Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  2. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  3. Власти заговорили о возвращении уехавших, чтобы залатать дыры на рынке труда. Ситуация ухудшается с каждым днем — показываем на цифрах
  4. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  5. С 1 июня подача на национальную визу Польши подорожает до 135 евро
  6. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  7. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  8. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  9. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  10. «Моя прекрасная няня» Анастасия Заворотнюк умерла после продолжительной болезни
  11. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  12. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  13. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  14. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  15. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  16. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  17. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании


Олег Грицкевич,

С августа 2020 года милиционеры в Беларуси стали особо уязвимым слоем населения. За сопротивление, насилие либо угрозы в отношении силовиков беларусы по «политическим» делам получают годы колонии. Но по делам, не связанным с политикой, суд чаще наказывает «домашней химией». «Медиазона» проанализировала доступные 450 приговоров по этим делам и выяснила, что бить, толкать, кричать и бросать яйца в милиционеров в Беларуси безопаснее, будучи вне политики и пьяным.

Иллюстрация: Алиса Ястребова / «Медиазона»
Иллюстрация: Алиса Ястребова / «Медиазона»

Как мы анализировали данные

Для анализа мы взяли две статьи УК: 364 — насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел и 363 — сопротивление сотруднику органов внутренних дел.

Мы исследовали 332 приговора по этим статьям, опубликованным в банке судебных решений с 1 января 2021 года по 19 марта 2024 года. В банке нет всех приговоров, более того, через некоторое время уже опубликованные приговоры могут исчезнуть. Также мы использовали данные из списка беларусов, осужденных по политическим мотивам, который ведет правозащитный центр «Весна». Оттуда мы взяли для анализа 118 приговоров.

Из исследования мы исключили приговоры, где человека обвиняют по нескольким статьям — в таком случае наказание будет жестче. То есть если его обвиняют в сопротивлении милиционеру и участии в массовых беспорядках, например. Также мы по возможности исключили приговоры, где на решение суда влияют отягчающие обстоятельства: например, непогашенная или повторная судимость.

Проверить наличие судимостей у политических обвиняемых нам помогла инициатива бывших силовиков BELPOL.

«Домашняя химия» за неполитические укусы и удары в голову

«Медиазона» обнаружила 124 «политических» приговора по статьям о сопротивлении или угрозе силовикам и 326, не связанных с политикой. Наказание по статьям 363 УК и 364 УК предусматривает арест, «химию» или колонию.

Сопоставив данные по ним, мы выяснили, что в «политических» делах самое «популярное» наказание — колония, в неполитических — «домашняя химия».

«Дела о насилии над силовиками» — уголовные дела по статьям 363 УК и 364 УК (сопротивление и насилие или угроза насилием в отношении силовика). Инфографика: «Медиазона»
«Дела о насилии над силовиками» — уголовные дела по статьям 363 УК и 364 УК (сопротивление и насилие или угроза насилием в отношении силовика). Инфографика: «Медиазона»

В 372 из 403 неполитических приговоров в банке судебных решений указано, что обвиняемые в «применении насилия» находились в «состоянии алкогольного опьянения» — более 92%. 14 приговоров можно идентифицировать как «политические». В двух из них также указано про то, что обвиняемый был пьян.

Как мы считали количество приговоров

Всего в банке судебных решений по статьям 363 и 364 УК доступно 417 приговоров на 29 марта. Это количество может измениться — приговоры исчезают из базы. Для исследования о наказаниях мы учитывали не все из них. Например, от общего числа мы отняли приговоры по делам, где есть рецидив или непогашенная судимость, а также те, где человека судили по нескольким статьям, а не по одной.

Вот некоторые из них:

Анастасия, находясь в состоянии алкогольного опьянения, укусила милиционера за левую кисть и левую голень, при этом порвав ему брюки. Суд Лидского района приговорил ее к шести месяцам колонии общего режима.

Ксения получила два месяца ареста за то, что два раза ударила милиционера ногой в пах и один раз в туловище. Также суд постановил выплатить 1000 рублей моральной компенсации.

Вадим, будучи пьяным, убегал от сотрудницы милиции: та пыталась его догнать, между ними завязалась потасовка. Мужчина три раза ударил ее в голову. Суд дал ему 1,5 года «домашней химии».

Размещены в банке судебных решений и более строгие приговоры.

Витеблянин Алексей ударил милиционера ногой в голову. Он, будучи пьяным, потерял сознание и, придя в себя в машине скорой помощи, схватил милиционера за форму и ударил коленом в голову. Суд приговорил мужчину к 3,5 года колонии.

К четырем годам колонии приговорили Евгения, который сорвал регистратор с милиционера, убежал с ним, оставил его в здании госэкспертизы, а при попытке задержания нанес не менее четырех ударов сотруднику — по голове и корпусу.

В трех случаях беларусы отделывались штрафами. Например, 29 января 2024 года суд Центрального района Минска оштрафовал минчанина на 12 тысяч рублей за то, что тот сопротивлялся сотрудникам ОМОН при задержании: не доставал руки из карманов, замедлял шаг к милицейской машине и упирался ногами в землю.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

«Химия» за сообщение и брошенные яйца

Мы сравнили несколько одинаковых приговоров по «политическим» и неполитическим делам. Например, два года «домашней химии» Максим получил за то, что ударил милиционера в грудь, а после встал в боевую стойку — это было неполитическое дело. Такое же наказание получил Григорий Чегодаев за кинутые на протестах в милицейскую машину куриные яйца.

Алексей сел пьяным за руль, отталкивал сотрудника ГАИ, а при задержании отмахивался и хватал милиционера за форму. Суд наказал его четырьмя годами «химии» за сопротивление милиционеру. В 2020 году Илья Гончарик отправил участковому сообщение: «Ну что, дружок, недолго тебе осталось, считай деньки, крыса продажная. Чувствуешь, как подгорает зад? Эти мы скоро за тобой придем, свинья прикорытная». Приговор — также четыре года «химии» по статье об угрозе насилия в отношении милиционера.

При задержании 30-летнего Сергея Верещагина избили. В ноябре 2020 года гомельский суд приговорил его к пяти годам колонии за насилие в отношении сотрудника внутренних дел. Его «преступление», по словам потерпевших силовиков, — 12 августа 2020 года кричал из окна своей квартиры на милиционеров, «в том числе и матом, и бросался бутылками».

Сергея Раткевича задержали на воскресной акции в августе 2020. Он пытался отбить другого протестующего у милиционеров. Минчанина осудили на пять лет колонии за применение насилия против милиционера.

Дмитрий Короткевич распылил милиционеру газовый баллончик в лицо на протесте. В ноябре 2020 года суд в Минске приговорил его к трем годам колонии.

Более 70% политических приговоров — колония

Из 124 найденных нами приговоров по «политическим» делам — 89 закончились заключением беларусов в колонию за сопротивление или угрозу насилия силовикам. Остальные наказания — «химия» (18 приговоров) и «домашняя химия» (16 приговоров).

В неполитических делах наказание колонией встречается намного меньше: 40 из 326. Кроме этого, по неполитическим приговорам беларусов штрафовали и давали арест.

«Дела о насилии над силовиками» — уголовные дела по статьям 363 УК и 364 УК (Сопротивление и насилие или угроза насилием в отношении силовика). Инфографика: «Медиазона»
«Дела о насилии над силовиками» — уголовные дела по статьям 363 УК и 364 УК (Сопротивление и насилие или угроза насилием в отношении силовика). Инфографика: «Медиазона»
«Дела о насилии над силовиками» — уголовные дела по статьям 363 УК и 364 УК (Сопротивление и насилие или угроза насилием в отношении силовика). Инфографика: «Медиазона»
«Дела о насилии над силовиками» — уголовные дела по статьям 363 УК и 364 УК (Сопротивление и насилие или угроза насилием в отношении силовика). Инфографика: «Медиазона»

Самое популярное решение среди неполитических приговоров — «домашняя химия». 192 случая из 326. На следующем месте идет арест — 52 и «химия» — 38.

В случае с «политическими» приговорами «домашнюю химию» дали только 16 беларусам из 124.