Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В США при странных обстоятельствах погибла белоруска, ее муж, свекровь, двое дочерей и собака
  2. «Коллега еще чувствует себя неважно». Попытались узнать, что известно о белорусах, заболевших менингитом на складах Ozon в Подмосковье
  3. «Ни вы, ни мы войны не хотели и не хотим». Лукашенко встретился с министром обороны России
  4. В Беларуси утвердили планы йодной профилактики на случай аварии на Белорусской, Смоленской или Ровенской АЭС
  5. В Беларусь прилетел министр обороны России Сергей Шойгу
  6. Как изменился Мариуполь на снимках из космоса: больше могил, снос домов, экран вокруг драмтеатра
  7. В Миорах силовики задержали не меньше 13 человек. Среди них — «Человек года Витебщины» и его сын
  8. Вступительная кампания в вузы в 2023 году пройдет по новым правилам (и с характеристикой)
  9. Какую игру ведет Лукашенко, подготовка к мобилизации в Крыму, число убитых и сдавшихся в плен. Главное из сводок на 282-й день войны
  10. Генштаб ВСУ: Россия отводит воинские подразделения из пунктов в Запорожской области. Рассказываем, что это может значить
  11. «Чувствует себя нормально». Мария Колесникова остается в больнице до понедельника
  12. Военкоматы просят военнообязанных явиться в комиссариат без повесток. Обязательно идти?
  13. Подоляк озвучил потери украинской армии в войне с Россией. Ранее это называли закрытой информацией
  14. Посольство: информация о белорусе, получившем в Челябинске повестку о мобилизации, вероятно, фейковая
  15. Атаки и контратаки на Донбассе, зачем России Бахмут и нужны ли Путину переговоры. Главное из сводок на 283-й день войны
  16. «Предупреждают, что за мной уже выехали». Поговорили с Валерием Сахащиком об угрозах, полке Калиновского и плане «Перамога»


Всем недовольным условиями содержания в центре изоляции правонарушителей на Окрестина официальный представитель Генеральной прокуратуры Дмитрий Брылев посоветовал обращаться в «соответствующие органы». Белорусы, которые побывали в местах заключения и написали жалобы, рассказали Zerkalo.io, каков итог таких обращений.

Фото использовано в качестве иллюстрации

С вопросом, как остановить пытки на Окрестина, к Дмитрию Брылеву обратились журналисты газеты «Народная Воля».

— Если все это на самом деле соответствует действительности, то у человека никто не забирал право сообщить об этом через институт жалоб, — заявил официальный представитель Генпрокуратуры. — Мы, безусловно, также отслеживаем средства массовой информации, и могу поблагодарить вас за этот маячок, обратим внимание. Но когда журналист обращается — это немного не то. Сейчас любую информацию надо перепроверять, очень много фейков. А закон об обращении граждан никто не отменял, он работает. И тот, кто конкретно пострадал, может направить обращение в соответствующие органы. Другой вопрос, почему не отправляет. Не хочет или нет оснований? Надо разбираться… Я, конечно, сообщу об этом своим коллегам, которые надзор осуществляют. Но и сами люди должны показать, когда, в какой период времени, что им не дали, в чем конкретно нарушили их права.

После публикации заметки с цитатой Дмитрия Брылева на почту Zerkalo.io посыпались десятки сообщений от читателей, которые делились своим опытом написания жалоб на условия содержания в ИВС и ЦИП — на Окрестина и Жодино. Из них мы выбрали те истории, которые подтверждены документами. Публикуем некоторые из них.

«Нарушений не выявлено»

Минчанин Дмитрий (имя изменено по просьбе героя, данные есть в редакции. — Прим. Zerkalo.io) весной этого года отбывал в ЦИП на Окрестина 15 суток ареста за участие в несанкционированном массовом мероприятии. Мужчину поместили в четырехместную камеру. Коек на всех арестованных не хватало. В «хорошие дни» в камере одновременно находилось семь человек. В «плохие» — 12.

За все 15 суток Дмитрия и его сокамерников вывели три раза на прогулку продолжительностью меньше часа. Все просьбы арестантов вывести их на свежий воздух игнорировались сотрудниками ЦИПа. В душ за все 15 суток ареста Дмитрий не попал ни разу.

На третий день ареста из камеры Дмитрия забрали постельные принадлежности. До освобождения он и его сокамерники спали на полу и металлических каркасах кроватей.

Фото использовано в качестве иллюстрации

Кроме того, находясь в заключении, Дмитрий так и не смог обжаловать постановление о привлечении его к административной ответственности. Одну жалобу он пытался передать с сокамерником, который выходил на свободу. Однако перед выходом из ЦИПа того обыскали и забрали бумагу. Узнав об этом, Дмитрий попытался передать жалобу во время досмотра через сотрудника центра изоляции правонарушителей. Однако и она так до суда и не дошла. Более того, во время утреннего обыска в камере у него изъяли копии протокола об административном правонарушении и постановления о наложении административного взыскания.

Фото использовано в качестве иллюстрации

Выйдя на свободу, Дмитрий составил жалобу на шесть страниц и отправил ее в прокуратуру Заводского района Минска с требованием провести проверку несоблюдения Правил внутреннего распорядка мест отбывания административного ареста и устранить нарушения законодательства. Из прокуратуры Заводского района обращение перенаправили «по территориальности» в прокуратуру Московского района столицы. Из прокуратуры Московского района жалоба полетела в ГУВД Мингорисполкома, в структуру которого и входит ЦИП.

«В ходе проведения проверки нарушений норм действующего законодательства в действиях сотрудников ЦИП не выявлено», — сообщалось в ответе за подписью первого заместителя начальника ГУВД Мингорисполкома Игоря Подвойского.

Документы

Фото читателя

Фото читателя

Фото читателя

«Нарушений законности не выявлено»

Минчанка Лида (имя изменено, данные есть в редакции) отбывала административный арест на Окрестина весной этого года. В апреле она написала жалобу на ненадлежащие условия содержания в прокуратуру Московского района Минска. Ее обращение перенаправили в городскую прокуратуру, а оттуда — в ГУВД Мингорисполкома.

Фото использовано в качестве иллюстрации

В мае ей пришел ответ за подписью все того же первого заместителя начальника ГУВД Мингорисполкома Игоря Подвойского.

«В ходе проверки нарушений законности в действиях сотрудников ИВС ГУВД Мингорисполкома и правил внутреннего распорядка не выявлено».

Такое же письмо от Игоря Подвойского получил и минчанин Дмитрий, который вместе с сокамерниками составил коллективную жалобу на условия содержания в ЦИПе в конце июля — начале августа прошлого года.

Документы

Фото читательницы
Ответ на жалобу Лиды
Фото читательницы
Ответ на жалобу Лиды
Фото читателя
Ответ на жалобу Дмитрия

«Факты не подтвердились»

Минчанин Константин Мороз на Окрестина провел 12 суток в начале февраля. Первые пять дней он сидел в камере № 14 ИВС. Затем его перевели в ЦИП. Там он отбыл еще семь суток. Условия в изоляторе и центре были примерно одинаковые: камеры переполненные, на прогулку и в душ заключенных не выводили, матрацы не выдавали, обжаловать свой арест он не смог: ручку и бумагу не предоставили.

После освобождения Константин пожаловался в Минздрав и на ИВС, и на ЦИП. Ведомство перенаправило его обращения «по принадлежности» в Центр гигиены и эпидемиологии Московского района Минска. Оттуда их переслали начальнику Республиканского центра гигиены и эпидемиологии Департамента финансов и тыла МВД Александру Козлову.

Фото использовано в качестве иллюстрации

«По фактам, изложенным в обращении специалистами РЦГиЭ, проведен мониторинг ЦИП и ИВС. Указанные вами факты в ходе санитарно-эпидемиологического мониторинга не подтвердились», — сообщалось в ответе за подписью замначальника учреждения Ольги Уткиной.

Жалобу на условия содержания Константин отправил и в ЦИП.

«В ходе проведения проверки нарушений норм действующего законодательства в действиях сотрудников ЦИП не выявлено», — ответил и Константину Игорь Подвойский.

Документы

Фото читателя
Ответ на жалобу Константина

Фото читателя

«Факты не нашли своего подтверждения»

Олег (имя изменено, данные есть в редакции. — Прим. Zerkalo.io) осенью прошлого года отбывал 13 суток ареста в Жодинском ИВС. После освобождения он также написал жалобу на условия содержания. В своем обращении Олег рассказал, что 8 октября начальник Жодинского ГОВД утвердил новый распорядок дня, который «существенно ухудшил положение содержащихся в ИВС лиц». В частности, им запретили садиться с 6.00 до 22.00 на спальное место и лишили фиксированной периодичности прогулок: арестованных выводили на свежий воздух, только если позволяли погодные условия и режимные мероприятия.

Свои жалобы Олег направил в УВД Миноблисполкома, МВД и Генеральную прокуратуру. Ответы были созвучные: нарушений со стороны сотрудников ИВС не выявлено.

Фото использовано в качестве иллюстрации

Еще один читатель, который отбывал административный арест в конце декабря — начале января в Жодино тоже написал жалобу на условия содержания в прокуратуру города. Оттуда ее перенаправили начальнику Жодинского ГОВД Владимиру Троцюку.

«При неоднократных проверках сотрудниками МВД и УВД Минского облисполкома в декабре 2020 года и январе 2021 года ИВС Жодинского ГОВД недостатков в материально-бытовом и санитарно-гигиеническом обеспечении административно задержанных и арестованных лиц обнаружено не было. Факты, изложенные в вашей жалобе, на порядок, условия содержания в ИВС Жодинского ГОВД и соблюдение сотрудниками профессиональной этики не нашли своего подтверждения. Нарушений действующего законодательства со стороны сотрудников ОВД не установлено», — сообщалось в ответе.

Документы

Фото читателя
Ответ на жалобу Олега
Фото читателя
Ответ на жалобу Олега
Фото читателя
Ответ на жалобу Олега
Фото читателя
Фото читателя

Фото читателя

Фото читателя

«Ни одного положительного ответа»

Правозащитники таким ответам госорганов на жалобы бывших «сидельцев» не удивляются.

— Такое было всегда, — отмечает председатель РОО «Правовая инициатива» Виктория Федорова. — Прокуратура должна заниматься надзором, и в Минской городской прокуратуре есть специальный человек, который отвечает за условия содержания. Соответственно, они должны реагировать на все эти жалобы. Вместо этого они все наши жалобы на условия содержания пересылают в ГУВД. Кажется, что это какой-то отдельный орган, но по факту ИВС и ЦИП — это, говоря простым языком, отделы ГУВД. То есть, по сути, наши жалобы пересылают в тот орган, который нарушает права. Соответственно, у нас не было ни одного положительного ответа. Ни одного случая восстановления прав.

Фото использовано в качестве иллюстрации

В конце прошлого года жалоб на условия содержания было больше, отмечает Виктория Федорова.

— Это не значит, что условия содержания существенно изменились. Просто сейчас люди боятся жаловаться. Опасаются, что ты сегодня пожалуешься, а завтра «поедешь» по уголовной статье. Ни одного уголовного дела за пытки не возбуждено. Люди видят, что смысла жаловаться нет никакого, а пострадать можно.