Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  2. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  3. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  4. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  5. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  6. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  7. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  8. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  9. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  10. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  11. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  12. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  13. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  14. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  15. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  16. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок


В самопровозглашенной ДНР 6 июня начали судить троих пленных иностранцев, воевавших за Украину, а 10-го уже вынесли приговор: смертная казнь. На скамейке подсудимых вместе с двумя британцами Шоном Пиннером и Эйденом Эслином сидел марокканец Брагим Саадун. Парень самый молодой: ему 21 год, и он больше похож на подростка, чем на наемника, как назвали всех на суде. С таким обвинением и, разумеется, приговором не согласна и подруга Саадуна. А вот в судебной коллегии пояснили, что, вынося решение об исключительной мере наказания, руководствовались главным образом незыблемым принципом справедливости.

Брагим Саадун. Фото из соцсетей
Брагим Саадун. Фото из соцсетей

Брагим Саадун приехал в Украину около трех лет назад, жил в Киеве, поступил там в политехнический институт — изучал аэрокосмические системы, рассказывает его подруга Дарья Олейник.

— Инженерия ему очень нравилась. Он не закончил учебу, но говорил, что хотел бы продолжить этим заниматься. За время, что он был тут, хорошо интегрировался в местную жизнь — неплохо говорил по-русски и даже по-украински. Мы никогда не обсуждали с ним, почему он приехал именно в Украину, думаю, это было решение наобум — это не какая-то особенная история.

Девушка не знает наверняка, было ли у парня украинское гражданство, но уверена, что в стране он находился легально — возможно, по виду на жительство. За три года марокканец завел много друзей в Киеве.

— Он такой достаточно социально активный человек. Тут его очень много людей знают — даже у меня, местной, не было столько знакомых, как у него! А все, кто с ним знаком лично, его любят. Брагим очень добрый, очень хороший друг. Если он с кем-то подружился — этот человек для него уже как семья, он готов помогать, как угодно. Даже уже на войне, когда с ним переписываешься, спрашиваешь, все ли в порядке, он коротко ответит про себя и уточняет, как у тебя дела, как на работе, нужна ли какая-то помощь. Он за друзей волнуется больше, чем за себя.

Саадун подписал контракт до начала полномасштабной войны в Украине. Дарья говорит, что это случилось осенью 2021 года. В ноябре он поехал на учения, а в начале февраля 2022 года уже был на востоке.

— Вас не удивило, что он пошел в ВСУ? Он с виду маленький и худенький.

— Да нет. Маленькие и худенькие мальчики обычно шустрые, — смеясь отвечает подруга Брагима. — Всем можно найти применение, тем более у человека инженерный мозг, он много языков знает, может переводить — это всегда полезно.

Девушка лишь в общих чертах рассказывает, почему парень пошел в ВСУ, — говорит, друзья и семья опасаются, что любое слово могут трактовать против него самого.

— Я об этом узнала спонтанно, общались как-то, и он говорит: «Я принял решение пойти в армию». Ну, решил и решил. У нас война в стране идет уже 8 лет. Понятно, когда близкий человек тебе это говорит, ты за него переживаешь, боишься, что что-то может случиться, но это его решение. Я это уважаю. Как он к этому пришел, почему решил защищать Украину, он не объяснял.

Последний раз Брагим и Дарья общались в конце марта.

— Они были в Мариуполе, в районе «Азовстали», но еще до того, как о комбинате стали так много говорить. У них заканчивалась еда, они были окружены, вариантов прорваться не было, как и помощи. Они вышли в город разведать обстановку, кто-то из местных им сказал, что вокруг уже российские войска, и им лучше сдаваться. Они сложили оружие.

Брагим Саадун. Фото из соцсетей
Брагим Саадун. Фото из соцсетей

О том, что Брагим попал в плен, Дарья узнала, когда российский провластный блогер выложил видео с ним. А о том, что парню грозит смертная казнь, — из видеосообщения прокуратуры самопровозглашенной ДНР. Парню не дают выйти на связь ни с родными, ни с друзьями. Девушка говорит, что никто не знает, в каких условиях его содержат.

— В этом большая трагедия для нас — что мы все узнаем только из новостей. Причем мы видели, что британцы могли позвонить своим близким, а Брагиму, видимо, по каким-то причинам не разрешают. Его сестра в шоке, не понимает, как вообще такое могло произойти и почему именно Брагим, — говорит девушка и снова описывает друга. — Он на самом деле очень добрый и мирный человек. У него даже черты лица — детские, открытые, добрые. Он на убийцу меньше всего похож. И он не убивал людей. Понятно, что служил в ВСУ, но он не тем там занимался. Самое обидное, что попал в эту заваруху непонятно как и непонятно за что. Он не наемник. Понятно, что сестра Брагима переживает за его жизнь и здоровье, но ей очень обидно, что его обвиняют в том, чего он не делал. И не дают с ним связаться.

По словам Дарьи, парень был разведчиком. Она не знает, пыталась ли семья связаться с властями самопровозглашенной ДНР или России.

— Переживаем очень сильно. Хочется помочь, что-то сделать, а что и как — не знаешь. Боимся, что мы можем что-то сказать, а это ему навредит. Непонятно, что делать, куда бежать. Я пока не нашла другой путь, кроме как общаться с журналистами и правозащитниками, — нам советуют поднимать эту тему в медиа.

Фото: ДАН
Фото: ДАН

Всех иностранцев, воевавших за Украину и попавших в плен, обвинили по четырем статьям Уголовного кодекса самопровозглашенной ДНР: «Наемничество», «Совершение преступления группой лиц», «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти» и «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Все трое признали себя виновными в последних двух. Дарья же, как и близкие Саадуна, не согласны с этими обвинениями.

— Честно говоря, не знаю, что он там мог захватывать, какую власть. С одной стороны хочется просто смеяться над этим, а с другой — абсолютно не смешная ситуация, это звучит абсурдно в целом и по отношению к Брагиму. Ну, ему 21 год, молоденький энергичный добрый мальчик — какой там террорист? Понятно, что мы пытаемся держать оптимистичный настрой. Не хочется верить в то, что приговор могут исполнить, но кто их знает? Понимаю, что чисто теоретически это реально. И это дает нам толчок заниматься этим вопросом больше.

Девушка говорит, что писала обращения в посольство Марокко в Украине, еще несколько марокканских друзей Брагима Саадуна — в посольства в других странах. Ответ пока никто не получил. По ее словам, представители ВСУ не связывались с родными или друзьями контрактника и не обсуждали ситуацию.

Шон Пиннер, Эйден Эслин и Брагим Саадун имеют право обжаловать приговор в течение одного месяца со дня его оглашения. Все трое подтвердили свое решение подать апелляцию.