие конфликты, так как просто не знает закон. Полицейские думают, что собственники имеют право свободно входить в арендованное помещение и могут выкинуть арендатора на улицу, когда захотят.

Сейчас в прокуратуре несколько дел против представителей компании, но решений по ним пока нет. Правозащитница надеется, что дело Татьяны позволит наказать представителей фирмы или же собственницу жилья.

— У нас есть доказательство того, что было вторжение. То есть очевидный след того, что произошло. Также было отключено отопление, вода. И это все — преступления из Уголовного кодекса, — заявляет Зенобия.

«Перепрыгнул забор, перерезал шнурочки, и мы поставили автомобиль. Имеем право на это»

Собственница дома в Ломянках на запрос MOST ответила, что «сдала комнаты ворам, которые не платят по счетам и обкрадывают женщину с детьми». Рассказать свою версию конфликта женщина не захотела: «Мне это слишком дорого обходится эмоционально. Потеряла дом из-за людей, которым помогла».

Однако журналисту MOST удалось дозвониться до Яцека из нанятой компании. Разговор состоялся примерно через десять минут после его очередного визита к Татьяне. Издание приводит весь диалог с небольшими сокращениями.

— Нет никакого конфликта. У меня нет с этой пани (Татьяной. — Прим. MOST) никакого конфликта.

— То есть ваша фирма не занимается выселением Татьяны из дома в Ломянках?

— Сначала вы спросили, имею ли я с кем-то конфликт, а сейчас вы спрашиваете, занимаюсь ли [выселением]? Так какой у вас вопрос? Если вы спрашиваете, есть ли конфликт, то нет. Нет конфликта. Занимаюсь ли я переговорами? Да. Переговоры идут. Это переговоры, целью которых является склонение арендатора к добровольному освобождению помещения.

И никто никого не выселяет. Еще нет решения о выселении. Пани Татьяна не до конца понимает реальность, которая ее окружает. Ей помогли, позволили ей жить, а она завладела всей недвижимостью. И собственник просит, чтобы она освободила это помещение, а та пани хочет его себе присвоить. В этом и есть конфликт. Но не со мной. Мы надеемся, что эта пани согласится на разговор, ну, а если не согласится, то в апреле или мае будет выселение, но это судебный пристав осуществит, а не наша фирма.

Машина «переговорщиков» заблокировала выезд. Фото из архива Татьяны
Машина «переговорщиков» заблокировала выезд. Фото из архива Татьяны

— Как идут эти переговоры?

— Нет диалога. Эта пани пока не принимает никакого диалога. Пока она что-то придумывает, все время придумывает какие-то вещи, заняла весь дом, хотя имеет разрешение только на помещение вверху, и никто ее оттуда не выкидывает. Но низ дома, очевидно, что не принадлежит этой пани. Она заняла весь дом, и в этом конфликт. Конфликт между ней и собственницей, но не со мной. И это все, тут нет никакой сенсации.

— Пани Татьяна показала мне видео, на котором…

— Да, видео, на котором был заблокирован выезд на территорию, на которую у меня есть договор найма. Я просто оставил автомобиль там. Парень перепрыгнул через забор, перерезал шнурочки, которые они позавязывали, и мы поставили автомобиль, и все. Имеем право на это.

— И это по закону?

— Еще раз говорю вам, эта пани имеет право занимать две комнаты вверху. Не целый дом, не территорию при нем, потому что та территория сдана кому-то другому… Прощу прощения, вынужден заканчивать, иду на встречу… Эта пани, по моему мнению, мошенница, тянет себе электричество от соседа, воду, все остальное.

— Татьяна также говорит, что они вызывают полицию, когда вы к ним приходите, но перед приездом полиции вы уходите оттуда. Так почему бы не поговорить с полицией, чтобы они все это решили?

— Вы вообще не ориентируетесь в законе. Ну правда. Закончим этот разговор, потому что это ни к чему не приведет. Всего хорошего.

Через полчаса журналисту MOST написала Татьяна: «Опять они приехали, на бусе, три человека, у нас по двору ползают».