Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Кремле сообщили, что Путин и Лукашенко не обсуждали в Сочи признание Беларусью Абхазии и Крыма, но в РФ ждут «соответствующее решение»
  2. «Мероприятия мобилизации не проводятся». В Минобороны назвали пять причин, по которым сейчас белорусы могут получить повестку
  3. В Минске начали включать отопление в квартирах. А что в других регионах?
  4. «Нам все известно». Секретарь СНБО пригрозил Беларуси жестким ответом, если через ее территорию в Украину вновь пойдут войска
  5. Прибытие на фронт мобилизованных и «контртеррористическая» операция вместо «специальной». Главное из сводок на 217-й день войны
  6. «Официально». На оккупированных территориях Украины подвели итоги «референдумов»
  7. Лукашенко приехал в Абхазию с неофициальным визитом. Спросили экспертов, зачем ему это
  8. Олимпийскую медалистку Герасименю будут заочно судить за «призывы к санкциям». Ей предлагают прийти к следователям лично
  9. Россия будет продолжать «специальную военную операцию» как минимум «до освобождения всей ДНР». Бюджет «новые территории» выдержит
  10. Анна Канопацкая: По амнистии отпустят 8 тысяч человек. Сколько среди них будет политзаключенных — неизвестно
  11. «Сразу забрали половину офиса, а потом стали смотреть телефоны». В компанию «Белагро» пришли силовики
  12. Минобороны Беларуси сообщило о внезапной проверке «боевой и мобилизационной готовности» войсковой части в Мачулищах
  13. «Если объявят мобилизацию — это видение нашего великого президента». В военкоматах рассказали, почему белорусы получают повестки на сборы
  14. Один диктатор уже пытался спасти проигранную войну с помощью мобилизации стариков и ядерного оружия. Рассказываем о нем (это не Путин)
  15. «Будет объемное выступление Путина». Завтра в Кремле подпишут «договоры» о присоединении к России оккупированных территорий Украины
  16. Лукашенко — главе Абхазии: Вчера мы обсуждали ваши проблемы с нашим старшим братом Владимиром Владимировичем Путиным
  17. В СК рассказали, кого еще собираются судить заочно — членов Координационного совета, правозащитников, Цепкало
  18. Успехи Украины в районе Лимана и деградация элитных российских частей. Главное из сводок на 218-й день войны
  19. В МИД Грузии вызвали белорусского посла. Визит Лукашенко в Абхазию назвали нарушением государственной границы
  20. «Тестово уже начали». В ГАИ рассказали, когда по камерам фотофиксации начнут полноценно штрафовать за непройденный техосмотр
  21. Город Лиман почти окружен, но российские войска оттуда не эвакуируют. Что происходит на фронте и чем это может грозить россиянам?


Стокгольмский окружной суд 14 июля приговорил бывшего иранского тюремщика Хамида Нури к пожизненному заключению за массовые казни заключенных-оппозиционеров в 1988 году, пишет Русская служба BBC.

Хамид Нури (слева) и его адвокат Томас Сёдерквист, рисунок из зала суда, сделанный в прошлом ноябре. Рисунок: Reuters
Хамид Нури (слева) и его адвокат Томас Сёдерквист, рисунок из зала суда, сделанный в прошлом ноябре. Рисунок: Reuters

Законы Швеции позволяют судить за убийства и преступления против человечности, где бы они ни были совершены. Иранские политэмигранты, собрав материалы на Нури, в конце 2019 года заманили его в Швецию, где он был немедленно арестован.

Массовые казни, в которых, по мнению суда, участвовал Хамид Нури, проходили с 30 июля по 16 августа 1988 года. Тогда по распоряжению лидера иранской исламской революции аятоллы Хомейни тайным трибуналом, без гласного суда и разбирательства, были казнены несколько тысяч человек.

Суд над Нури, начавшийся прошлым летом, стал первым в мире процессом по тому давнему делу. Он вызвал особый интерес в мире еще и потому, что к делу был причастен нынешний президент Ирана Эбрахим Раиси. Он, тогда 25-летний молодой человек, был назначен заместителем прокурора Тегерана и участвовал в заседаниях трибунала.

Сам Нури отвергает обвинения. На суде его адвокат говорил, что они строятся в основном на свидетельских показаниях, а через тридцать с лишним лет после событий память может и подвести.

Ареста и суда над Нури добилась группа из примерно 30 иранских политэмигрантов, но главную роль сыграл один из них, Ирай Месдахи.

Сам в прошлом политзаключенный, Месдахи несколько лет вел против Нури своего рода личную войну. Собрав несколько тысяч страниц обличительных материалов, он передал их шведским прокурорам, а затем заманил своего врага в Швецию, где у того имелись родственники, обещанием устроить для него морской круиз и алкогольную вечеринку с девушками.

Как только Нури в ноябре 2019 года ступил на шведскую землю в стокгольмском аэропорту Арланда, его арестовали.

«У него были свои планы поразвлечься в Швеции, но у нас были свои», — сказала в прошлом году журналистам Нима Сарвестани, чей брат был казнен в 1988 году.

Жертвами массовых казней в 1988 году стали члены левой группировки «Моджахеды народа». Они тогда совершили в Иране несколько терактов, и в ответ аятолла Хомейни отдал приказ казнить «моджахедов народа», сидевших в тюрьмах. Они заведомо не могли быть причастны к терактам — их убили просто за взгляды и как заложников.

Дела рассматривал специально созданный временный орган из четырех человек, прозванный «комитетом смерти» и своими методами напоминавший сталинские «тройки». Приговоры выносились тайно, в отсутствие подсудимых и без права на защиту и обжалование. Судьба человека решалась за несколько минут.

Количество погибших документально не установлено. Правозащитники говорят о примерно пяти тысячах.

Одним из членов «комитета смерти» был нынешний президент Исламской Республики Эбрахим Раиси, в 25 лет назначенный заместителем прокурора Тегерана.

В Иране Раиси давно называли «палачом 1988 года». В 2018 году с обвинениями в его адрес выступила Amnesty International.

В 2018 и 2020 годах Раиси заявлял, что считает ту фетву Хомейни законной, но лично никого к смерти не приговаривал.

18 июня прошлого года Раиси одержал победу на президентских выборах. Ранее Совет стражей конституции при духовном лидере Ирана Али Хаменеи снял с выборов всех реформистов и умеренных кандидатов, сделав исход предрешенным. Явка избирателей составила 48,8% — самый низкий показатель в истории Исламской Республики.