Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  2. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  3. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  4. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  5. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  6. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  7. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  10. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так


За последние годы обыски по «политическим» делам в Беларуси стали печальной обыденностью. Например, совсем недавно силовики провели рейды по квартирам родственников политических эмигрантов. Мы поговорили с сотрудником службы эвакуации BYSOL о том, как силовые структуры проводят обыски и каким образом к ним можно подготовиться.

Сотрудники ГУБОПиК на одном из судов. 2021 год. Фото: TUT.BY
Сотрудники ГУБОПиК на одном из судов. 2021 год. Фото: TUT.BY

Имя собеседника изменено в целях безопасности.

Кто сейчас проводит обыски по «политическим» делам?

По данным BYSOL, каждый месяц в Беларуси проводится от пяти до десяти обысков по «политическим» делам. Чаще всего силовики приходят к людям из-за их участия в протестах в 2020 году и активности в соцсетях.

— Нам регулярно поступает информация об этом, — говорит сотрудник службы эвакуации BYSOL Егор. — Такого не бывает, чтобы в какой-то месяц они полностью прекращались. Иногда (как минимум раз в месяц) происходят, скажем так, «ковровые» обыски. Например, у силовиков появились списки активистов какого-то района — и начинаются рейды. Приходят в их квартиры или к родителям.

По словам собеседника, такие мероприятия проводят три силовые структуры: ГУБОПиК, КГБ и СК. Сотрудники ГУБОПиК действуют наиболее жестко и агрессивно — именно они чаще всего выламывают двери и разносят жилье.

— Обычно ГУБОП приходит к фигурантам двух уголовных статей — 342 (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них) и 369 (Оскорбление представителя власти). Часто они устраивают рейды по месту жительства тех, кто оставил комментарии в соцсетях по поводу каких-то резонансных событий. Например, смерти сотрудника правоохранительных органов. В таких случаях мы фиксируем целую волну задержаний. Как правило, цель ГУБОПа — не сам обыск, а запугивание и давление на людей. Они действуют нарочито брутально: выламывают двери, врываются и все разносят. Часто ролики таких обысков потом выкладывают в свои телеграм-каналы. Работники КГБ и СК ведут себя куда более мягко, и, если можно так выразиться, культурно и воспитанно. Как правило, они не выламывают двери и не применяют насилия. Человека спокойно допрашивают, заполняют бумаги. Квартиру обыскивают более аккуратно, не разбрасывают вещи. Обычно приход КГБ и СК связан с более сложными и структурированными уголовными делами. Это может быть, например, дело против какой-то организации, признанной «экстремистской».

Как обычно проходит обыск?

— ГУБОП приходит рано утром, — описывает процедуру Егор. — Силовики в полной амуниции: бронежилеты, боевое оружие. Один звонок в дверь. Не открыли? Дверь выносят тараном. По сути, это даже не обыск, а погром. Переворачивают шкафы, выбрасывают на пол все вещи. Если дома есть дети, их обычно закрывают в отдельной комнате с одним из силовиков. Был случай, когда вот так ребенка закрыли, а силовик его «обрабатывал»: рассказывал, какие у него родители плохие, пока тех допрашивали в соседней комнате. Из КГБ обычно приходят два или три человека. Может быть силовая поддержка из сотрудников ОМОНа. Но если угрозы не обнаружат, ОМОН уходит, а КГБ допрашивает людей и обыскивает квартиру. СК часто приходит в сопровождении обычных милиционеров или участкового. Как я уже говорил, СК и КГБ действуют более мягко. Представляются, соблюдают положенные процедуры, ничего не ломают. Конечно, о полном соблюдении законодательства даже в этом случае говорить не приходится. Людям не дают ознакомиться с документами. Никаких постановлений о возбуждении дел сейчас тоже никому не выдают.

Выбитые стекла при обыске в квартире Андрея Паука. Кадры провластного телеграм-канала
Выбитые стекла при обыске в квартире блогера Андрея Паука. 27 мая 2022 года. Кадры провластного телеграм-канала

В ходе обыска силовики забирают всю найденную технику: компьютеры, ноутбуки, телефоны, жесткие диски. Телефоны требуют разблокировать, изучают подписки в мессенджерах, фото и видео.

— Силовики (это касается всех подразделений) пытаются найти в доме подозреваемого какую-нибудь фактуру, за которую человека можно задержать, — объясняет Егор. — Это может быть любой «экстремистский» материал: фото с протестов, бело-красно-белый флажок или наклейка. Бывает, находят, скажем, патрон или легкие наркотики. Ага, значит, человека уже можно привлечь по совсем другой статье — уже не «политической». Еще обращают особое внимание на любые документы. Паспорта изымают как вещдок (хотя это незаконно), чтобы человек не мог покинуть страну. Я не помню случаев, чтобы силовики кому-то специально подкидывали какие-то вещи. Все-таки они стараются найти в квартире реальную фактуру.

Избивают ли людей?

Сотрудник BYSOL говорит, что избиения бывают. Занимается этим ГУБОПиК. Особенно жестоко и агрессивно ведут себя силовики в Минске и Бресте.

— Последний такой случай с применением физической силы произошел в Минске, — рассказывает Егор. — Мужчину прямо в коридоре избивали прикладами на глазах у жены и детей. Был еще случай, когда человека били сковородкой — так сильно, что она погнулась. Продолжили пытки и в отделении. Били электрошокером, пока он не разрядился.

По словам собеседника, в Витебске, Могилеве и Гродно силовики ведут себя не так агрессивно. Он говорит, что в некоторых районных центрах они даже стараются предупредить об опасности человека, который проходит по «политическим» делам, чтобы у него было время уехать из страны.

— В целом, в небольших городах ситуация более спокойная, — рассказывает Егор. — Там силовики могут даже не приходить домой, а вызывают в отделение и мягко общаются. Дают понять, что грозит опасность. А человек пусть сам решает: уезжать ему из Беларуси или нет.

Как подготовиться и кому это следует делать?

Сотрудник BYSOL подчеркивает: к обыскам можно и нужно готовиться тем людям, которые были активны во время протестов, или тем, кого уже задерживали по «политическим» статьям. В группе риска находятся также беларусы, которые так или иначе попали на карандаш к силовикам.

— Например, человек знает, что задерживали его друзей, проверяли их телефоны — и там могли найти какой-то компромат, — говорит Егор. — Или он сам проходил свидетелем по «политическому» делу. Или знает, что в сети были доступны его фотографии с протестов, или он активничал в «протестных» чатах, или был волонтером в политической организации. Тогда человек в зоне риска. Нужно четко понимать: если компромат на вас уже попал к силовикам, избежать наказания не получится. В Беларуси нет справедливого суда. Никто не будет учитывать смягчающих обстоятельств. Мать троих детей? Ее все равно накажут. Если дело на вас уже взяли в оборот, то к вам придут. И самое легкое наказание, которые вы получите, — «домашняя химия». Правда, нужно учитывать, что людям в таком случае часто меняют меру пресечения и отправляют их в колонию. Единственное спасение в ситуации, когда на вас завели дело, — отъезд из страны. Да, эмиграция — это непростое решение, и к нему тоже надо подойти основательно и рационально. Человек должен взвесить все риски и решить, что для него предпочтительнее: тюрьма или жизнь в другой стране. Но я хочу подчеркнуть: сейчас в Беларуси репрессивная машина работает вполне эффективно, и самое плохое решение — знать, что ты находишься в зоне риска, и надеяться, что обойдется. Не обойдется.

Что делать, если вы опасаетесь обыска? Собеседник советует максимально уничтожить весь возможный компромат: почистить телефон, соцсети, удалить все сообщения в запрещенных чатах. Нужно подготовить и жилье: убрать оттуда все вещи, которые могут указать на связь с протестами и политическим активизмом, любую символику.

— Мы даже рекомендуем не держать дома книги о беларусской истории и культуре, — делится Егор. — Они не находятся под запретом, и бывали случаи, когда силовики не обращали внимания на такую литературу. Но мы рекомендуем все-таки убрать их. Можно посмотреть список книг, которые власти признали «экстремистскими». Также не стоит держать дома (в том числе в цифровом виде) некоторые документы — скажем, договоры с работодателем, на которого заводили уголовные дела (это касается, например, бывших журналистов независимых медиа, которые остаются в Беларуси). Сохраните эти файлы на надежном облаке, защитите облако паролем, запомните его. Второй важный момент: подготовьте своих домочадцев к возможному обыску. Объясните им, что это может произойти. Да, для них, возможно, угроза прихода силовиков станет шоком. Но родственники должны понимать: такое развитие событий возможно. Очень важно, чтобы для них это не стало абсолютной неожиданностью. Если вы в хороших отношениях с соседями и уверены в них, можно предупредить и их. У соседей же можно оставить запасные ключи от квартиры. Наконец, подготовьтесь к возможному отъезду из страны (если рассматриваете для себя такой вариант в случае опасности). Во-первых, не держите дома паспорта (как я уже говорил, их часто изымают). Оставьте документы у родственников, родителей, друзей. Подготовьте хотя бы какое-то количество денег — 500 или 1000 долларов. На них можно будет быстро купить билеты на самолет, например, до условной Грузии. И заранее оформите генеральные доверенности на человека, которому доверяете. В случае вашего отъезда он сможет управлять вашим имуществом.

Кроме самой квартиры, Егор советует подготовить к обыску и личный автомобиль. По его словам, силовики часто проверяют машины. Другие помещения, например, гаражи и дачи подпадают под внимание реже, но вещи, которые силовики могут воспринять как компромат, хранить не следует и там. Также собеседник отмечает, что стоит заключить заранее договор с адвокатом.

— Да, в Беларуси адвокаты не имеют возможности отстаивать законные права людей, — говорит он. — Но если в момент обыска он будет с вами, силовики, возможно, остерегутся действовать слишком жестко и агрессивно. В ситуации, когда вы точно знаете, что к вам придут, и вы решили, например, бежать из страны, можно попросить адвоката подежурить в квартире. Вероятно, в такой ситуации силовики не будут выносить двери и, возможно, даже не станут проводить сам обыск.

После того как силовики обыщут квартиру, как правило, людей всегда забирают на допрос, а затем задерживают — как минимум на 72 часа. Поэтому сотрудник BYSOL советует тем, кто опасается прихода силовиков, подготовить «тревожный чемоданчик» с самым необходимым: бельем, средствами гигиены, теплой одеждой и пр. Сколько времени человек проведет в заключении, сильно зависит от его конкретной ситуации. Обыск может закончиться просто «сутками», а может и уголовным делом.

По словам Егора, иногда задерживают и родственников подозреваемого, которые во время обыска находятся в помещении. Обычно такое случается, когда они начинают спорить с силовиками, пытаются апеллировать к закону — те трактуют такое поведение как «неповиновение властям».

— Нужно понимать: в современной Беларуси, к сожалению, бессмысленно вспоминать о законе в таких ситуациях, — говорит Егор. — Никто соблюдать ваши права не собирается. Начинаете спорить с силовиками? Вас отправят на 15 суток. Так что если к вам (или человеку, с которым вы живете) пришли с обыском, постарайтесь сохранять спокойствие. Запоминайте все, что происходит, кратко, по существу отвечайте на все вопросы. Есть шанс, что в вашей квартире не найдут ничего компрометирующего и вы отделаетесь сравнительно легким наказанием.

Беларусские силовики пытаются давить и запугивать тех, кто находится в стране. «Зеркало» предупреждает о рисках и дает конкретные инструкции, как обезопасить себя и своих близких. Мы заботимся о вашей безопасности, это важно в том числе и для тех, кто не ожидает внимания людей в погонах.

Поддержите редакцию (только если вы сами находитесь в безопасности)

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.