Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  2. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  3. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  4. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  5. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  6. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  7. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  8. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  9. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  10. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  11. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  12. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  13. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  16. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  17. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  18. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  19. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  20. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  21. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения


Бывшего гродненского спасателя, 37-летнего Александра Курганского обвиняют по двум статьям Уголовного кодекса Беларуси — 369 «Оскорбление представителя власти» и часть 3 статьи 130 «Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, совершенные группой лиц либо повлекшие по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия». Максимальный срок наказания по последней статье — 12 лет лишения свободы.
Все, что сделал мужчина — поставил лайк под комментарием в соцсетях, который касался трагедии на улице Якубовского в Минске. Сестра гродненца Надежда рассказала «Радыё Свабода» про обстоятельства уголовного дела.

Фото: Радыё Свабода
Фото: Радыё Свабода

30 сентября этого года Александру позвонили с незнакомого номера и спросили, находится ли он дома, а через несколько минут в квартиру ворвались 6 человек с оружием и в бронежилетах.

— Брата уложили лицом в пол. Его жена попробовала сделать шаг к нему, но на нее наставили автомат и закричали: «Стоять». У нее было ощущение, что их готовы были грызть зубами, настолько они были злыми. Она, как и Саша, абсолютно не понимала, за что. Ничего не говорили, не представлялись. Потом пришли с обыском. Жена спросила «За что?». Они огрызнулись: «Будешь всякую х… ню лайкать в интернете, и к тебе придем», — рассказывает Надежда.

Жена Александра после его задержания искала информацию про мужа, звонила в милицию, ИВС и СИЗО. Но ей нигде не говорили, где находится мужчина.

Потом знакомые скинули ей видео из одного из провластных телеграм-каналов, где Александр «каялся» и «признавал вину» в том, что поставил лайк под комментарием в соцсетях. Комментарий касался гибели сотрудника КГБ во время перестрелки на Якубовского в Минске.

 — Зачем ты лайк поставил? Значит, ты согласен с тем, что написано, — допрашивает Александра на видео голос за кадром.

В МЧС, по словам сестры, сначала обещали помочь, а в итоге уволили задним числом и потребовали вернуть более 7 тысяч рублей «контрактных».

 — Потом его жене позвонили из МЧС, сказали: «Оля, не переживай, мы поможем». […]. Брату, насколько я понимаю, дали подписать бумагу на увольнение в милиции. Когда у Саши позже спросили, почему он подписал эту бумагу, он ответил, что у него не было другого выхода: «Вам не передать словами, что тут было». Его жене уже пришел лист из отдела принудительного исполнения, где угрожают описать имущество. У нее нет таких денег. У них двое детей — семи и одиннадцати лет, — говорит Надежда.

Также жена Александра столкнулась с трудностями в поиске адвоката. Никто не хотел браться за «политическое» дело.

Александра сначала увезли в тюрьму в Жодино. Полтора месяца ему не передавали передачи и не допускали адвоката.

 — Там были очень плохие условия… Им даже не давали туалетной бумаги. В то же время мы полтора месяца ничего не знали про Сашу. Когда адвокат наконец встретился с ним, тот был очень угнетенным. И это человек, который работал спасателем, который видел страшные вещи, он же уже не мальчик. Он сказал, что уже потерял надежду, что когда-нибудь выйдет оттуда или что его кто-то навестит, — говорит Надежда.

Недавно Александра перевели из Жодино в Гродно. По его делу назначена лингвистическая экспертиза.

 — Саша написал, что ему легче, что он физически ближе к родным людям. Но он до сих пор в шоке и не понимает, как это за лайк — до 12 лет тюрьмы. Это абсурд, — говорит сестра мужчины.

Напомним, 28 сентября в Минске во время перестрелки в квартире по улице Якубовского погибли два человека: 31-летний сотрудник КГБ Дмитрий Федосюк и IT-специалист Андрей Зельцер того же возраста.

После трагедии на улице Якубовского в Минске по стране прошла волна задержаний тех, кто, по мнению властей, неправильно высказывался об этой ситуации в социальных сетях. Задержан также был журналист «Комсомолки» Геннадий Можейко.

Задержали и вдову Андрея Зельцера — Марию Успенскую.