Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  2. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  3. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  4. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  5. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  6. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  7. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  8. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  9. В Беларуси за сутки изъяли больше тонны наркотиков и психотропов. Стоимость товара — более 28 млн долларов
  10. Тихановская выразила соболезнования из-за гибели шести беларусов во время бури. А вот как откликнулись Лукашенко и чиновники
  11. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  12. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  13. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит
  14. Литва запрещает с завтрашнего дня, 18 июля, въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  15. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  16. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана


Юлия Гурова,

«В радиусе метра воцарился жесточайший хаос, когда всем понятно стало: сын остался без диплома» — строчка из песни под названием «Жить в кайф». Казалось бы, где исключение из вуза, а где кайф? С одной стороны, каждая сессия по-прежнему пугает студента нависшей угрозой отчисления. С другой — все меньше молодых людей страшатся этого момента и сами принимают решение забрать документы (даже если прошли больше половины пути к получению диплома). О поводах для отчисления, реакции родителей и будущем Onliner.by поговорил со студентами, которые решились разорвать отношения с универом. А заодно спросил у карьерного консультанта о причинах долгого «поиска себя» у молодежи — той самой, которая завтра выйдет на рынок труда.

Фото из архива героев. Коллаж: Юлия Корф
Фото из архива героев. Коллаж: Юлия Корф

Илья: «Я понимал: точно не хочу заниматься этим всю жизнь»

Парень учился на мехмате БГУ и отчислился, когда до окончания учебы оставалось чуть больше полугода. И это при том, что Илья из семьи учителей. Ему с самого детства говорили, как важно получить высшее образование.

— Когда поступал, сразу решил: не хочу грузить родителей затратами на обучение, а студенту самостоятельно собрать сумму на оплату высшего образования очень сложно. Поэтому рассматривал только бюджет. В выборе профиля ориентировался на предметы, которые легко давались в школе: физику и математику. Считал так: способности есть, смогу сдать ЦТ на высокие баллы. Рассматривал факультеты БГУ либо БГУИР. В последний момент вспомнил про мехмат БГУ, подал документы туда. По специальностям нас распределяли в зависимости от баллов. Когда очередь дошла до меня, осталась только одна свободная — «Научно-педагогическая деятельность». Я понимал, что точно не хочу заниматься этим всю жизнь. Но думал, нужно поступить именно в тот год, не пропускать его. А куда — это уже как повезет.

Когда впервые настигло чувство разочарования? Если честно, изначально не планировал работать учителем математики. Так как мои родители — педагоги, я знал все сложности этой работы. Шел с надеждой, что потом смогу перевестись на другую специальность. Такая возможность есть, но это отнюдь не легко. За время обучения у нас смогли перевестись только несколько студентов, потратили очень много сил. Примерно через полгода я понял, что у меня так не получится.

Илья. Фото из личного архива
Илья. Фото из личного архива

Я знал, что после обучения придется два года отрабатывать. А в нынешние времена все может поменяться в лучшую сторону даже за один год. Например, можно освоить специальность в другой сфере. Поэтому решил, что не хочу терять два года своей жизни. Подумал: самое интересное из университета — знакомства и знания — я уже получил. Желания дотянуть до диплома у меня не было, и я забрал документы.

Сейчас, после отчисления, я в состоянии, которое принято называть «продолжаю искать себя». Хочу найти сферу деятельности, к которой у меня будет лежать душа. Человек на работе проводит огромное количество времени — треть жизни. И если работа не нравится, он будет несчастным. Как показывает практика и опыт других людей, если ты доволен тем, чем занимаешься, рано или поздно это начинает приносить деньги.

Спустя какое-то время особого сожаления о принятом решении так и не появилось. Даже рад, что все-таки сделал этот шаг. Почувствовал, что жизнь в моих руках, я могу делать выбор, влиять на важные для меня события, могу сам принимать взрослые решения. Не говорю, что высшее образование не нужно. Думаю, оно необходимо, когда есть четкое понимание: выбранная специальность — это твое призвание. Но идти в университет, чтобы просто поступить или не отстать от бывших одноклассников, — по-моему, так точно делать не стоит. Считаю, самое лучшее в таком случае — взять паузу, год поработать, понять, что тебе нравится, — и вот тогда уже выбирать.

Для родителей случившееся — больная тема. Отец до сих пор звонит в деканат и спрашивает, могут ли меня восстановить. Сложная ситуация, короче говоря. В понимании моих родителей высшее образование — это единственный шанс на успешное будущее сына. Но могу сказать, что для них семья все равно важнее и они уважают мой выбор, говорят, мол, «надеемся, что у тебя все будет хорошо».

Александра: «Помню, как пришла после каникул в вуз, а на глазах слезы»

Александра решила не прощаться с идеей получения высшего образования, но сменила техническую специальность на гуманитарную. Девушка отчислилась с третьего курса факультета радиотехники и электроники БГУИР и поступила на первый курс факультета журналистики БГУ.

— У меня в школе всегда были хорошие отношения с математикой, в отличие от языков. Лингвистику я не считала сложной, но нередко получала низкие баллы из-за невнимательности. В итоге это отталкивало от гуманитарных предметов. Поэтому о профессии журналиста я тогда даже не задумывалась. Хотя была, можно сказать, активисткой, любила выступать на разных конкурсах. Кроме того, я родилась в семье представителей исключительно технических специальностей: среди родственников лишь инженеры, программисты, бухгалтеры.

При поступлении я сдавала математику и физику. Так как мама и дядя учились в БГУИР, решила поступить туда же. Никто не настаивал на выборе, лишь предложили. Но я боялась думать о чем-то другом, а сил взять на себя ответственность и уверенно заявить, кем я хочу стать в будущем, явно не хватало.

Если честно, разочаровываться начала уже после первого семестра. Программирование меня не сильно впечатлило, запомнились только пары по высшей математике. Мне казалось, единственный вариант работы после окончания универа — завод. И эта мысль входила в диссонанс с внутренним ощущением себя как активного и творческого человека. С каждой неделей учеба нравилась все меньше и меньше. Может, повлияло и то, что у меня почти не было увлечений вне вуза. Все, на что меня хватало, — это съездить на пары, вернуться домой, сделать задания и лечь спать.

Александра. Фото из личного архива
Александра. Фото из личного архива

Надо сказать, что пары я пропускала очень редко, была ответственной студенткой. Но атмосферу в университете я бы не назвала дружелюбной для меня: нередко слышала, что в технической специальности девушкам не место.

Уйти я решила уже во втором семестре. Помню, как приехала в университет после каникул, а на глазах слезы — настолько не хотелось идти на занятия. Но я не знала, куда еще можно поступить, поэтому не решалась что-то менять. Буквально через пару дней мы перешли на удаленное обучение из-за коронавируса.

Весь второй курс и лето после него меня сопровождали тяжелые мысли: хотелось отчислиться, но пугало, что нужно будет возместить затраты на обучение. И вот начался первый семестр третьего курса. Помню, сидела на паре, и тут внезапно нагрянуло четкое осознанное решение: точно буду отчисляться. Сразу после того занятия заглянула в деканат. Оказалось, в моем случае оплачивать обучение не нужно.

Я приехала домой и проревела там несколько часов. Мама выслушала, но в тот момент предложила не отчисляться, ведь оставалось всего два года до получения диплома. После того дня я почти перестала ходить в универ, нашла мотивирующую книгу и в итоге пришла к мысли, что хочу стать журналистом.

В один вечер пришла к маме, поделилась своим планом и рассказала, что точно буду уходить из университета. В тот раз она меня полностью поддержала. Уже через пару дней я написала заявление на отчисление. В деканате меня отговаривали несколько часов — все время, пока я заполняла бумаги. Сказали так: есть еще неделя, чтобы передумать. Но этим шансом я не воспользовалась. С октября по июль готовилась ко второму поступлению. Работала в кафе, чтобы самой оплачивать курсы по подготовке к ЦТ, а по вечерам смотрела лекции. Конечно же, у меня были мысли, что ничего не выйдет. Хотя я понимала: если не в этом году, то в следующем точно поступлю. Морально давило и то, что мои бывшие одноклассники уже скоро окончат университет. Однако я старалась успокаивать себя сама, друзья и мама тоже поддерживали.

Раньше почему-то диплом воспринимала как гарантию, что в жизни все будет ОК. А еще я понимала: на журфаке будет много полезных знакомств. В мае уволилась и ушла в подготовку к поступлению с головой. Портфолио для творческого конкурса (публикации в СМИ) собирала в последний момент, за две недели до сдачи все успела. Сейчас учусь на втором курсе факультета журналистики, чему очень рада.

Александра в своем монологе не раз вспоминала о понимании и даже поддержке ее непростого решения со стороны матери. Onliner.by спросил у Оксаны Сергеевны, что она чувствовала, когда дочь поделилась своими мыслями об отчислении.

— Сначала меня охватило чувство вины, ведь это я убеждала дочь поступить в БГУИР, — вспоминает женщина. — Но по поводу отчисления все равно были сомнения, ведь на тот момент оставалось всего два года до диплома. Потом я все чаще стала замечать, как ей тяжело. Поэтому и не стала чинить препятствий в ее желании сменить специальность. Сейчас я вижу, как ей нравится учиться, и понимаю, что этот путь был пройден не зря.

Карьерный консультант: «Дети не хотят повторять сценарий родителей»

О тенденции часто менять специальности у студентов и ее причинах Onliner.by спросил у карьерного консультанта Виктории Березовской:

— Сегодня молодые люди долго ищут себя, так как не знают, какие профессии востребованы. У них нет возможности окунуться в профессиональные сообщества, попробовать себя на практике, посмотреть, интересна ли им та или иная профессия. Как кажется, профориентация, которая есть в наших школах, не позволяет в полной мере остановить выбор на конкретной профессии: появилось много направлений, молодое поколение не готово игнорировать свои желания и таланты ради прибыльного дела.

В этих метаниях юношам и девушкам не всегда удается найти помощь и у родителей, многие из которых считают, что важен сам факт получения высшего образования. Еще один аспект — молодые люди ориентируются на выбор родителей или на советы друзей семьи. Нередко внимание больше сосредоточено на учебном заведении, а не на специальности.

В результате студенты не понимают, чем в дальнейшем, через пять лет, нужно будет заниматься. И не задумываются, можно ли будет найти работу по этой специальности, сколько денег она будет приносить. Кроме того, вчерашние школьники зачастую видят пример своих родителей, которые могут работать только «потому что надо», при этом ничего не менять. Насколько показывает практика, дети не хотят повторять этот сценарий. Именно поэтому не спешат принимать решение, потому что боятся ошибиться и разочароваться в профессии — жить так, как живут родители. Увы, немало представителей старшего поколения выросли с установкой, что выбор профессии должен быть на всю жизнь. Хотя уже сегодня очевидно: это не так.

Мир меняется, и нормально меняться вместе с ним, чтобы реализоваться профессионально и вырасти финансово. Новое поколение не боится уходить из вуза или из компании, где им не нравится, потому что они хотят жить красиво. Так, как показывают в соцсетях, а не дома, где родители уставшие, неудовлетворенные, полные страхов и устаревших предубеждений. Современные молодые люди выросли не на улице, они с детства хорошо ориентируются в технологиях и хотят использовать в работе этот навык. Родители и общество ориентированы на традиционное высшее образование, молодежь — на получение быстрой онлайн-профессии и высокий заработок.

Я бы рекомендовала молодым людям быть гибкими и смелыми, не бояться перемен, потому что перемены — это развитие.