Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В МАРТ рассказали, что дефицита «в магазинах не было и нет», а цены удается успешно сдерживать
  2. Попытка прорыва обороны и возможная перегруппировка российских войск. Главное из сводок штабов на 172-й день войны
  3. Посол Украины подверг критике заявление представителя Минобороны Беларуси, что Минск не участвует в войне
  4. Лукашенко после «разноса» мотовелозавода за провал по локализации поручил назначить нового директора
  5. «Ситуация почти как в Фукусиме, и не помогает никто». Интервью с инженером оккупированной Запорожской АЭС
  6. «Формирование гражданственности, патриотизма». Какие новые учебники получат школьники и что в них изменится
  7. «Начал делать поворот налево — и резко полетел носом вниз». Узнали подробности крушения аэроплана под Слонимом
  8. «Что у вас на обед? Ягненок с кровью?» Пропагандисты атаковали евродипломатов во время суда над Ивашиным: цитаты
  9. Украина продляет мобилизацию, видео взрыва в курортной Затоке, арест российских активов на 5 млн долларов: 173-й день войны
  10. До +32°С. На следующей неделе будет очень жарко
  11. Уничтожение «наемников и националистов», российские группировки в Украине, штурм Песков опять отбит. Главное из сводок штабов
  12. «Сейчас с белорусов особый спрос». Представитель Тихановской рассказал, что его не пустили в Украину
  13. Суд по делу о «захвате власти»: Зенкович записывал ZOOM-конференции «заговорщиков» для «военных коллег» и «партизан»
  14. «Важные истории» узнали имена российских солдат, причастных к убийствам жителей Киевской области и позвонили им. Один признался
  15. «Жуликов здесь хватает». Лукашенко пожаловался на «нерасторопных чиновников» и бардак с долгостроями в Минске
  16. В Минздраве рассказали о росте заболеваемости коронавирусом и оценили опасность «омикрон-ниндзя»


В Беларуси на госпредприятиях и в организациях массово увольняют сотрудников. Ранее мы рассказывали о ситуации на Белорусской железной дороге, но за это время нам написало очень много читателей из других отраслей, они тоже рассказывают о «тихих» увольнениях, связанных с ситуацией после августа 2020-го года. На этот раз мы собрали истории из промышленности и энергетики. Имена людей, которые ими с нами поделились, изменены в целях их безопасности.

Несогласных с итогами президентских выборов массово увольняют по всей стране и в совершенно разных отраслях. Увы, в ближайшее время на Zerkalo.io выйдут еще тексты, подобные этому. Если вы хотите поделиться своей историей — пишите в телеграм @zerkalo_editor или на почту [email protected]

Андрей, один из сотрудников «Брестэнерго», попавших под увольнение, рассказывает, что на предприятии чистки начались с человека, которому без причин не продлили контракт, а после некоторым стали рекомендовать писать заявление. Пока процесс «добровольных» уходов идет медленно. Сам мужчина оставлял подписи за альтернативных кандидатов.

— Говорят, на предприятие кто-то из руководства привез какие-то списки, в них — 500 человек. У нас работает чуть больше 6,5 тысяч, то есть, получается, уволить могут почти 10%. Но что в этих списках, какие там параметры, никто точно не знает. Я знаком с людьми, которые ставили подпись за Бабарико — ничего противозаконного, но их увольняют. Говорят, еще увольняют тех, кто был в избирательной комиссии на выборах и не подписывал протоколы. В один «прекрасный» день это дошло и до меня, комментариев особых не было: «Вас таких много». Но пока массовых увольнений нет — увольняют понемногу. Убирают людей грамотных — не скажешь, что избавляются от балласта. Работяг в основном не трогают.

Мужчина решил согласиться, чтобы избежать лишних проблем. Считает, что в этом случае причины нашли бы и так. Говорит, потеря работы была сложной финансово, а вот в моральном плане проблемой не стала.

— Честно говоря, работа была трудной, с каждым днем появлялись новые «зажимы» системы, указания. Я всегда мечтал уйти, но, знаете, эта рабская психология: вроде, платят нормально, сводишь концы с концами — и сидишь. Ну выгнали и выгнали! Думаю, что пинок под зад бывает поводом для движения вперед, — шутит мужчина.

Андрей говорит, что он «хоть уже человек и в возрасте», собирается сменить профессию, в планах — получить другую специальность, пусть это и может занять много времени. Хотя знакомые в беде мужчину не бросили и предлагали различные варианты.

— Люди помогают. Позвонил знакомый по рабочим вопросам, а я сказал, что меня уволили. Он стал расспрашивать, говорит: «Так я же тоже „гулял“ по городу! Давайте я к вам приеду, поговорим». Ну, приехал, говорит: «Слушай, меня 20 лет назад уволили, я так сильно переживал — давление до сих пор прыгает, поэтому ты не волнуйся, жизнь наладится и все будет нормально!» Предлагал помочь устроиться в его сферу, потом еще пару дней писал, где есть вакансии. Многие друзья, одногруппники тоже предлагают варианты. То есть люди, эти «змагары», просто все невероятные! Но я для себя решил теперь за два-три месяца, может, полгода, переквалифицироваться. Больше не хочу быть винтиком этой системы.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Игорь более 10 лет проработал на одном из минских предприятий, связанных с энергетической отраслью, теперь с этим местом приходится прощаться. В прошлом году молодой человек побывал на сутках на Окрестина и в Жодино, на работе это не осталось незамеченным — еще раньше вызывали на беседу, а недавно прислали уведомление о непродлении контракта.

— В конце лета было известно, что пришли списки, даже на тех, кто использовал свое право поставить подпись за выдвижение кандидата в президенты. Я понимал, что будет со мной, поэтому неожиданностью это не стало. У нас намечалась большая «чистка» на предприятии, до конца декабря планировали многих убрать из тех, с кем я работаю. Как мне сказали, меня никак нельзя оставить. А с остальными будут беседовать, возможно, этих людей не уволят, иначе работать будет некому. Увольняют тех, кто «уже не поддается исправлению», — шутит Игорь.

По его словам, «уходить» за политику сотрудников на предприятии начали еще в прошлом году, но процесс идет постепенно.

— Тех, кто сидел на сутках или штрафы получал. Получается, люди уходят незаметно: ну, раз в месяц одному человеку не продлили контракт — вроде бы, ничего страшного в этом нет. Они ищут себе работу заранее.

Сам молодой человек к уходу тоже готовился, начал изучать английский, новость воспринял спокойно:

— Я не переживал вообще никак: некоторые люди сидят — это гораздо хуже! У меня есть друзья, родители, девушка, которые всегда поддержат, если нужна будет помощь. Сегодня я сходил на собеседование на еще одно предприятие, где часть собственности у государства. Там меня рады будут видеть, но мне уже не хочется работать на госкомпании, я планирую искать что-то другое.

Начальство вызывало на разговор и Константина, сотрудника БелАЗа. Мужчина участвовал в акциях протеста. Собеседник рассказывает: руководству нужно или уволить человека, или заставить его это сделать самостоятельно.

— Как я понял, списки пришли из КГБ. Есть время написать по собственному желанию, а потом будут искать, за что уволить. Я не то чтобы ожидал [этого], но не был удивлен — удивляться тут уже нечему. В целом, не вижу для себя значительной проблемы — уволят так уволят. Может, это даже какой-то шанс на что-то новое, — поясняет собеседник.

Он рассказывает, что лично знаком еще с несколькими сотрудниками, с которыми провели подобные беседы, но насколько массовые увольнения намечаются на предприятии, он не знает.

— Может быть, моя позиция легко заменяемая, но в любом случае человека нельзя просто привести и поставить вместо другого — есть минимальный срок обучения, элементарно нужно включиться в делопроизводство. Также есть определенные проекты, на них заняты конкретные люди, другой человек прийти и продолжить их не всегда может — из одной головы в другую же не переложить. Хотя бы полгода-год человеку нужно, чтобы влиться.

Владислав из Витебской области в один из дней после выборов «прогуливался по городу», попал под задержания: автозак, избиения, несколько часов в камере. После этого парня ознакомили с ответственностью за участие в акциях и отпустили без протокола. Мужчина работает в сфере, связанной со вторсырьем. Сейчас на него и нескольких коллег на работу «пришло письмо из Минска».

— Больше информации о причинах увольнения никакой нет. Опять же, на меня не составлялся протокол, поэтому о моем задержании никто [на работе] не знал. Тогда были еще люди, которых тоже задерживали, и руководство к ситуации отнеслось, скажем, нейтрально. Сейчас вместе со мной уволили еще одного человека.

При этом, рассказывает Владислав, он продолжает работать в том же месте, но уже по договору подряда. За то, что не будет засчитываться стаж, парень не переживает.

— У меня замечательное руководство, люди с большой буквы. Мы посмеялись с этой ситуации, сказали: переводим на подряд. Я просто забрал трудовую и все, ничего страшного со мной не случилось, ничего плохого мне не говорили, делаю то же самое, что и раньше. А то, что не идет в стаж, — ну, сейчас такие пенсии, эти триста-четыреста рублей или сколько там? Надеюсь, я выстрою свою жизнь так, что мне она и не пригодится.

На «Белоруснефти» тоже идут чистки, рассказал Михаил, мужчина сам под них попал. Говорит, знает лично семь человек, которым предложили «уйти» — по спискам.

— В каждое обособленное предприятие приходил белый листок с фамилиями, кому «пора». Меня вызвали к начальнику в кабинет, сказали, что ко мне есть претензии и что нужно написать [заявление] по собственному желанию. Ни причин, ни каких-либо пояснений я не получил. Сказали: так надо, чтобы не было проблем. Я думаю, начальство тоже поставили перед фактом: если не уволишь, уволим и тебя. Штрафов и суток у меня нет, а вот подписи за кандидатов оставлял.

По словам мужчины, подобные разговоры коснулись и рядовых рабочих, и специалистов среднего звена, и руководителей.

— Те, кого я знаю, — грамотные специалисты и профессионалы. Некоторых даже не понимаю, как «зацепило». Есть люди, которые и на сутках побывали, и наблюдателями или в инициативных группах кандидатов были, и просто на марши ходили, но пока их не трогают. Возможно, временно, — рассуждает Михаил и рассказывает, как отреагировал на внезапную потерю работы. — Событие, конечно, неприятное, что тут может быть хорошего? Когда работаешь честно, впахивая каждый день, а тебя выкидывают, даже не объясняя причин. Да, был недоволен происходящим в стране, но никаких активных действий не предпринимал. Если честно, о будущем я пока не думал. Такое время сейчас, что приходится жить одним днем. Работу в городе, где я живу, найти очень сложно.

Алексея тоже увольняют с одного из промышленных предприятий Гомельской области. Мужчина проработал около 20 лет и «провинился» летом — был в инициативной группе Светланы Тихановской, собирал подписи среди коллег.

— Особого неприятия моей позиции у руководства я не наблюдаю, но и особого одобрения тоже. Я не знаю других людей, которые активничали, а теперь попали под увольнения, — может, они и есть. Пока с теми, кого я подписывал, беседы не проводились. Но, судя по публикациям, сейчас эта «кампания» распространяется и на подписантов. Это уже полный цирк, кто тогда будет работать? Что касается моего ухода, думаю, для предприятия это не будет большой проблемой: я всегда делился методами работы с коллегами, меня заменят.

Как и некоторые другие собеседники, Алексей воспринял увольнение спокойно и уходит, несмотря на такой большой стаж, легко.

— Я очень близко воспринимаю все происходящее, и, понимаете, люди сидят! Моя ситуация — такой «лайт», так сказать. Работа на предприятии — да, она стабильная, но это стабильность мертвого болота, ты не развиваешься совершенно. Я достаточно обучаемый человек и сейчас буду пытаться найти себя в других местах, возможно, переучиваться. Благо, есть курсы. Хочется быть хозяином своей судьбы. Для меня бесценно понятие свободы и своего выбора. Я никогда не пойду на сделку с совестью. Поэтому тогда и принял решение собирать подписи, для меня это очень важные вещи. Вы же поймите, меня не за какое-то «несанкционированное мероприятие», как они говорят [увольняют]. Я воспользовался конституционным правом — я имею право участвовать в выборной кампании, быть в инициативной группе! Поэтому умом я понимаю, что будут какие-то сложности, а сердце сейчас у меня ликует.