Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности
  2. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  3. Сто тридцать четвертый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  4. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  5. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  6. Кадровый день у Лукашенко: в 10 районах сменились председатели, у «АГАТ — системы управления» — новый директор
  7. Министр обороны Шойгу — самый популярный политик в России после Путина. Рассказываем историю его удивительной карьеры
  8. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  9. В суд направили дело экс-журналистки БТ Ксении Луцкиной. По обвинению в заговоре с целью захвата власти ей грозит до 12 лет
  10. ПЦР-тесты для полетов в Россию белорусам все-таки нужны или нет? Разбираемся
  11. Wargaming продал белорусскую и российскую компании бизнесмену из РФ
  12. Удар со стороны, с которой не ожидали. Казахстан может запретить поставки некоторых товаров в Беларусь и Россию
  13. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  14. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  15. «Им просто нужно морально уничтожить человека». Тетя политзаключенного Степана Латыпова — о племяннике, ШИЗО и «тюрьме в тюрьме»
  16. Диверсии в оккупированном Херсоне, насилие с обеих сторон и ключевое сражение за Донбасс. Сто тридцать третий день войны
  17. Осужденный за комментарии по «делу Зельцера», врач, «рельсовые партизаны». КГБ обновил список «террористов»
  18. Дезертирство в украинской армии, уничтожение российской ДРГ и Россия на паузе. Главное из сводок штабов на 134-й день войны
  19. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  20. «Что он, с младенцами под автозаки будет лезть?» Рассказываем о величайшем белорусском футболисте, который просил землю у Лукашенко
  21. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  22. Парламентские выборы в Беларуси пройдут в феврале 2024 года, а за ними — выберут и ВНС
  23. В Беларуси расширили перечень медпоказаний для «надомников». Теперь учиться дома можно будет даже после тяжелого гриппа


Очереди на границе Беларуси и ЕС все не уменьшаются. Госпогранкомитет Беларуси заявляет, что основная причина скопления фур на границе — невыполнение Польшей и Литвой договоренностей по оформлению грузового транспорта, а также закрытие пункта пропуска «Кузница». Корреспондент Zerkalo.io побывал в приграничной зоне Литвы — возле ПП «Мядининкай» — и поговорил с дальнобойщиками об их работе, ожидании в колейках, пустых холодильниках и бытовых условиях в дороге.

Трасса в Вильнюсском районе, ведущая к ПП «Мядининкай», сейчас практически пустая. Справа на обочине не видно ставшей привычной за многие годы колейки — очереди из грузовиков, ожидающих прохождения границы. Все фуры теперь стоят в накопителе — стоянке для большегрузов, где есть блага цивилизации: туалет, душ, кафе и магазины.

Въезд в накопитель фуры регистрирует диспетчер. С этого времени начинается ожидание водителем пересечения границы. Потом дальнобойщик становится на любое место на стоянке и слушает рацию — по ней сообщат, что водителю пора на выезд. Сколько ждать этого сигнала — неизвестно, это уж как повезет. Можно ждать и несколько часов и несколько суток

— Раньше все машины стояли вдоль дороги. Но несколько лет назад построили для нас такой комплекс. Удобно, конечно. Но на скорость прохождения границы это не влияет — можно тут и несколько суток проторчать. Это у литовцев вечно компьютер зависает, и они перестают работать, — говорит бобруйчанин Юрий, который вез на рефрижераторе продукты в Минск.

Парень приехал к границе 2 декабря, около 11.00, и предполагает, что выехать отсюда он сможет завтра утром. По крайней мере столько ждали его коллеги, которые заехали на стоянку чуть раньше.

По данным диспетчера на въезде, около 17.00 2 декабря в накопителе стояло около 150 машин. Свободных мест еще было достаточно

В накопителе стоят много российских и литовских фур. Но когда начинаешь общаться с водителями, то оказывается, что на части иностранных авто ездят наши соотечественники, трудоустроенные у соседей.

— Ну что мне на дядю работать? Поэтому и устроился к литовцам. Не скажу, что очень сладенько: зарплата зависит от пробега, да и погано, что через границу туда-сюда надо ездить. Очереди сейчас дурные стали. В Беларусь еще нормально, а в Европу на всех переходах стоят машины. Чего так, я не знаю, но думаю, что это из-за политической ситуации, они так специально делают, — считает водитель фуры с литовскими номерами, который не назвал свое имя, «потому что после статьи „хорошие“ люди домой придут».

— Очереди потому, что таможне платят плохо. И литовской, и белорусской. Вот они и не хотят работать. Никакой компьютер у них не зависает, вранье, — считает 60-летний водитель из Полоцка, который тоже отказался себя называть.

В кафе, которое находится на стоянке, предлагают разные варианты блюд. Но ни одного водителя в нем не было. Многие очень бережливы к расходам — чаще они покупают продукты в магазине, расположенном тут же, и идут есть в кабину. Так получается дешевле

Еще один дальнобойщик рассказал, что ездит из Беларуси в Литву только через Каменный лог и Мядининкай. И хоть опыт в перевозках у него небольшой — всего два года, мужчина вспоминает, что «в прошлом году такого ада не было».

— Я ехал оттуда (из Беларуси в Европу. — Прим. Zerkalo.io) и сперва простоял пять суток в колейке, а потом сутки в накопителе. Это нормально, считаете? Условий в Беларуси для водителей вообще нет. Перед границей это ощущается особенно.

Иногда водители тусуются возле кофейного аппарата. Тут можно купить за пол евро горячий напиток, а заодно в тепле пообщаться с коллегами

— А зачем вы нас спрашиваете, с какой целью? Ну чем вы нам можете помочь и как повлияете на ситуацию? Ну ничем же, — вклинивается в разговор коллега мужчины. — Это наша работа и всегда так было, ну сейчас хуже, конечно. Но ездим дальше. Я, например, знаю, что могу застрять на границе, поэтому забиваю холодильник едой. Ну нельзя мясное, молочное провозить, так я рыбные консервы беру. Выживаю же как-то. Не надо жаловаться.

В накопителе есть и тренажеры, но, судя по чистому нехоженому снегу возле них, спросом они не пользуются. Чаще водители покупают за два евро интернет или за три евро посещение душа

Но тут же водитель вспомнил проблему, на которую повлиять никак не может: опоздание из-за колейки к месту загрузки и разгрузки, за что с перевозчика могут «содрать штраф 100 евро». И если руководство его фирмы понимает ситуацию и водителя за это не наказывает, то в некоторых фирмах ущерб удерживают с дальнобойщика.

— Говорят, мол, раньше должен был выехать. А как раньше? Разве предусмотришь точно, сколько придется стоять в очереди. Все очень примерно и раз на раз не приходится.

Возле фур на стоянке тишина — из-за холода водители прячутся в кабинах и занавешивают стекло

Россиянин Михаил живет в Калининграде и работает на местного перевозчика. Его рейсы часто лежат в Беларусь, а оттуда — в Москву и обратно. Дней пять назад мужчина ехал в ЕС через ПП «Котловка», там он стоял в колейке восемь суток. Почему очереди стали такие большие, он не знает, но слышал, что это из-за того, что «границу на Польшу почему-то закрыли, и все поехали в объезд».

— Туалет — это лес. Обеды какие-то люди развозили, так у них покупал. Свои запасы как правило есть, но я не готовлю в рейсах, беру такое, чтобы можно было разогреть в микроволновке — она у меня есть, — демонстрирует Михаил печку, спрятанную в полочке за дверцей. — Но бывало, что продукты заканчивались. Ну что-что, еду голодный, в животе журчит и мысли одни: «Где бы поесть».

Михаил из Калининграда понятия не имеет, почему на границе Беларуси и ЕС появились очереди, которых раньше никогда не было

Парень говорит, что водители от долгого ожидания в очереди становятся злыми, нервничают. Очень часто они звонят в таможню с жалобами. Но получают ответ, что «все работает в штатном режиме». И лучше от этого не становится.

— Очень волнуюсь, что на обратном пути застряну снова на неделю. Попробую на середину декабря взять бронь на прохождение границы. Ее еще можно купить недели за две. Конечно, если я захочу ее взять за завтра-послезавтра — там уже ничего свободного не будет. Но, конечно, очень тяжело подгадать, что будешь в определенный день и время в пункте пропуска, загрузки-разгрузки. Дорога — всякое может быть.

Водитель из Азербайджана Мугадас вез на автовозе из Германии бэушные авто. Раньше он всегда ездил через Польшу, а в этот раз решил поехать через Литву

— Меня больше волнуют не очереди на границах, потому что сильно долго я в них не стоял — сутки максимум. Больше неудобств мне доставляет холод. У нас в Азербайджане сейчас тоже холодно, но не так, как здесь, — поделился своей проблемой Мугадас из Баку. — Ехать мне домой еще дней пять. Мы, азербайджанцы, терпеливые, хоть и эмоциональные очень. Но в очередях кричать и ругаться не будем — некрасиво это. Вон, мой друг ехал недавно из Беларуси в Польшу, стоял четверо суток. Писал мне: «Стоят все и я стою, а что еще делать…».

Периодически водители подходят к будке, где сидит диспетчер, чтобы уточнить, когда подойдет их очередь на проезд границы