Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  2. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  3. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  4. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  5. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  6. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  7. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  8. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  9. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  10. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе


Когда первые снимки из освобожденной Бучи попали на страницы мировых СМИ, среди них особенно выделялось фото руки погибшей женщины с красным маникюром. Теперь стало известно, что это 53-летняя Ирина Филькина. Именно по маникюру ее и опознала местная визажист, у которой Ирина брала уроки перед войной.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Визажист Анастасия Субачева рассказала в Facebook, что сразу обратила внимание на страшный кадр, но не могла понять, что ее в нем цепляет. Через пару дней девушка вспомнила, что такой маникюр видела у своей клиентки из Бучи. Ирина Филькина ходила к ней на уроки макияжа. Последний урок был накануне войны — 23 февраля.

«Она прыгала от радости, потому что впервые в жизни у нее появилась собственная косметика, которую мы купили, — пишет Анастасия. — Каждый раз она отрабатывала наши уроки так старательно, как никто. Приходя снова, рассказывала, как ее макияж оценили новые поклонники и как прекрасно она себя теперь чувствует. Она собиралась на концерт Поляковой, завела инстаграм… Она говорила „Я на старости лет наконец поняла главное — надо любить себя и жить для себя, и наконец я буду жить, как я хочу!“».

Ирина Филькина перед войной. Фото: facebook.com/nastya.subacheva.1
Ирина Филькина перед войной. Фото: facebook.com/nastya.subacheva.1

Ирина Филькина жила в Буче и работала оператором котельной в центральном офисе сети магазинов «Эпицентр».

«Она была очень хорошим человеком, я до сих пор не могу поверить. Когда мы последний раз виделись, я лично делал комплимент насчет ее маникюра», — рассказал начальник женщины.

Как выяснилось, Ирина погибла 5 марта.

«Возвращаясь домой, туда, где для каждого человека, как мне раньше казалось, самое безопасное место… Ее расстреляли, посреди улицы, не доехала 15 минут… пулей размером с мой палец», — написала дочь погибшей Ольга Щирук в Instagram.

Ирина не хотела эвакуироваться и бросать дом. Как ее родные рассказали ТСН, боевые действия застали женщину на работе, транспорт не ходил, и она взяла у сотрудника велосипед, чтобы попасть домой. Тогда у них с дочерью и состоялся последний телефонный разговор — за полкилометра до места, где Ирину убили.

На следующий день дочери сообщили, что в ее мать стреляли и она, вероятно, погибла. К тому же та больше не выходила на связь. Но еще почти месяц, как рассказала Ольга The New York Times, она надеялась, что мать все же как-то выжила. Окончательно родные убедились в гибели женщины только 1 апреля — в ее день рождения, — когда им прислали видео из Бучи, на котором видно тело, лежащее рядом с велосипедом, а затем и фотографии руки с тем самым маникюром.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Похоронить Ирину Филькину у родных не получается до сих пор — все тела убитых с улиц забрали для судмедэкспертизы.

«Они говорят, куда, но не говорят, есть ты у них или нет. Они не знают, потому что вас там так много. Им нужно знать, от чего ты умерла. Я должна ждать, пока проведут экспертизу. Европе нужно доказать, что у нас происходит, потому что слов и фото им мало, им надо, чтобы было на бумаге. На бумаге они напишут, что тебя и правда убили и это геноцид. …Мне кажется, если бы в книжках по истории писали не сухие факты с цифрами, а смогли передать хоть 1% того, что чувствуют сейчас люди, то больше никто бы не захотел кричать „можем повторить“», — написала дочь погибшей.

Спустя несколько дней Ольга рассказала, что в память о маме, которая всегда говорила ей не сидеть на месте и действовать, она вместе с сестрой решила открыть благотворительный фонд, который будет помогать с реабилитацией детям, потерявшим родных на войне.