Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  2. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  3. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  4. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  5. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  6. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР
  7. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  8. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  9. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  10. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  11. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси


В 2020-м Илья Салей был юристом штаба Бабарико и защитником Марии Колесниковой, а позже оказался в СИЗО на Володарского и стал участником той самой встречи с Лукашенко в следственном изоляторе. Летом 2021-го Салей уехал из Беларуси и сейчас живет в Лондоне. В начале мая этого года в своем Instagram он написал: «Делюсь личной небольшой победой: я стал солиситором, то есть английским адвокатом, называя вещи привычными для нас словами». О сложном пути к цели, больших потраченных деньгах и нервах Илья рассказал блогу «Люди». Мы перепечатываем этот текст.

Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог "Люди"
Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог «Люди»

Илья Салей закончил юрфак БГУ и магистратуру школы права Дьюкского университета в США.

9 сентября 2020-го мужчину задержали по уголовному делу против участников Координационного совета — ч. 3 ст. 361 УК (Призывы к действиям, направленным в ущерб внешней безопасности Республики Беларусь, ее суверенитету, территориальной неприкосновенности, национальной безопасности и обороноспособности).

16 октября юриста перевели под домашний арест, а в апреле изменили меру пресечения на выход под залог. В августе 2021-го Илья Салей покинул Беларусь.

Был признан политзаключенным.

«Я сторонник того, что если ты за полгода не выучил, то уже за последние пару часов не начитаешься»

Сегодня Илья — инвестиционный юрист в лондонском офисе Европейского банка реконструкции и развития. Когда мы созваниваемся, в Англии около семи вечера. Илья все еще в офисе. Шутит, уходить домой еще «неприлично рано». То, что в начале мая он получил статус солиситора, на его рабочий график никак не повлияло, зато подняло его «в высшую лигу юридического мира».

— Солиситор — одна из самых престижных юридических квалификаций в мире. Своеобразный знак качества, — объясняет собеседник. — Часто, когда ищешь работу в международных финансовых и юридических центрах типа Лондона, Нью-Йорка, Дубая, Сингапура, одно из требований — квалификация именно в США или Англии. На самом деле я далеко не первый беларус, кто получает такой статус. Много наших юристов успешно работают по всему миру. Это талантливые люди, но они не публичны.

— Объясни, кто такой солиситор, если просто.

— В английской системе права существует два вида адвокатов. Один — солиситоры, второй — барристеры. Исторически было так: барристеры являлись верхним уровнем адвокатуры. Это специалисты, представлявшие клиентов в судах. А солиситоры — адвокаты, которые консультировали людей, готовили документы или дела для барристера. Сейчас ситуация поменялась, и разницы между этими квалификациями практически нет. Теперь солиситоры тоже могут представлять своих клиентов в судах — в основном в первой юрисдикции (аналог наших районных судов. — Прим. ред.). А если сдашь небольшой дополнительный экзамен, то получишь точно такой же доступ в суды, как у барристера.

Существующее разграничение — это скорее дань уважения английским традициям. Ну и ключевое отличие — солиситоры не носят парики, их носят барристеры.

— Почему решил учиться на того, кто не будет носить парик?

— К квалификации барристера более замысловатая процедура допуска. Поэтому люди, особенно иностранцы, предпочитают специальность солиситора. Плюс это более бизнес-ориентированная профессия. В итоге английские солиситоры работают по всему миру, в то время как барристеры в основном оседают в Лондоне.

— Расскажи, что нужно сделать, чтобы стать солиситором?

— Несколько лет назад английская адвокатура поменяла процедуру получения квалификации. Сейчас она одинакова для всех и не зависит от того, где ты учился и работал раньше — в Англии или в другой стране. Во-первых, у человека должно быть высшее образование. Неважно какое, не обязательно юридическое. Во-вторых, два года подходящего опыта работы в области, связанной с юриспруденцией. Например, помощником юриста. В-третьих, необходимо сдать квалификационный экзамен. И в-четвертых, пройти бэкграунд-чек — это проверка прошлого и репутации на то, соответствует ли человек высокому званию английского солиситора.

— Если с первым и вторым пунктом все понятно, то про третий и четвертый хотелось бы узнать подробнее. Начнем с экзамена. Что он собой представляет?

— Экзамен состоит из двух частей. Первая — компьютерный тест на знание основ английского права. Круг вопросов максимально широкий и охватывает все основные отрасли — от статуса короля до, например, бизнес-права, разрешения споров, уголовного процесса, есть даже бухгалтерский учет для юристов. Испытания проходят дважды в год — в январе и июле.

Тест включает 360 вопросов и длится два дня, в каждый из которых отвечаешь на 180. На их решение у тебе есть пять часов, то есть чуть больше, чем полторы минуты на задание.

Каждая задача — это какой-то кейс. Допустим, Иван Иванович умер и оставил завещание, которое подписано двумя свидетелями, но не в присутствии друг друга. Вопрос, действительно ли оно? Дальше идет пять вариантов ответов. Из них нужно выбрать наиболее подходящий, то есть они даже не говорят правильный, а просят указать наиболее правильный.

Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог "Люди"
Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог «Люди»

— Как ты готовился к экзамену?

— Тут два варианта. Можно готовиться самому, например, ходить в библиотеку, или купить подготовительный курс. Вторая опция затратнее, но гораздо удобнее, поэтому я выбрал ее. В курсе собраны нужные книги, лекции, тесты. При этом есть разные сроки и периоды подготовки. Например, изучение материала распланировано на 40, 20 и 10 недель. От этого зависит интенсивность подготовки. Я взял 20-недельный курс и занимался полгода — с августа по январь. Каждый день по 2−2,5 часа.

— Сколько стоит такой курс, если не секрет?

— К сожалению, это достаточно дорого — около 3000 фунтов (примерно 11,4 тысячи рублей, здесь и далее суммы указаны по курсу Нацбанка на 24 мая 2024 года. — Прим. ред.). Плюс регистрация на сам экзамен еще около 1800 фунтов (около 6,8 тысячи рублей).

— Когда ты успевал учиться, ты же, если взять на примере сегодня, допоздна на работе?

— Приходишь домой или остаешься в офисе после работы и занимаешься. В программе можно поставить свое расписание. Я, например, выбирал, чтобы в воскресенье у меня был выходной. Но, когда ты вовлекаешься, сложно перестать об этом думать, поэтому в свободное время, например, лежишь на диване и читаешь или сидишь в поезде и слушаешь лекцию. Плюс планируешь свой график так, что занятия становятся неотъемлемой частью жизни, как поесть, поспать. Поэтому даже если я путешествовал или куда-то ехал, просто брал с собой книжку или включал лекции.

Материал, который нужен для подготовки, достаточно интересен. В Англии абсолютно другая система права, в отличие от беларусской, континентальной, здесь применяют систему обычного права. Она основана не только на законах, но и на судебных прецедентах (это решение суда по определенному делу, которое затем становится обязательным для судов при разрешении аналогичных ситуаций. — Прим. ред.), которые имеют обязательную силу, поэтому право более гибкое. К тому же тут есть традиции, которые нигде не прописаны, но их нельзя не соблюдать. Например, премьер-министром всегда становится лидер победившей на выборах партии. Нигде в законах вы этого не найдете, это традиция.

— Вернемся к экзамену, как он проходит?

— В специальных центрах стоят компьютеры, отделенные друг от друга перегородками. На каждом рабочем месте лежит блокнот и ручка, чтобы человек делал какие-то пометки. С собой ничего брать нельзя. Если нужно в туалет или попить, поднимаешь руку, и тебя сопровождают до двери. При этом пятичасовой экзамен разбит на две части по 2,5 часа. Между ними тридцатиминутная пауза.

Когда в первый день вышел на перерыв, казалось, я все сделал отлично. Пошел, купил себе кофе, посидел. После второй части впечатления были абсолютно противоположные. Думал: «Надо ехать готовиться дальше». Назавтра все случилось наоборот.

Результаты мне пришли в марте, то есть через два месяца. Максимум, который можно было набрать за день, — 500 баллов, проходной — 300. У меня в первый день было 360, во второй — 355.

— Многие не сдают?

— Обычно процентов пятьдесят.

— Ночь между первым и вторым днем теста прошла спокойно или за книжками?

— Точно не за ними. Я сторонник того, что если ты за полгода не выучил, то уже за последние пару часов не начитаешься. Наоборот, надо дать голове отдохнуть. Но спал я плохо. Это потому, что я, в принципе, плохо сплю. Мне кажется, это частая проблема многих людей, когда мысли в голове просто не дают уснуть. Они словно сами по себе живут, что-то обдумывают, решают, что сделать завтра, анализируют, как прошло вчера.

Перед экзаменом я проснулся рано и поехал. Тем более все начиналось в 8.30, а на месте нужно быть минимум за полчаса до старта. Плюс дорога по Лондону занимает час, поэтому из дома вышел в 7.00, так что все равно пришлось бы вставать в 5.30−6.00.

— Какой была реакция, когда увидел, что ты прошел тест?

— Облегчение. А потом подумал, что по-другому и быть не могло.

«Этот экзамен происходит на протяжении трех дней и чем-то напоминает театр»

Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог "Люди"
Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог «Люди»

— Ты сказал, что тест — это лишь первая часть экзамена. А что включает вторая?

— Если сдаешь тест, допускают дальше и проверяют твои практические навыки юриста. Например, то, как ты интервьюируешь клиента, общаешься с ним, защищать свою позицию, драфтишь (пишешь. — Прим. ред.) правовые документы.

Этот экзамен происходит на протяжении трех дней и чем-то напоминает театр. Ты сидишь в кабинете, к тебе приходит человек и говорит, к примеру: «У меня умерла бабушка, она оставила мне завещание, по которому часть имущества передана в траст. Пожалуйста, расскажите, что с этим делать, какие возникают налоговые последствия и так далее». Этот клиент (это нанятый актер) может вести себя неадекватно, истерить. Тебе нужно с ним работать. За твоими действиями следит комиссия.

Обычно вторая часть проходит через несколько месяцев после теста. Но готовиться к ней начинают, не дожидаясь результатов, а как только его сдают.

— Она тоже платная?

— Да, чтобы ее сдать, сейчас нужно заплатить 2902 фунта (примерно 11 тысяч рублей). Но стоимость постоянно растет.

— Как ты к ней готовился?

— Мне не пришлось.

— Как так?

— Английская адвокатура разработала специальную процедуру, по которой опытные иностранные юристы могут обратиться за освобождением от второй части экзамена. При этом в некоторых случаях, к примеру, с чешскими адвокатами, это происходит автоматически. Заявления же от юристов из других юрисдикций рассматривают в индивидуальном порядке. Для этого нужно написать детальное обоснование, указав весь свой профессиональный опыт, и приложить рекомендательные письма. Я так и поступил. Описал свою работу в разных юрисдикциях, включая США, Англию, ОАЭ и Беларусь. Все это дополнил рекомендациями от юристов. В том числе английских солиситоров, с которыми приходилось работать. Рассмотрев мое обращение, английская адвокатура со мной согласилась и освободила от второй части экзамена.

— Четвертый пункт, нужный для получения квалификации, это проверка личности. Расскажи о ней.

— К солиситорам достаточно высокие требования. В принципе, если меня сейчас поймают в метро за то, что я не заплатил за проезд, меня могут лишить этого статуса, так как считается, что это должен быть человек с безупречной репутацией.

— Как проходит проверка?

— После того как сдал экзамены, тебя проверяют по внутренним английским базам, а также просматривают информацию о тебе, которая есть в общем доступе. К примеру, в твоих соцсетях. Ты также заполняешь анкету, в которой подтверждаешь, что никогда не привлекался к уголовной ответственности и предоставляешь справки об отсутствии судимости из всех стран, в которых жил на протяжении последних пяти лет. В Беларуси я, естественно, такой документ взять не мог.

В связи с этим пришлось давать пояснения, с чем именно связано уголовное дело в отношении меня. Сделать это было достаточно несложно. В 2020-м, когда меня арестовали, английская адвокатура, как и многие другие, писала письмо в мою защиту на имя Александра Лукашенко, генерального прокурора, министра юстиции и других высокопоставленных беларусских чиновников. В нем они описывали, на их взгляд, политическую мотивацию моего уголовного дела и требовали, в том числе, моего освобождения. Я приложил им их же письмо трехлетней давности. Они ответили, что этого объяснения им достаточно и что считают меня приличным человеком.

Вся коммуникация велась по электронной почте, мне даже не пришлось никуда ходить.

— Как узнал, что получил квалификацию?

— На электронную почту прилетает сообщение: «Поздравляем». Заходишь в личный кабинет на сайте английской адвокатуры. Там уже ждет сертификат, что ты выполнил все необходимые требования и теперь принят в ряды английских солиситоров. Но это еще не все.

Затем ты выбираешь, с какого дня будет действительна твоя квалификация — сегодня, завтра, послезавтра. Отмечаешь этот день, платишь ежегодный взнос в 208 фунтов (около 792 рублей), и напротив твоего имени загорается зеленая галочка. Статус активирован.

Данные Ильи Салея в онлайн-реестре английских солиситоров. Скриншот с сайта sra.org.uk
Данные Ильи Салея в онлайн-реестре английских солиситоров. Скриншот с сайта sra.org.uk

Кстати, в Англии нет адвокатских удостоверений, а есть открытый онлайн-реестр солиситоров — Solicitors Register. Любой человек может туда зайти, ввести имя и фамилию интересующего его специалиста и убедиться в том, что он или она является солиситором, и этот статус активен, то есть рядом есть та самая зеленая галочка.

«Иногда надо потерпеть. Отдохнуть мы еще успеем»

Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог "Люди"
Илья Салей, ноябрь 2023-го, Варшава. Фото: блог «Люди»

— В своем посте ты писал, что вложил в этот сертификат не только время, но и много нервов и денег. Как эта квалификация теперь повышает твою стоимость как специалиста?

— Это одна из самых престижных юридических квалификаций в мире. У тебя появляется возможность работать на более интересных проектах, а те работодатели, которые нанимают людей с ней, платят достаточно большие деньги. Думаю, если ты посмотришь уровень стартовых зарплат в американских или британских юрфирмах в Лондоне, ты это сама увидишь.

— Тебе с июня не повысят зарплату?

— Нет (смеется).

— Говорят, нужно больше учиться, чтобы меньше работать. Но, как я понимаю, ты меньше работать не стал.

— Нет, это не очень касается юристов, потому что в западном мире мы работаем очень много. Место, где я сейчас работаю, очень хорошее в плане work-life balance. В принципе мы загружены не так много часов, что даже оставляет мне время для интервью (смеется). Но если взять частные юридические фирмы в США и Англии, то там люди могут работать по 13−14 часов в день. Это считается нормальным.

Сейчас эта культура [трудоголизма] немного отходит, потому что все начинают бороться за свои права. Но в принципе до сих пор есть юридические фирмы, в которых существуют комнаты с кроватями, чтобы особенно молодой специалист мог пойти, поспать несколько часов и продолжать свое дело. У меня есть опыт работы в Дубае, когда мы выходили из офиса и в три, и в четыре утра, а в девять опять были на месте, потому что есть определенные обязательства. Это частный сектор, цель которого зарабатывать, а чем больше ты трудишься, тем больше денег приносишь.

— Ради чего тогда все это, если всю жизнь проводишь на работе?

— Потому что там достаточно хорошо платят. К примеру, за несколько лет можно купить собственное жилье, которое многим недоступно. Да и есть люди, кому нравится постоянно работать. Мне кажется, это выбор каждого человека.

— Какой из этих пунктов тебе ближе?

— Я точно не могу сказать, что мне нравится постоянно работать (смеется). Но я хорошо понимаю, что сейчас проходят самые важные и активные годы в моей жизни. Это касается и профессиональной деятельности, и внерабочей активности. Поэтому иногда надо потерпеть. Отдохнуть мы еще успеем.

— Почему ты пошел получать эту квалификацию, если у тебя и так есть хорошая работа?

— В английском языке это называется «peer pressure». Не знаю, как правильно перевести. Но если сказать простыми словами, то из-за моих талантливых коллег, в том числе ребят из Беларуси. Когда люди рядом принимают такое достаточно сложное решение — получать квалификацию солиситора, тратят большое количество денег, времени, сил, эмоций, ты думаешь: «Чем я хуже?» Такой щелчок произошел у меня примерно год назад. Решил, все, через месяц займусь. Купил курс подготовки, а когда деньги заплачены, понимаешь, обратного пути нет.

А вообще, мотивирующих причин много. Кроме личных амбиций, это еще и желание показать, какие мы, беларусские юристы. Повторюсь, я ведь далеко не единственный беларус, кто получил такую квалификацию или успешно работает в одной из юридических столиц мира. Это во-первых.

Во-вторых, это еще одна возможность привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкиваются адвокаты внутри нашей страны. Ведь как минимум шесть из них сейчас находятся в заключении, и десятки, в том числе и я, больше не могут работать на родине и были вынуждены покинуть Беларусь.

В-третьих, показать людям, которые также были вынуждены уехать в другую страну, что нет ничего невозможного. На прошлых выходных меня очень вдохновил бой за звание абсолютного чемпиона мира между Александром Усиком и Тайсоном Фьюри. Это украинский и британский боксеры. В этом матче все ставили на второго. Он значительно выше, тяжелее, с большим размахом рук. Но в итоге благодаря большому труду, дисциплине, терпению и вере в себя победил Усик. Для меня это история о том, что нет ничего невозможного. Даже когда в тебя никто не верит и на тебя никто не ставит.

— Ну и последний вопрос, что дальше?

— Когда ты ставишь перед собой цель (по крайней мере, у меня так), а потом ее достигаешь, всегда думаешь: «Что дальше?» Об этом вообще полезно задумываться. Поэтому немного отдохну и буду искать новые вызовы. И уж точно не сидеть без дела.