Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  2. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  3. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  4. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  5. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  6. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  7. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  8. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  9. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  10. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  11. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  12. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  13. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  14. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов


Когда Андрей узнал, что вскоре станет отцом, ему было 22 года, его девушке Татьяне — 19. Тогда они только начали встречаться и о создании семьи не думали. «Таня поначалу хотела прервать беременность. Я не возражал, но потом одумался, позвонил ей, извинился и предложил пожениться. Она согласилась», — вспоминает Андрей. В 2010 году у пары родился сын Дмитрий, и началась обычная семейная жизнь — с ежедневными хлопотами и заботами. Правда, через семь лет все рухнуло: Андрей узнал, что ребенок ему не родной. Пара развелась, время затянуло раны, у каждого появились новые семьи. Но в 2023-м Андрей опять испытал шок: спустя шесть лет бывшая жена потребовала алименты на неродного сына, и суд принял ее сторону. Почему так вышло и как не попасть в подобную ловушку, читайте в материале Onliner.by.

Фото: Onliner.by
Фото: Onliner.by

По этическим соображениям все имена героев изменены.

«Узнал, что Дима не мой сын, и ноги онемели»

Текущая ситуация заставила Андрея вернуться к пережитому, к тому, что хотелось бы отпустить и больше к этому не возвращаться. Только представьте: вы ждете ребенка, погружаетесь в ежедневные заботы о нем, любите всем сердцем, а потом узнаете, что сын вам не родной.

— Помню, несу его на руках в садик, спешим, а Димка кричит: «Папа, папа, ботики!» Смотрю, а я в спешке «педали» ему забыл надеть, — смеется Андрей, вспоминая эпизод из прошлой жизни. — Конечно, тогда и подумать не мог, что он не мой.

Андрей и Татьяна жили в одном из областных центров, познакомились в 2009 году на дискотеке. Это были юношеские отношения, которые могли ничем и не закончиться, если бы не случайная беременность.

— Таня сказала, что хочет принять таблетку и прервать беременность, а я не возражал. Правда, позже передумал: позвонил ей и предложил пожениться. Я бросил институт, пошел работать, взял на себя всю ответственность за семью, хотя и был тогда совсем молод.

Со временем отношения в паре стали портиться — по словам Андрея, в основном из-за намеков друзей на то, что Таню видели в компании других мужчин. Да и сам он чувствовал, что что-то не так.

— Было пару моментов, когда я смотрел на сына и задавался вопросом: почему он на меня совсем не похож? Даже как-то спросил об этом у Тани, но нарвался на такой скандал, что решил больше не поднимать эту тему.

Отношения совсем разладились, когда Андрей узнал об измене супруги. Он ушел из семьи. Вскоре было начато исковое производство о выплате алиментов. Андрея, по его признанию, такой поворот событий удивил, но противоречить решению суда он не стал: денег для сына было не жалко.

Фото: Onliner.by
Фото: Onliner.by

Развели пару в 2017 году. А на Андрея опять нахлынули сомнения в отцовстве.

— О том, что Таня мне изменяет, я узнал от общих друзей, которые долгое время молчали из сочувствия ко мне. Масла в огонь подлил и лучший друг Вова, выдвинув гипотезу о том, что раз она изменяла в браке, то могла изменять и до. «Да посмотри ты на Димку: сходства — ноль. Не обманывай себя!» — говорил он мне. И все, я решился на тест ДНК и позвонил в судмедэкспертизу. Таня, кстати, была не против.

Восьмого сентября 2017 года Андрей узнал новость, от которой, как он говорит, у него «онемели ноги». Оказалось, что Дима не его биологический сын.

— Помню до сих пор, как меня успокаивали на рецепции: «Да ты не переживай, каждый третий, кто обращается за экспертизой, не отец». Естественно, я очень сильно расстроился, а потом рассердился: столько лет держали меня за идиота! — не сдерживает эмоций мужчина.

Фото: Onliner.by
Фото: Onliner.by

«Алименты через суд отменил, а про отмену отцовства даже не подумал»

Узнав, что сын оказался не родным, Андрей обратился в суд за отменой выплаты алиментов по вновь открывшимся обстоятельствам, а также подал иск о возврате ранее выплаченной суммы на содержание ребенка. В итоге суд алименты отменил, а второй иск отклонил.

— Я был зол, — признается Андрей. — Не из-за денег как таковых, а из-за того, что сыну, по сути, они не доставались: бывшая жена отправила его к своим дедушке и бабушке, а сама ушла жить к другому.

— Как после всего этого складывались отношения с сыном?

— После того как я узнал, что он мне не родной, мы не виделись месяца два. За это время, как я понял, Дима уже все знал, поскольку при первой встрече он сам спросил меня об этом. Я сказал ему все как есть и дал понять, что можем общаться, что мы не чужие друг другу люди. Правда, через несколько месяцев я уехал в Минск, и увидеться мы смогли летом 2018 года, когда он приехал в столицу погостить к своему дедушке. Тогда я подарил Диме телефон. Несмотря на подарок, после этого связь с ним опять прервалась.

Фото: Onliner.by
Фото: Onliner.by

— Почему вы после отмены алиментов не оспаривали свое отцовство?

— Сам я об этом просто не знал, и никто не подсказал мне, что далее логично было бы заняться еще и исключением отцовства. Кроме того, Татьяна стала убеждать меня в том, что экспертиза ошибочна, что я был единственным и что Дима — мой сын. Мне, признаюсь, хотелось в это верить. Татьяна даже изъявила желание сделать повторную анонимную экспертизу за свой счет, и я согласился.

После повторной экспертизы, которая также исключила отцовство, Андрей встретился с Татьяной. Разговор был сложный: бывшая жена, по словам героя, просила сохранить запись об отцовстве, ссылаясь на то, что у мальчика должен быть отец.

— Еще она обронила фразу, что я все равно «все сроки пропустил». Тогда я не придал этому значения, уехал в Минск и бросил все силы на карьеру, а потом еще и отвлекся на новые отношения. Вернулся к этому разговору спустя шесть лет, когда Татьяна неожиданно оповестила через СМС о том, что подает в суд на алименты. И до меня дошло: она тогда год тянула время, чтобы я не смог воспользоваться правом на оспаривание отцовства, — убежден он.

Забегая вперед, поясним, что закон в Беларуси действительно дает всего год на то, чтобы снять с себя обязательства по отцовству. Обычно цепочка следующая: родитель, у которого есть сомнения, обращается с иском, и суд выносит определение о проведении ДНК-экспертизы. Если анализ не подтверждает родство, прекращается взыскание алиментов и выносится решение об исключении записи об отцовстве. В случае с Андреем получается, что мужчина через суд отменил выплату алиментов, но запись об отцовстве не оспаривал.

Когда спустя годы Татьяна подала в суд заявление на взыскание алиментов, Андрей все же решил оспорить отцовство во встречном иске. В его заявлении одним из аргументов было то, что в 2017 году после отмены решения по вновь открывшимся обстоятельствам дело должны были направить на новое рассмотрение или возобновить его производство (так обычно бывает в судебной практике). В этом случае Андрей бы получил разъяснения и смог отстоять свои права, а раз этого не произошло, то его права были нарушены, считает мужчина.

Фото: Onliner.by
Фото: Onliner.by

Однако суд в своем решении от 16.01.2024 признал эти доводы несостоятельными, указав на то, что «истец имел возможность еще в 2017 году, когда ему стало известно об обстоятельствах, исключающих факт его отцовства, оспорить запись», а также указал на тот факт, что «до настоящего времени в паспорте истца содержатся сведения о ребенке Дмитрии» и что «сторонам разъяснялось как право на обращение в суд с требованиями об оспаривании отцовства, так и сроки обращения с такими требованиями».

— Обидно, что закон дает всего лишь год на такую процедуру — и потом все, назад дороги нет. Мы с Татьяной еще в ту последнюю встречу договорились, что я оставляю запись об отцовстве, а она меня больше не трогает [в плане алиментов], — объясняет свою позицию мужчина. — В конце концов, у мальчика есть биологический отец, и мы с ней оба знаем, кто это. Как же меня удивило, когда бывшая жена спустя столько лет обратилась в суд за алиментами, причем вычесть просила начиная с 2020 года. У меня новая семья, маленький сын — нам всем надо на что-то жить, снимать жилье в Минске. Логичнее было бы обратиться с этим вопросом к биологическому отцу — но нет же, оказалось, не хочет!

Я прикинул сумму алиментов за четыре года из расчета 25% от моего заработка — это порядка 48 тысяч рублей. А жить нам тогда на что?

Позиция матери: «Я принимаю эту ситуацию такой, какая она есть»

В этой истории есть вторая сторона — бывшая жена Андрея, и у нее свое видение произошедшего. Почему Татьяна спустя шесть лет вернулась к вопросу с алиментами? Почему решила взыскать их с неродного отца, имея при этом возможность привлечь к ответственности биологического? Мы задали ей эти вопросы.

Для объективности придется немного вернуться к прошлому, поскольку история взаимоотношений пары несколько отличается от той, что рассказал Андрей.

— Он узнал о беременности и предложил расстаться. Больше мы не встречались. По совету подруги я выпила таблетку для прерывания беременности. Хорошо, что все обошлось. Это было в сентябре, а в октябре Андрей уже стал караулить меня под подъездом, настаивать [на возобновлении отношений]. Чтобы вы понимали, я не пыталась ему навязаться. < …> В ноябре мы уже расписались.

Фото: Onliner.by
Фото: Onliner.by

По словам Татьяны, отношения в браке были обычными, без скандалов, и со стороны, возможно, семья казалась идеальной. Однако это был красивый фасад, за которым со временем обнаружились безразличие и охлаждение чувств. И Таня влюбилась в другого.

— Я пыталась сказать Андрею о том, что мне не хватает его внимания, что воспринимаю его как брата, но не как своего мужчину. Он игнорировал это, сидел по вечерам в компьютере, по выходным ездил на рыбалку. < …> И у меня появился другой человек, к которому возникли чувства. Физической близости не было. < …> Своими переживаниями я делилась с лучшими подругами, а зря! Жизнь меня ничему не учит: если грабли оставлены, я пляшу на них чечетку, — смеется Татьяна. — В итоге одна из них рассказала все Андрею. Он позвонил, спросил про этого человека, я подтвердила. Мы разошлись. При этом устно договорились, что он будет давать деньги на содержание сына. Тогда ведь мы еще не знали, что он не родной отец.

«Результат теста ДНК шокировал всех. Я была уверена, что Андрей — отец моего сына»

В свой день рождения Татьяна неожиданно получила от Андрея сообщение: «Это мой сын?» На тот момент, говорит она, у них были хорошие отношения, завершенные, без обид и упреков. Каждый пошел своей дорогой, при этом Андрей мог общаться с сыном беспрепятственно, забирать его к себе.

— И тут такое сообщение! Андрей предложил сделать тест ДНК, я сразу согласилась. Помню, как мы поехали втроем, как у нас брали кровь, слюну. < …> Результат был шоком для всех. У меня как будто земля ушла из-под ног. Да, были связи, но полноценные отношения были только с Андреем. На тот момент он работал уже в медицинской сфере, смазливый такой парень, мог, как мне тогда казалось, кого-то о чем-то попросить — все это давало мне сомнения в правдивости результатов теста. А Андрей, наоборот, взял заключение и побежал в суд отменять алименты.

— Почему, на ваш взгляд, Андрей не оспаривал отцовство?

— Насколько мне известно, чтобы оспорить отцовство, нужно было сначала отменить алименты, что он и сделал. Я согласилась с решением суда — ну что уже поделаешь. У меня только зафиксировалось в памяти, что в суде говорилось о возможности оспаривать отцовство, но про срок в год не помню. После суда я ждала от Андрея ответных действий, ничего не предпринимала, поскольку это было его личное дело: только ему понятно, что у него там творится внутри. А он подал лишь на возврат средств.

Татьяна признается, что весь период после суда дался ей тяжело. Было жаль сына, который случайно услышал телефонный разговор и понял, что отец ему не родной, было тяжело финансово.

— Какое-то время Андрей не общался с Димой, но потом стал ему позванивать, его мама стала звонить внуку. Я была не против общения, понимала, что все, что ни делается, делается для чего-то. Решила, что надо стиснуть зубы и идти вперед.

В 2020 году Татьяна переехала в Минск, на время поселилась у тети с дядей. Именно в этот период Андрей после долгой разлуки и молчания приехал повидаться с сыном, подарил ему ноутбук. И после этого опять пропал. С бабушкой, мамой Андрея, связь тоже прервалась: в последний раз она звонила внуку в 2023 году, чтобы поздравить с днем рождения.

— Почему вы, понимая, что Андрей не особо хочет поддерживать связь с ребенком, подаете иск на алименты? Он считает честным, чтобы вы добивались финансовой помощи от биологического отца.

— В 2023 году мы столкнулись с финансовыми трудностями. В 2021-м у нас с гражданским мужем родилась дочь. Я хотела обратиться за помощью к государству: как нуждающиеся (мы относились к этой категории исходя из совокупного дохода с гражданским мужем), мы могли рассчитывать на бесплатное питание для малышки до 2 лет. Однако нам разъяснили, что рассчитывать на помощь не стоит, поскольку на старшего сына не взимаются алименты. То есть я сама, получается, ухудшила свое финансовое положение, не подав иск к бывшему мужу, который до сих пор записан отцом моего ребенка. У меня уже и лето было не лето. Я вынуждена была это сделать, потому что из-за бездействия бывшего мужа в 2017 году не получила для дочери питания сейчас.

Что касается биологического отца ребенка, то в 2018 году я звонила одному из предполагаемых, рассказала, что, возможно, это его сын, и он был не против сделать тест ДНК. Но в то же время Андрей продолжал общаться с Димой, длилось это вплоть до 2020 года. И сын до сих пор считает его папой, хоть и обижен на него за то, что тот перестал общаться.

А биологический отец — он ему чужой. К тому же, зная о том, что у него, возможно, есть сын, за это время он так ничего и не предпринял. И тогда я решила, что принимаю эту ситуацию такой, какая она есть.

Что решил суд

Исковое заявление о взыскании алиментов Татьяна подала 15 августа 2023 года, решение было принято 5 апреля 2024-го. В нем говорится, что на содержание несовершеннолетнего сына с Андрея будут взысканы алименты в размере 25% от всех видов заработка, взыскание будет начинаться с момента подачи заявления истцом и до совершеннолетия.

Фото: Onliner.by
Фото: Onliner.by

Адвокат: «В интересах ребенка закон установил год срока на оспаривание отцовства»

Если человек не является биологическим отцом, почему суд при отмене алиментов автоматически не исключает отцовство? Какова последовательность процедуры исключения отцовства? Кто имеет право провести тест ДНК на определение родства? Об этом мы поговорили с адвокатом Минской городской коллегии адвокатов Кристиной Хома.

На законодательном уровне и в судебной практике интересы несовершеннолетнего ребенка всегда ставятся на первое место, отмечает специалист. Именно поэтому закон установил краткий срок для оспаривания записи об отцовстве — один год, который исчисляется с того момента, когда мужчина узнал о произведенной записи либо об обстоятельствах, которые исключают факт отцовства. Назад дороги нет, если для этого не появится основательных причин, ведь ребенок не игрушка. Как мы видим из истории Андрея и Татьяны, даже после отмены алиментов по причине того, что отец не биологический, отцовство автоматически не аннулируется.

— До тех пор, пока нет решения суда о признании записи об отцовстве недействительной, лицо, записанное в качестве отца, имеет по отношению к ребенку все права и обязанности родителя и не может отказаться от их осуществления, ссылаясь на неправильность записи, произведенной в свидетельстве о рождении, — говорит Кристина.

— Если срок истек, есть ли шансы оспорить отцовство?

— Годичный срок является сроком исковой давности. Если этот срок упущен по уважительным причинам, то его можно будет восстановить через суд. При этом доказывать уважительность причин должен будет сам истец (в нашем случае отец). Если же уважительных причин для пропуска годичного срока нет, то иск, по которому оспаривается запись об отцовстве, может быть отклонен, даже если судом было установлено, что отец не биологический. Поэтому если человек вдруг узнает об обстоятельствах, исключающих факт его биологического отцовства, и желает его оспорить, то ему стоит обратиться с иском в районный суд по месту жительства.

Если суд удовлетворяет иск по оспариванию отцовства, то в решении указывается, какая запись является неверной и какие изменения необходимо в нее внести.

— В 2017 году суд отменил алименты, но дальше дело рассматривать не стал. Андрей считает, что это была судебная ошибка. А как правильно?

— Невозможно оспорить отцовство, если есть решение суда о взыскании алиментов. Обычно судебное решение о взыскании алиментов, которое мешает обратиться в суд с иском об оспаривании отцовства, обжалуется в порядке надзора. Если есть основания, решение о взыскании алиментов отменяется судом надзорной инстанции, и далее дело о взыскании алиментов направляется на новое рассмотрение, в рамках которого истец может заявить встречный иск об оспаривании отцовства.

Отмечу, что иски о взыскании алиментов и об оспаривании записи об отцовстве взаимосвязаны и, как правило, рассматриваются в одном производстве. Проще говоря, в истории Андрея надо копнуть глубже, изучить все документы, чтобы разобраться, почему суд поставил точку после отмены решения о взыскании алиментов.

— Предполагаемый биологический отец, если бы захотел, мог бы оспорить отцовство Андрея?

— Да, мог бы. Но сделать это может не любой желающий: закон ограничивает круг лиц, кому это доступно. Например, кроме матери и отца, записанных в свидетельстве о рождении, оспорить отцовство могут биологические отец или мать, если они не указаны в документах ребенка родителями. Также право оспорить отцовство есть у попечителя или самого ребенка, когда он станет совершеннолетним.

Также есть случаи, в которых законом наложен прямой запрет на оспаривание отцовства. Это означает, что, единожды приняв решение, человек не сможет отказаться от него даже через суд. Например, это может произойти, если:

  • иск подал отец ребенка, который изначально добровольно и с согласия матери ребенка позволил записать себя его отцом, зная, что он не биологический, не кровный;
  • иск подал муж, который дал согласие на применение в отношении своей жены методов ЭКО, но биологическим при этом не является, знает об этом и записан как отец в свидетельстве о рождении ребенка;
  • иск подал донор материала, который применялся при ЭКО, — по закону он не может претендовать на отцовство и оспаривать его.