Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  2. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  3. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  4. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  5. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  6. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  7. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  10. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так


По оценкам фонда March of Dimes, который занимается вопросами охраны здоровья матери и ребенка, шанс повторного выкидыша (то есть потеря двух беременностей подряд) достигает 20%. А потом, с каждой новой неудачей, риск не выносить ребенка возрастает еще больше. «Зеркало» поговорило с беларуской, которая пережила три выкидыша подряд, после чего все же забеременела и родила. Она рассказала, как даже после такого испытания хотела родить еще одного ребенка, но все следующие беременности тоже заканчивались выкидышем.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com

«Постоянно кололи успокоительное, поэтому я только тихонько плакала»

В середине 1990-х Яна (имя изменено) вышла замуж: тогда ей было 18 лет. Первая беременность наступила уже спустя полгода семейной жизни.

— Я узнала почти сразу: задержка была всего неделю, но тест дал положительный результат, — рассказывает Яна. — Чувствовала себя неплохо, только немного тянуло низ живота, временами накатывала слабость. Все говорили, что это нормально.

Яна вспоминает, что в те годы в ее городе записаться к врачу женской консультации можно было на месяц вперед — и это в лучшем случае. Поэтому, когда у нее появились подозрительные выделения, обратиться к гинекологу сразу не получилось. А через неделю у Яны открылось кровотечение — скорая забрала ее в больницу. Врачи сообщили, что случился выкидыш на сроке восьми-девяти недель.

— Я была расстроена и не понимала, почему это произошло. Мой врач говорил, что при первой беременности такое бывает, что выкидыш скорее случайность. Советовал сильно не переживать и не бояться беременеть в будущем, — вспоминает собеседница. — Эти слова меня приободрили — после них я решила, что точно попробую стать матерью вновь.

Спустя восемь месяцев Яна забеременела второй раз. Наученная прошлым опытом, при положительном тесте и выделениях, которые появились снова, она сразу пошла в больницу. Там беларуску поставили на учет в кабинет по невынашиванию. А на восьмой неделе беременности — госпитализировали с угрозой выкидыша.

— Мне запретили не просто ходить, а даже вставать с кровати. Еду и утку приносили в палату, кололи магнезию (этот раствор используется при профилактике невынашивания беременности, так как считается, что она может быть вызвана недостатком магния. — Прим. ред.). От этого ягодицы были сплошным фиолетовым узлом, — вспоминает Яна. — Также чуть ли не литрами вливали «Гинипрал» (препарат, снижающий активность сокращений матки. — Прим. ред.).

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com

Все закончилось тем, что в одну из ночей Яна проснулась от боли, похожей на схватки. Пришедший дежурный врач сразу сказал, что плод спасать бессмысленно. Шла двадцатая неделя беременности.

Потеря беременности до 20-й недели называется выкидышем, или самопроизвольным абортом. Если роды начинаются после 20-й недели и ребенок появляется на свет живым, они называются преждевременными. В норме роды происходят с 37 до 42-й недели беременности.

— Следующие 14 часов у меня были схватки. Раскрытия не было, и стимуляторы никакие не помогали, — рассказывает Яна. — Все закончилось внутренним кровотечением, переливанием крови и чисткой. Но тяжелей всего было в психологическом плане: я понимала, что ребенок мертв, и все мои мучения были зря.

Домой Яну выписали только через три дня. Все это время, по ее словам, она лежала в послеродовом отделении. Это было для нее тяжелым испытанием, так как все роженицы вокруг уже нянчились со своими детьми.

— В больнице мне постоянно кололи успокоительное, поэтому я только тихонько плакала. А вот дома меня догнали все остальные эмоции. К слезам добавились приступы удушья, часто неконтролируемо потряхивало все тело. В такие моменты я даже говорить не могла, — вспоминает Яна. — Муж изо всех сил пытался меня успокоить, даже сказал, что если мы не сможем иметь своих детей, то возьмем из дома малютки, ведь условия нам позволяли. Его слова тогда не успокоили меня, а парадоксальным образом, наоборот, раззадорили что ли, заставили захотеть попробовать снова.

«Или мы остаемся вечно оплакивать потерю, или пробуем снова»

После полугодичного лечения и реабилитации Яне удалось забеременеть третий раз, но у нее снова случился выкидыш — уже на раннем сроке. К тому моменту у женщины появился «свой» гинеколог, специалистка направила ее на чистку и помогла восстановиться после процедуры.

— У меня тогда будто отключились эмоции, даже выкидыш меня не особо расстроил. Я механически следовала всем рекомендациям. Надо пить таблетки, ставить капельницы, делать уколы — хорошо! Я готова была делать что угодно, лишь бы достичь своей цели, — рассказывает беларуска. — В моем понимании, женщина хоть раз в жизни должна познать счастье материнства. Эта установка мотивировала меня продолжать.

Пройдя новый курс лечения, Яна забеременела еще раз — уже четвертый раз в жизни. Собеседница говорит, что на этот раз все было к ее удивлению нормально. И только ради подстраховки ее два раза отправляли на сохранение. Яна успешно доходила всю беременность и родила сына.

— До самой выписки из роддома мы не покупали вещи ребенку, не придумывали имя — жили один днем, боясь, что у нас опять ничего не получится, — признается Яна. — Первые месяцы беременности были очень тревожными, но чем большим становился срок, тем явнее мы оживали, радовались. Рождение же сына стало самым счастливым днем в нашей семейной жизни.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Спустя несколько лет супруги задумались о втором ребенке. И история повторилась, как в первую беременность: на восьмой неделе открылось кровотечение — Яна поехала в больницу.

— Я рассказала врачу, как было в прошлые разы, и попросилась на чистку, но он, увидев следы от кесарева, почему-то сказал, что нужно во что бы то ни стало сохранить плод, — рассказывает Яна. — Я согласилась и пролежала какое-то время в больнице, и на двенадцатой неделе меня даже выписали домой дохаживать беременность.

На четырнадцатой неделе у Яны закрались сомнения, все ли хорошо, так как на этом сроке она должна была уже чувствовать, что плод шевелится. На этот раз женщина пошла на прием к знакомому врачу — выяснилось, что ребенок уже был мертв около месяца. Яну срочно забрали на чистку.

— В тот раз было психологически легче пережить потерю. Наверное, потому что у нас уже был сын. И еще одна причина — мне очень повезло с мужем. Он окружил меня своей заботой и ни разу не упрекнул, что не могу выносить беременность, — признается Яна. — Также я не позволяла никому себя жалеть, ведь это дорога в никуда. Или мы остаемся вечно оплакивать потерю, или пробуем снова. А все попытки родственников и друзей «посочувствовать» я пресекала на корню, так как воспринимала их не как искреннюю заботу, а лишь ненужное внимание.

На этот раз врачи рекомендовали Яне «отдохнуть» от беременностей хотя бы пять-семь лет.

«Осталась только обида, злость и чувство беспомощности»

«Отдохнуть» в итоге получилось даже дольше.

В 2009 году Яна с мужем и сыном переехала в другую страну и была занята обустройством жизни на новом месте. К вопросу беременности беларуска смогла вернуться только через 10 лет, когда ей уже было за 30. И ситуация повторялась как под копирку: задержка — тест показывает положительный результат — выкидыш. И так три раза за последующие пять лет.

Только уехав из Беларуси, Яна нашла ответ на вопрос, почему ей не удается выносить беременность. Одной из основных причин самопроизвольных абортов становятся серьезные нарушения функций щитовидной железы у матери. Именно с этим, как оказалось, столкнулась и беларуска.

Как объяснили врачи, у Яны есть нарушения в работе щитовидной железы — выработка гормонов слишком низкая, что, по всей видимости, и приводило к выкидышам. В такой «поломке» организма беларуска винит Чернобыльскую катастрофу.

— Я из того поколения детей, которые участвовали вместе с родителями в первомайском параде 1986 года. В нашем городе в тот день пошел дождь, который, видимо, и принес с собой радиацию с АЭС, — вспоминает Яна. — Впоследствии, уже в 1998 году, эндокринолог говорила, что у меня увеличена щитовидка, но в остальном, по ее мнению, все было «в пределах нормы». Теперь я вижу, что это было не так.

Сейчас Яне 46 лет. Женщина признается, что после эмиграции они с мужем думали про ЭКО. Но за все годы адаптации в новой стране возможности сделать эту процедуру у них не было.

К тому же, когда Яна прошла полный курс лечения, ей было уже почти 40 лет — а после этого возраста государство, где сейчас живет беларуска, не поддерживает ЭКО финансово. «Успеть» в последний вагон вариантов не было: врачи все же порекомендовали Яне отложить идею забеременеть вновь, чтобы не нагружать организм.

— Нашему сыну исполнилось 25, и, наверное, родить еще одного ребенка нам не судьба. Конечно, нам всегда хотелось заново пережить те дни счастливого ожидания малыша. Поэтому после стольких лет борьбы осталась только обида, злость и чувство беспомощности, — признается Яна. И добавляет: — Все эти годы я обследовалась, проходила лечение, но по какой-то злой иронии этого всегда оказывалась недостаточно. Но мне не хочется гневить Бога причитаниями: все же у меня есть замечательный сын и муж, который прошел вместе со мной все испытания.