Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Беларусь в ответ на санкции с 1 января вводит запрет на импорт из «недружественных стран»
  2. Больше всего пострадают «буржуйчики». Объясняем, как контрсанкции официального Минска отразятся на простых белорусах
  3. «Обогатятся те, кто ближе «к корыту». Крупный импортер фруктов — про введенные чиновниками ограничения по ввозу
  4. В исправительной колонии в Ивацевичах от огнестрельного ранения погиб старшина
  5. «Когда узнавали, что меня „ушли“ за политику, — разговор заканчивался». Уволенные «по спискам» — о поисках (сложных) новой работы
  6. «Написали в прокуратуру». Работники Menu.by пытаются получить деньги за работу. Компания заявила о ликвидации
  7. «Атлетико» выжил в «группе смерти». Рассказываем о матчах футбольной Лиги чемпионов
  8. «Мы недооцениваем силу выученной беспомощности наших чиновников». Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей Zerkalo.io
  9. В Беларуси отменили запрет на продажу пиротехники, который ввели во время августовских протестов
  10. Заблокирован сайт «Ежедневника». У редактора Сергея Сацука прошел обыск, после допроса его задержали
  11. «Должна быть запрещена». Белорусский депутат призвал к запрету «карты поляка»
  12. Сколько и на что тратит белорусская семья. Белстат рассказал об уровне жизни населения
  13. Белорусские власти решили «запломбировать» фуры из Польши. И в два раза подняли стоимость пломб
  14. Где в Беларуси получают среднюю зарплату, а где — заметно меньше? Топ-10 самых богатых и бедных районов и городов
  15. Ликвидация СССР. Как и почему были подписаны Беловежские соглашения
  16. В Беларуси ожидается похолодание. Грядут морозы до -20°С
  17. Кто из минчан получает пенсии в 1600 рублей, а кто — меньше 150 рублей
  18. Две украинские медсестры на отдыхе в Египте «запустили сердце» белоруса. Они реанимировали мужчину 20 минут
  19. Немецкая компания Henkel решила отказаться от рекламы на белорусском госТВ
  20. «Говорили, отправят в хату к немытым петухам». Большое интервью с водителем, который включил «Муры» под Окрестина


«Свидетель, известно ли вам, что обвиняемый прожил с вами лучшие годы своей жизни?» — прозвучало в зале суда Советского района Минска 27 июля. Этот вопрос был бы абсолютно логичным в судебном процессе при разводе. Но задал его бывшей жене обвиняемый по трем уголовным статьям политзаключенный Степан Латыпов. В таком заседании вопрос прозвучал абсолютно внезапно и кинематографически романтично. Zerkalo.io поговорило с экс-супругой Степана Екатериной Саенко о неожиданном коротком диалоге в зале суда и жизни пары до того, как мужчину задержали в минском «дворе перемен».

Фото из личного архива собеседницы
Фото из личного архива собеседницы

«Судья возмутился, но какая разница, если слова уже были сказаны»

Екатерина Саенко выступала свидетелем со стороны защиты в процессе по делу над Степаном Латыповым.

— У меня сердце на секунду замерло. А потом я ответила, что я об этом знаю, — вспоминает Екатерина тот момент, когда Степан обратился к ней в зале суда. — Он был за решеткой один, со скованными руками. Но даже там он держал лицо и смог сделать приятное. Мне его слова абсолютно польстили. Услышать их было радостно, несмотря на все тонкости [обстоятельств]. Я отреагировала положительно, потому что это было взаимно. У меня такое же мнение о нем. Здорово, что он все помнит и ценит.

Вопросов от бывшего супруга в зале суда она не ожидала и, будучи в суде впервые, даже не знала, что обвиняемый может их задавать.

— Когда он сказал, что у него ко мне есть вопрос, я растерялась, подумала, что это может быть все что угодно, например почему не дошло письмо или какой-то другой вопрос, не касающийся дела. Но когда он задал абсолютно неожиданный вопрос, это было здорово! Я не могла предположить, что у нас хоть какой-то диалог произойдет. А диалог даже с одним вопросом и одним ответом — это все равно маленький успех. Судья сделал ему замечание и возмутился, что он спрашивает не то, что касается дела, но какая разница, если слова уже были сказаны.

Заседание 27 июля у Екатерины проживала со смешанными эмоциями. С одной стороны — возмущение от того, что происходит с близким ей человеком, в другой — радость от того, что увидела Степана.

— Здорово, что он хотя бы жив, учитывая последние события (1 июня в зале суда он проткнул себе горло ручкой, перед этим заявив о поступающих угрозах от силовых структур. — Прим. ред.), и, насколько возможно, бодр. Конечно, переживаешь за человека, который тебе дорог, к которому у тебя есть теплые чувства. У нас есть внутреннее ощущение бессилия, потому что мы ничего не можем сделать, чтобы как-то его защитить.

Близкие и друзья стараются поддержать Степана, как могут: пишут письма, носят передачи.

 — Мои письма ему практически не доходят, и его мне — тоже. В последних весточках он написал моему брату, что все будет хорошо, что он держится. Но Степан говорил, что [с корреспонденцией] все плохо: письма приходят с задержкой в две-три недели.

Впервые встретились и пошли на свидание на шашлыки

— На первом свидании мы ели шашлыки, как будто мы — давние друзья, — вспоминает собеседница.

Первое свидание было и первой встречей. Екатерина и Степан познакомились в интернете, он пригласил девушку встретиться. Он обаял будущую жену харизмой и умом. Это было больше четырех лет назад. С того момента они успели пожениться, прожить вместе 3,5 года и разойтись. Причиной расставания Екатерина называет то, что они сильно отличались друг от друга. Сказывалась разница в возрасте и характерах. Но Екатерина говорит, что они остались друзьями и общались почти до того времени, когда Степана задержали.

Фото из личного архива собеседницы
Фото из личного архива собеседницы

«Степа — самый лучший человек, с открытой душой и добрым сердцем. Он много сделал для этой страны», — говорила Екатерина в зале суда. И в беседе с Zerkalo.io она подтверждает: ее бывший муж заботливый, внимательный и участливый мужчина.

— Степан — человек открытый, максимально заботливый. А еще в нем столько ума, знаний и мудрости. Он умный настолько, что, мне кажется, если собрать вместе мозги всех нас, кто был в зале суда, мы не смогли бы победить его. Он как самый умный старец среди философов. Степан знает ответ на любой вопрос, что ни спроси. А если вдруг знает его не до конца, то обязательно загуглит, будет читать день и ночь, но в итоге узнает все, — рассказывает бывшая супруга Степана.

Хорошо зная характер Степана, Екатерина даже не удивилась, когда прошлым летом увидела, как он раздавал цветы женщинам, участвовавшим в мирной акции против насилия возле Комаровского рынка в Минске. «Это было ожидаемо, и это его манера сделать приятно, отблагодарить», — объясняет собеседница. И точно так же она не была удивлена тем, что Степан отстаивал мурал на «Площади перемен», который сотрудники коммунальных служб и милиции неоднократно удаляли со стены.

— У него острое чувство справедливости, и когда что-то идет не так, то ожидаемо, что он будет пытаться отстоять свою принципиальную позицию. Что он будет первым, кто пойдет в огонь и воду, — это сто процентов про него. Но, естественно, никто не ожидал, что все обернется так.


Степана Латыпова задержали 15 сентября возле мурала с «диджеями перемен». Через несколько дней на гостелевидении вышли сюжеты о том, что Латыпов якобы собирался распылять яды, чтобы травить милиционеров, но в деле этих обвинений не оказалось.

Ему вменяют мошенничество в особо крупном размере (это связано с обработкой территорий от борщевика), организацию групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопротивление милиции во время задержания во «дворе перемен». Ему грозит до 10 лет лишения свободы.


Латыпов из тех людей, которых называют докторами деревьев

Степан Латыпов — специалист в редкой профессии. Он арборист (специалист по уходу за деревьями и другими растениями), а также промышленный альпинист. Своей профессии он учился в Великобритании. Вернувшись в Беларусь после многочисленных поездок, он набрался опыта и основал предприятие «Беларбо», которое занималось лечением деревьев и борьбой с ядовитым борщевиком и другими агрессивными видами растений.

— В Англии он узнал такую профессию, как арборист, там он ей и научился. Это было задолго до нашего знакомства. Затем, когда он вернулся сюда, открылось его дело, которым он занимался, если я правильно помню, около 10 лет. Уже со мной он ездил в Португалию и там обучал ребят арбористике. Несколько лет подряд Степа организовывал что-то наподобие турслетов для арбористов из Украины и России, где они делились опытом.

Во время пандемии коронавируса Степан, по словам экс-супруги, не сидел без дела: он помогал обрабатывать больницы специальными средствами.

Сейчас его предприятие не работает.

— Так как его нет, заказы принимать некому, в тендерах участвовать тоже. Соответственно, предприятие не работает. Все, что он создавал и ради чего так старался, теперь осталось только на бумажке, — говорит Екатерина.