Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве
  2. В лагере под Речицей семь детей пострадали из-за упавших деревьев. Один ребенок погиб
  3. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  4. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  5. Латвия с завтрашнего дня запретит въезд в страну легковушкам с беларусскими номерами. Авто в пунктах пропуска будут разворачивать
  6. Семья ехала с дачи. В СК рассказали о подробностях и жертвах страшного субботнего ДТП под Могилевом
  7. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  8. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  9. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  10. В ФБР назвали имя стрелка, который совершил покушение на Дональда Трампа
  11. В Узде от урагана опрокинулся аттракцион с детьми. МЧС и Минэнерго рассказали о разрушениях и пострадавших от бури по всей стране
  12. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  13. Большие неудачники. Англия снова проиграла в финале — эта сборная еще ни разу не побеждала на футбольном Евро


40-летняя Марина и ее супруг уже 10 лет пытаются зачать ребенка. Много лет назад они начали лечение в Беларуси и даже решились на ЭКО, но жизненные обстоятельства сложились иначе: им пришлось переехать в Польшу. Обустроившись в новой стране, беларусы обратились к репродуктологу, прошли процедуру экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и теперь ожидают результатов. Свою историю Марина рассказала MOST.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: John Looy, Unsplash.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: John Looy, Unsplash.com

«Сдали все анализы, подготовили документы, но все сорвалось»

— Мы с мужем в браке более десяти лет. В 2013 году поженились, а через год после этого начали выяснять, почему у нас не получается [забеременеть]. Вышло так, что мы не попали к врачу, который отправил бы на обследование мужа. То есть обследовали и лечили меня. А позже выяснилось, что у него фактически отсутствует способность [иметь детей].

В 2015 году муж переехал в Польшу, а я осталась в Беларуси. Он приезжал на процедуры в Гродно. В итоге длительное лечение не принесло нам никакой пользы.

В начале 2018 года мы получили направление на ЭКО. Это был единственный вариант обоим стать родителями. В Гродно этой процедуры не делали, и встал вопрос, где нам начинать — ехать в Минск или в Белосток. Решили начать в Минске. В итоге мы сдали все анализы, подготовили все документы, но в последний момент — в конце 2018 года — все сорвалось: по семейным обстоятельствам мне нужно было переехать в Польшу.

«Под программу дофинансирования мы не попали»

— В последующие два года мы не занимались [этим вопросом], потому что была адаптация, я училась, искала работу, плюс ко всему — съемное жилье, в общем, было не до этого. И только в 2020 году я начала искать здесь врача: заходила на сайты клиник, изучала информацию и смотрела, сколько это будет по стоимости. Когда мы определились, назначили встречу с врачом. Но буквально за несколько недель до нашей встречи получили сообщение, что из-за коронавируса все визиты отменяются на неопределенный срок. И снова пришлось отложить.

За это время много чего происходило: я болела коронавирусом с осложнениями и не знала, смогу ли после этого перенести процедуру ЭКО. Потом деньги, которые у нас были отложены на ЭКО, мы вложили в собственное жилье и закопались в ремонте. Кроме этого, была куча проблем. Я уже не говорю о стрессе, связанном с началом войны. Мы не знали, как нас это коснется.

Только в начале этого года, когда мне исполнилось 40 лет, я поняла, что нет возможности ждать лучшего времени, которое вряд ли наступит. Мы решили обратиться в клинику, в которой работал врач из Минска. Я хотела доверить такую деликатную процедуру «нашему человеку», чтобы избежать языкового барьера. Был страх, что я не смогу что-то объяснить или чего-то не пойму, несмотря на то, что польским языком я владею хорошо.

В феврале у нас была первая консультация, на которой мы решили приступить к так называемому длинному протоколу. На первом этапе протокола мне назначили визит на начало цикла. Там смотрели, насколько [репродуктивная] система готова в естественном цикле. Врач сказал, что фолликулы созревают и что, в принципе, уже в этом цикле можно проводить стимуляцию и надеяться, что яйцеклетки созреют. Но порекомендовал потерять месяц на выравнивание цикла. Я доверилась. Месяц по назначению врача я принимала лекарства, которые блокировали естественную стимуляцию. После этого мы начали гормональную стимуляцию, а когда стало ясно, что мои яичники хорошо реагируют на эту стимуляцию, нам озвучили примерную сумму ЭКО и предложили подписать договор.

За первый этап мы заплатили 2500 злотых (около 2 тысяч рублей). На втором этапе протокола производился забор фолликулов, за который мы заплатили 8 тысяч злотых (около 6,6 тысячи рублей). А на третьем — подсадка эмбриона. В общей сложности процедура обошлась нам в 12 тысяч злотых (почти 10 тысяч рублей) без учета стоимости гормональных препаратов. Всю сумму мы оплачивали сами, ни под какую программу дофинансирования мы не попали.

«Пока все идет по плану»

— Главный страх был в том, что не получится: деньги немаленькие, и нервов много потратили. А если ничего не выйдет, то непонятно — то ли пробовать снова, то ли просто смириться с этим. Но пока все идет по плану. В пятницу — 29 марта — мне сделали подсадку, и теперь я жду 11 апреля, чтобы сдать анализ крови. Если анализ крови будет хорошим — через неделю будет УЗИ, на котором мне смогут подтвердить наличие беременности. Я настроена позитивно.

Кроме того, мы ждем информации, сколько эмбрионов заморозят. За это нам нужно будет заплатить 1200 злотых (почти 1000 рублей). По истечении года по желанию хранение можно будет продлевать. По тому тарифу, который у нас сейчас, за каждый последующий год нужно будет платить 750 злотых (620 рублей).

Еще врач нас врач сразу предупредил, что в Польше нельзя просто отказаться от эмбриона, так как это уже зачатый ребенок. Нужно выбирать один из трех вариантов: либо оплачивать и хранить, либо стать донорами для нуждающейся пары, либо отдать эмбрион на научные исследования. Нельзя сказать: «Ничего не делайте с моим эмбрионом, просто утилизируйте его».

Заморозка — это хороший вариант. Не нужно будет [в следующий раз] проходить полный цикл ЭКО. Достаточно прийти к врачу и сделать подсадку, пропуская два первых этапа. И стоить это будет уже не 12 тысяч злотых и много тысяч за лекарства, а 2600 (2150 рублей).

«Разницу мы хорошо ощутили»

— Если сравнивать процедуру подготовки к ЭКО в Беларуси и полученный опыт в Польше, то в Беларуси мне казалось, что врачи делали все, чтобы не довести дело до ЭКО. Будто бы это настолько крайний вариант, что лучше потерять пять лет, но найти причину.

Лично мы не увидели результатов от лечения мужа. Ему только отбили всякое желание появляться у врачей. Когда врач в Польше посмотрел анализы мужа за 2018 год, он сразу сказал, что по ним видно, что там было без вариантов. В общем, разницу мы хорошо ощутили.