Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Референдум по Конституции пройдет 27 февраля. В бюллетене будет только один вопрос
  2. Недействительный бюллетень как легальный способ высказаться. Демократические силы о стратегии и планах на референдуме
  3. В школах и детских садах с 21 января пересмотрели нормы питания. Что изменилось
  4. Что будет с деревьями, которые вырубили мигранты? Попытались узнать у лесников и пограничников
  5. «Если не будет новых шоков». Нацбанк — про то, что будет с курсом рубля, ставками по кредитам и ценами
  6. Новая Конституция разрешит политический кризис в стране? Спросили у политических экспертов
  7. В «Белаэронавигации» прокомментировали обвинения США по факту вынужденной посадки Ryanair
  8. Нацбанк прогнозирует «сложные условия» для белорусской экономики на 2022 год. Какие риски видит регулятор
  9. От перестановки слов местами суть не поменялась. Вот что власти изменили в итоговом проекте Конституции
  10. Трагедия на Немиге и брутальный разгон «Марша Свободы». Каким был 1999 год в истории Беларуси
  11. «Стоимость продуктов растет». Власти повысили цены на питание в школах и детских садах. Когда и на сколько подорожает
  12. Снег и метель. В выходные в Беларуси ожидается усиление морозов
  13. Помощник Лукашенко назвал новую «стоимость» коронавируса — сутки в реанимации три тысячи рублей, вакцина — 120−240
  14. Маркевич сообщил, что в Беларуси уволили 300 культработников за «деструктивную позицию» (статья уже пропала с сайта СБ)
  15. В Беларуси заметно упало сельхозпроизводство. Меньше собрали картофеля, зерна и свеклы и меньше произвели мяса
  16. Лукашенко рассказал, что второй раз переболел коронавирусом — на этот раз «омикроном»
  17. На 21 января снова объявили оранжевый уровень опасности
  18. Лукашенко высказался про референдум и назвал условия проведения новых выборов и своего ухода из власти
  19. «От 20 лет до пожизненного». Почему США обвинили в авиапиратстве белорусских чиновников и сотрудников спецслужб?
  20. «У Лукашенко есть возможность просидеть до 2025 года». Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей Zerkalo.io
  21. Объявлена дата нового референдума. Что было не так с тремя предыдущими
  22. Уровень доверия ЦИК — 16%. Узнали, что еще показал новый опрос настроений белорусов


В Гомеле на два года колонии осудили женщину, у которой синдром клаустрофобии. Ее обвинили в насилии в отношении сотрудника ОМОНа на акции, которая прошла в областном центре 27 сентября прошлого года. По версии обвинения, женщина схватила за руку омоновца, чем воспрепятствовала его работе. Подсудимая вину не признала и отказалась от дачи показаний и в ходе следствия, и на суде, сообщает лишенный регистрации Правозащитный центр «Весна».

Фото: spring96.org
Лариса Кузьменко в зале суда. Фото: spring96.org

Дело 49-летней Ларисы Кузьменко рассматривали в суде Центрального района Гомеля.

Согласно версии обвинения, Лариса Кузьменко 27 сентября в 15.30 находилась на улице Советская, являлась участницей массового мероприятия, осознавая, что перед ней находится сотрудник внутренних дел, применила насилие в отношении командира взвода боевого назначения ОМОНа Петрова П.П. Она «используя грубую физическую силу, схватила за руку Петрова и удерживала ее, чтобы колонна протестующих могла беспрепятственно пройти. Потом она опустила его руку вниз, тем самым сместила потерпевшего с места. Таким образом лишила его физической возможности выполнять его служебные обязанности. Причинила Петрову побои и физическую боль. Таким образом, Кузьменко совершила насилие над сотрудником милиции, чтобы воспрепятствовать его законной деятельности».

В тот день в центре Гомеля, у здания цирка, собралось более сотни протестующих. Люди окружили фонтан, водили хоровод и пели песни. Затем перешли на другую сторону улицы Советской. Там на их пути встал ОМОН. Силовики применила в отношении протестующих слезоточивый газ и светошумовые боеприпасы.

Тогда задержали и Ларису Кузьменко. Ее осудили на семь суток административного ареста. После оглашения решения, Ларисе стало плохо. Женщину отвезли в РОВД Новобелицкого района и там вызвали «скорую».

По словам дочери, Кузьменко уже больше десяти лет наблюдается у специалиста из-за депрессивного расстройства с синдромом клаустрофобии, а в суде у нее случился нервный срыв. Из РОВД женщину отвезли в психиатрическую больницу, где она пробыла два месяца.

Пока Лариса Кузьменко лежала в больнице, она три раза обжаловала постановление о привлечении ее к административной ответственности. В результате срок ареста сократили на трое суток. Но в ИВС отбывать оставшиеся «сутки» женщину так и не забрали. Она продолжила работать на «Гомельобои» и вести обычный образ жизни.

Второй раз Ларису задержали в августе этого года — уже по уголовной статье. Дома провели обыск. За события 27 сентября прошлого года ей предъявили обвинение за насилие или угрозу насилия в отношении сотрудников милиции — статья 364 УК РБ. В СИЗО она провела 4 месяца.

Потерпевший сотрудник ОМОН Петров (фамилия ненастоящая — сотрудник «залегендирован») на суд не явился, так как находится на больничном. Защитница Ларисы Кузьменко выступила против рассмотрения дела в отсутствие потерпевшего, а также высказала непонимание, почему фамилия милиционера скрыта, а также обратила внимание на расхождение в его показаниях.

На первом допросе силовик рассказывал, что в тот момент, когда он перекрывал путь колонне, какая-то «женщина в бежевом пальто» нанесла ему удар локтем. Он «почувствовал боль в плече», от этого опустил руку — и толпа прорвала оцепление.

На втором допросе уже говорил, что «мужчина в черной маске» «дергал меня сзади за бронежилет, где закреплены спецсредства и оружие».

На третьем — что был еще «мужчина пожилого возраста», который «хватал за руку», и была женщина «с БЧБ-флагом на плечах», которая «то ли оттаскивала того мужчину, то ли помогала этому мужчине». На третьем допросе появилась и «незнакомая темноволосая женщина в очках и в маске», которая «схватила меня за руку и повисла на ней», чем причинила физическую боль.

В этой женщине он и опознал по паспортной базе Ларису Кузьменко.

Свей вины женщина не признала, заявив, что в тот момент находилась в другом месте.

Однако судья посчитала вину доказанной и назначила два года колонии — столько запросил прокурор.