Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  2. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  3. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  4. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  5. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  6. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  7. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  8. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  9. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  10. Единовременная премия почти 22 тысяч долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  11. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу


Полина Карвовская по образованию артист балета. Несколько лет девушка живет в Германии и занимается «танцами на волосах», или по-другому hairhanging. Летом 2021-го белоруска попала в эфир испанского телевизионного шоу Got Talent Espana. После выступления зрители аплодировали ей стоя и двое из трех членов жюри сказали: «Да». Полина прошла в следующий этап, но из-за накладок с основной работой дальше от участия в эфирах отказалась. Тем не менее на YouTube ее номер за четыре месяца посмотрели более пяти миллионов раз. Историю девушки и ее необычного танца рассказывает блог «Отражение».

Фото: Instagram Полины Карвовской
Фото: Instagram Полины Карвовской

— А пять миллионов — это много? — уточняет Полина, когда мы связываемся, и честно признается, что за цифрами не следила.

— Больше, чем у многих интервью Ксении Собчак, — отвечаем мы.

— Выходит, я круче Собчак, — шутит девушка и начинает свою историю.

Полине 25 лет. Она родом из Дзержинска. Закончила Минский колледж искусств, в дипломе написано: артист балета. За плечами у девушки работа в ансамбле песни и танца Вооруженных сил и «Хорошки». А еще подработки в детских и фитнес-студиях.

— Плюс моей профессии в том, что ты можешь работать в любой стране. Мне всегда было интересно пожить за границей, и в 2018-м я попробовала исполнить свое желание. Записала промовидео с танцем и разослала где-то в сто организаций. Ответили из парка развлечений Europa Park, так я оказалась в Германии, — рассказывает Полина, с чего все началось.

Europa Park находится в городе Руст. Здесь белоруска живет.

— В парке я работала танцором, но в какой-то момент мне, как и многим артистам, захотелось попробовать себя в других направлениях: пилон, ремни, акробатика, — перечисляет собеседница и говорит: с каждой новой попыткой чувствовала — это не совсем то. — Друзья, увидев мои метания, показали мне выступление артистки из Цирка дю Солей, которая танцует на волосах. Я впечатлилась. А на следующий день мы с ребятами поехали в Швейцарию в цирк. И так совпало, что там как раз выступала эта девушка. Она стала моим кумиром.

На следующий день, вспоминает Полина, она пришла на работу, вплела шнурки из своих ботинок в волосы, прикрепила к ним карабин и, используя «подъемник», попробовала «взлететь». Ничего не получилось. Даже ноги от пола, шутит, не оторвала. Зато стала узнавать про направление hairhanging.

Информацию, признается, получалось собирать по крупицам. Все дело в том, что главный секрет жанра в правильной прическе. Однако точных данных о том, как заплести волосы так, чтобы хвост выдержал твой вес, нигде нет. Передаются они, говорит белоруска, по большому секрету. Нередко, продолжает Полина, артистки, которые занимаются hairhanging, просят отдельную гримерку, чтобы никто не видел, как они заплетаются.

— Если ты знаешь, как заплетать волосы, то оторвать ноги от земли получится через пару тренировок. Затем можно разучивать элементы. Мне же для начала пришлось пообщаться с несколькими артистами, — говорит собеседница и отмечает: на все это  ушло несколько месяцев. К тому же белоруску очень мотивировала ситуация. — В парке сообщили, что в 2020-м мне не дают контракт, и я поняла: нужно поднажать и подготовить свой номер.

Решила — сделала. Номер в парке оценили и даже предложили выступать сольно. Все было круто, но случился коронавирус. За два года, рассказывает Полина, Europa Park пережил два локдауна.

— Летом 2021-го, когда после семи месяцев карантина мы снова стали выступать, работы было немного. Мне опять предложили вакансию танцора, — вспоминает Полина. — Я стала выступать, но репетировать номер на волосах не перестала.

А еще отправила запись со своим необычным номером на шоу талантов в несколько стран. Ответили из Испании.

«Иногда тренируешься и ощущаешь: ну все, думаешь, сегодня волосы полетят»

Шоу записывали летом 2021-го. Для эфира, рассказывает Полина, нужен был «набор элементов» на две с половиной минуты, поэтому привычный номер белоруске пришлось сократить в два раза.

— Я отдаю себе отчет, что я — не акробат, у меня нет тяжелых силовых моментов. Но как танцор я соединила hairhanging с хореографией, — описывает свое выступление собеседница. — К сожалению, на шоу почти никто не говорил по-английски, даже человек, который помогал мне закрепиться на «подъемнике», поэтому выступление получилось не таким идеальным, как я хотела.

И все же двое из трех членов жюри сказали белоруске «да». А как все это перенесли ее волосы?

— На стрессе, — шутит собеседница и поясняет. — У меня есть знакомые кубинки. Они могут по два часа в день висеть на волосах — и все в порядке. Я же стараюсь заниматься не более 30 минут в день. Причем через день, иначе волосы «летят». В тот день я полчаса репетировала, потом было шоу, на котором случился казус. Во время выступления у меня с груди сполз купальник, осталась только сетка. Я не видела, доработала номер. Затем мне принесли микрофон, дали переводчик в ухо, чтобы пообщаться с жюри. И тут уже мне сообщили о ЧП и попросили перетанцевать. Иначе, сказали, запись нельзя в телевизор, ведь это 18+. Я разнервничалась, конечно. Но повторила.

— А сколько по весу могут выдержать ваши волосы?

— Я вешу 57 кг, но волосы могут выдержать гораздо больше. Есть видео, где люди тянут ими фуры. Главное, правильно заплестись, — коротко говорит о прическе Полина и особых секретов не выдает. — Когда волосы все вместе, они очень крепкие, поэтому перед занятием их нужно намочить и очень долго расчесывать. Затем собрать в хвост на макушке. Местоположение макушки, кстати, у каждого свое.

— Сколько уходит времени, чтобы правильно заплестись?

— Профессионалы говорят, что им нужно 45 минут. У меня это полчаса. Видимо, я еще не все секреты знаю, — честно признается Полина. — Но, стоит отметить, что в hairhanging дело не столько в волосах, сколько в шее. Шею нужно тренировать, «закачивать». Хорошо разминать, растягивать. По сути, мой вес держит шея, а не волосы.

— А что вы чувствуете, когда поднимаетесь на волосах?

— Думаю, меня поймут ребята, которые занимаются растяжкой. Ты тянешься, тебе больно, но ты не можешь без этого. Так же и с волосами. Да, мне больно, но к этой боли я привыкла, — отвечает собеседница. — К тому же, если ты на сцене, — это адреналин. А он сильнее боли. Ну, а к тренировке нужно морально подготовиться. Когда я стала заниматься, начались мигрени. Да и волосы стали портиться. Плюс это травмоопасно.

— Волосы стали меняться после таких тренировок?

— В основном hairhanging занимаются бразильянки, кубинки, испанки. У них часто толстый, "лошадиный" хвост. У этих девушек волосы обычно в порядке. У меня же не все так хорошо, — говорит Полина. — В процессе поиска нужной прически я потеряла немало волос. Какие-то обломались, какие-то вырвались. Есть даже маленькая лысинка. Недавно я ходила к врачу. Доктор успокоил: пока деформаций нет. Значит, отрастут.

— И все же, вам не страшно остаться без волос?

— Страшно, но нужно отдавать себе отчет: раз ты выбрал этот жанр, значит, волосы — твой расходник.

— Как вы ухаживаете за ними?

— Принимаю витамины и стараюсь держать их в естественном состоянии: не сушу феном, не выпрямляю, не крашу. Просто расчесываю, мою и люблю.

— Сильно расстроились, что из-за основной работы не смогли продолжить участие в шоу талантов?

— Нет, я сделала пятиминутный номер с танцем на волосах, хочу с ним выступать на фестивалях. Плюс у меня есть по нему предложения работы в других странах.

— Ну и последнее. Вы сказали: hairhanging — травмоопасный жанр. Во время репетиций или выступление ЧП случались?

— Иногда тренируешься и ощущаешь: как-то не так заплелся. Ну все, думаешь, сегодня волосы полетят. Потом расчесываешься и видишь: так и случилось. Профессионалы же утверждают: «Ничего не должно выпадать». Это говорит о том, что я еще не профессионал, но я к этому стремлюсь.