Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  2. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  3. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  4. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  5. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  6. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  7. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  8. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  9. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  10. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  11. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  12. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  13. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  14. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  15. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками


Возбуждено новое уголовное дело за произошедшее на суде над Витольдом Ашурком, когда ему оглашали приговор. Когда активисту присудили пять лет колонии, некоторые из присутствующих на заседании в ответ стали скандировать: «Ганьба» и «Верым, можам, пераможам». После некоторых судили по административной статье, была также информация об уголовном деле. Блог «Отражение» поговорил с братом погибшего политзаключенного Андреем Ашурком, а также с другими людьми, которые были в зале суда во время оглашения приговора.

Оглашение приговора Витольду Ашурку. Фото: "Весна"
Оглашение приговора Витольду Ашурку. Фото: «Весна»

Приговор политзаключенному оглашали 18 января нынешнего года. Через два дня в Лиде проходил суд над Иваном Касперовичем — бывшим администратором телеграм-канала «Доска позора Лида». На нем и задерживали людей, которые были в зале на процессе Витольда Ашурка. Как сообщал лишенный аккредитации ПЦ «Весна», в райцентре тогда задержали пять женщин. Также появлялась информация, что по факту скандирования «Ганьба», «Верым, можам, пераможам» завели уголовное дело.

Сейчас уголовное дело по ч. 2 ст. 339 УК (Хулиганство, совершенное группой лиц) завела прокуратура Гродненской области, максимальное наказание по данной части статьи — шесть лет лишения свободы.

Подруга семьи Витольда Ашурка, журналистка и активистка движения «Рух за свабоду» Ольга Быковская рассказала, что знает о ситуации.

— Мяне раней спрабавалі затрымаць па адміністратыўнай справе. Але я, калі прыйшла на гэты суд, зарэгістравалася як журналіст, таму мяне адпусцілі. Далей пасля суда ў студзені амаль адразу была заведзеная крымінальная справа па гэтым жа артыкуле, што і зараз, але яе ўжо некалькі разоў за гэты час закрывалі. Быццам на вышэйшым ўзроўні знаходзіліся людзі, якія знаходзілі падставы адкрыць справу зноў, і, па-мойму, гэта ўжо трэцяе ці чацвертае адкрыцце. Але на гэты раз яны з’явіліся з больш сур’езнымі намерамі, пранамсі такая інфармацыя была, што ёсць фігуранты, якія ў любой сітуацыі павінны атрымаць пакаранне. Сення гэта ўжо ўспрымаецца сур’езна, — рассказала Ольга.

Андрей Ашурок, брат осужденного на 5 лет лишения свободы и погибшего в колонии политзаключенного, тоже был задержан после суда в январе этого года. Мужчина подтвердил, что знает об обысках в Лиде — «у всех фигурантов дела», но к нему силовики не приходили.

— Дело было закрыто, а потом от источника пришла информация, что его снова открыли. И вопрос был поставлен ребром: всех, кто был свидетелем, сделать подозреваемым и посадить надолго. Сами понимаете: если поставлена задача, она будет выполнена. Раньше по делу свидетелями проходили, насколько я помню, шесть или семь человек, в том числе и я.

И Ольга, и Андрей рассказали, что раньше по делу о хулиганстве проводилась фоноскопическая экспертиза. Тогда опознать людей не смогли.

— Меня тогда вызывали на допрос в СК, и в заключении четко было сказано: голоса нельзя опознать, — рассказывает Андрей, по его словам, это происходило летом. — Во всем деле подозреваемым был только Юра Дешук, его как журналиста забрали сразу. А я и остальные люди были свидетелями. Знаю, что все сейчас переведены в разряд уже подозреваемых, учитывая, что нет оснований не доверять источнику, я тоже в их числе.

Витольд Ашурок и Ольга Быковская. Фото: Facebook
Витольд Ашурок и Ольга Быковская. Фото: Facebook

По словам Быковской, по новому делу фигурантов снова возили на допросы в Следственный комитет, у нескольких прошли обыски. Активистка считает, что дело надуманное.

— Гэта сапраўды працяглая справа, яе спрабуюць нейкім чынам разкруціць, але там нічога такога не было. Людзі выключна падтрымалі Вітольда. I на гэтым усе. Ніякіх дзеянняў, якія маглі б кваліфікаваць як хуліганства, не адбывалася. Я ня ведаю, чаму яны не займаюцца сапраўдным раследваннем нейкіх спраў замест гэтага. І Вітольда ўжо няма, і цяпер абавязкова трэба пасадзіць людзей, якія яго падтрымлівалі. Мне падаецца, гэта проста пераслед актывістаў рэгіёна, спроба іх запалохаць, кагосьці узяць пад кантроль, а зараз, магчыма, і даць рэальныя тэрміны.

Телеграм-канал «Задержания, суды в Лиде» сообщал, что подозреваемыми по делу стали все, кто в тот день был в зале суда, а также что у некоторых из этих людей прошли обыски, после им выдали подписки о неразглашении и невыезде. Ольга Быковская говорит, что знает минимум о двух активистах, к которым приходили с обыском после возобновления уголовного дела.

— Я даведалася, што чалавеку, які быў на судзе, прад’яўляюць 339-ю стаццю. Гэта перадалі праз яго сваякоў. Калі па справе зробяць падазраванымі ўсіх прысутных на судзе, то гэта да 70-ці чалавек. [Будзе] самая масавая справа на Лідчыне па пратэстах, — рассказала Ольга, сама она временно не в Беларуси и, говорит, пока не может объективно оценить, не появится ли интерес по этому делу и к ней.

Андрей Ашурок тоже уехал.

— Тут даже не идет речь о нашей семье и тех, кто был на суде. Речь — обо всем гражданском обществе. Это очередной виток репрессий. Маме, конечно, трудно. Она не успокоилась и не успокоится после смерти Витольда. Мой выезд не планировался, она узнала о нем в последний момент — сказала: «Езжай, сынок, останешься хотя бы ты».

Андрей Ашурок с мамой и портретом Витольда. Фото: Facebook.
Андрей Ашурок с мамой и портретом Витольда. Фото: Facebook.

Одна из женщин, которых в январе задерживали после приговора Витольду Ашурку, анонимно рассказала, что тогда вместе с ней по административному делу осудили восемь человек. Все получили штрафы. Уже около полугода женщина находится за границей, поэтому в число свидетелей по первой «уголовке» она не попала. Однако в Беларуси к ее близким в декабре уже трижды приходили правоохранители.

— Казалі, што крымінальную справу закрылі, а зараз прыйшоў наказ і пачалі хадзіць да тых, хто ўжо быў асуджаны. Прыходзілі спачатку па мяне, потым з вобшукам — казалі, «за угрозу личности и обществу», але я не ведаю, што гэта за артыкул. Таксама дачка сказала, што я там даўно не жыву, і яны нічога не забралі. Але на гэтым нас не пакінулі. Яшчэ з Гародні нехта прыяджаў — наколькі я ведаю, зараз частка 2 артыкула 339. Запытваліся, ці збіраюся я вяртацца.

Женщина рассказывает, что вынуждена была уехать из страны из-за серьезных проблем со здоровьем у сына. Она добавила, что, несмотря на то, что может быть фигурантом уголовного дела, не жалеет о том, что была на суде.

— Ні тады, ні зараз, ні пасля я пра гэта шкадаваць не буду. Вітольд мой сябар. Вельмі цяжка было перажываць гэты момант і нават зараз не магу спакойна гаварыць. Я нічога бяспраўнага не здзейсніла — я разумела, як яму было прыемна бачыць нас усіх. Тое, што зараз адбываецца, у якім стане людзі знаходзяцца за кратамі, — гэта вельмі цяжка, пра гэта немагчыма не думаць. На падставе гэтага я не магу змірыцца ці пашкадаваць.

Могут ли человека, которого ранее судили по административному делу, за тот же поступок судить еще и по уголовному?

Как рассказал адвокат Андрей Мочалов, лишенный в Беларуси лицензии, такое может происходить в рамках законодательства.

— К сожалению, такое возможно. Дело в том, что постановление по делу об административных правонарушениях не имеет преюдициальной силы (то есть не обязательно для суда при рассмотрении других дел, в том числе уголовных). На практике так иногда происходит. В таком случае, когда вступает в силу приговор по уголовному делу, прокуратура приносит в суд протест на постановление по административному.

Так может происходить и в том случае, когда человек уже отбыл наказание или выплатил штраф, отмечает юрист.

— Человек получает новое наказание, а старое дело, как правило, отменяют — прекращают в связи с отсутствием состава, то есть человека признают невиновным: штраф возвращают, сутки компенсируют — (в теории), — пояснил бывший адвокат.