Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. От бывших соратников до новых политиков. Собрали список (очень длинный) людей, которых Зенон Позняк считает агентами спецслужб
  2. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  3. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  4. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  5. Белорусские грибы-убийцы. Рассказываем о пяти самых опасных, которые стоит обходить стороной
  6. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  7. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  8. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  9. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  10. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  11. В Минске ГУБОПиК задержал маму певицы Риты Дакоты. Сама артистка это не комментирует
  12. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  13. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  14. Лукашенко предложили поднять цены на молочку, он запретил
  15. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  16. «Они хотят крови». В Минобороны эмоционально прокомментировали неофициальные версии инцидента на аэродроме «Зябровка»
  17. «Авария — «это только вопрос времени». Совбез ООН провел экстренное заседание в связи с обстрелами Запорожской АЭС
  18. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  19. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  20. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  21. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  22. Попытки скрыть военные преступления в Буче и «огромные потери» ВСУ. Главное из сводок штабов на 170-й день войны
  23. Воздушные массы «черноморского происхождения» придержат жару на пару дней. Все о погоде в Беларуси в выходные
  24. В каких белорусских водоемах не стоит купаться? Публикуем список таких мест — их уже 35


Ряд частных клиник в Европе (на Кипре, а также в Германии, Швейцарии и, возможно, других странах) привлекают клиентов из-за рубежа обещанием вылечить месяцами не проходящие симптомы давно перенесенного коронавируса методом «очистки крови», пишет Русская служба Би-би-си.

Фото: Olga Kononenko, Unsplash
Фото: Olga Kononenko, Unsplash

Эксперты-медики уверяют, что клинических испытаний этой терапии не проводилось и эффективность лечения долгого ковида таким способом никем не доказана. Однако в клиники продолжают обращаться тысячи медицинских туристов, надеющихся на чудесное выздоровление.

Терапия, надо сказать, весьма недешевая. Некоторые отчаявшиеся пациенты уже потратили на лечение лечение все свои сбережения — притом что состояние их заметно не улучшилось.

О том, кто эти люди и каким именно способом именно их пытались вылечить от посткоронавирусного синдрома (ПКС — так долгий ковид называется официально), рассказывает в своей статье редактор отдела расследований Британского медицинского журнала (BJM) Мадлен Дэвис.

Она напоминает, что эффективной терапии ПКС до сих пор не обнаружено, да и сам этот синдром изучен очень слабо. Известно лишь, что у некоторой части пациентов, вроде бы выздоровевших от ковида, несколько симптомов инфекции переходят в хроническую фазу и проходят по меньшей мере 12 недель.

Где ваши доказательства?

Сама по себе предлагаемая клиниками методика не нова и в профессиональной среде известна как «аферез». В ходе этой процедуры у пациента берут его собственную кровь, при помощи специальной аппаратуры разделяют ее на составляющие — а вот обратно смешивают уже выборочно, как бы отфильтровав в процессе часть содержимого.

Как отмечает автор статьи, обычно аферез назначают лишь людям с неизлечимыми нарушениями жирового обмена — и то в качестве крайней меры. Дэвис предупреждает: эффективность этой операции в лечении долгого ковида научно не доказана, а вот риски любого хирургического вмешательства в организм очевидны.

«Аферез может сопровождаться кровотечением, образованием в крови сгустков, при этом в организм можно занести инфекцию, а используемые в процессе вещества могут спровоцировать острую реакцию», — пишет автор.

В статье рассказываются истории нескольких отчаявшихся пациентов, но наиболее подробно описан случай психиатра-стажера из Нидерландов Гитте Бурмисеер, которую долгий ковид довел до отчаяния. Хроническая усталость была такой, что из спальни в кухню можно было добраться пару часов.

Чтобы съездить на Кипр и пройти там курс афереза и проколоть курс витаминов, Гитте потратила почти все сбережения — но изнурительные симптомы хронического ковида так никуда и не делись: ни затуманенность сознания, ни одышка, ни боль в груди.

После болезни она дважды пыталась вернуться к работе, но после второй неудачной попытки решила уволиться.

Как утверждает автор статьи, помимо Кипра, лечить долгий ковид аферезом предлагают медицинские учреждения как минимум в Германии, Швейцарии и Турции.

«В Липидном центре Северного Рейна в Германии эту процедуру провели тысячам пациентов — и утверждают, что результатами лечения довольны, — пишет Мадлен Дэвис. — Аферез якобы снижает вязкость крови и улучшает ее доставку в мельчайшие кровеносные сосуды за счет «удаления микротромбов».

Однако никаких заслуживающих доверия научных исследований на эту тему — доказывающих, что аферез помогает в лечении ПКС — попросту нет, поскольку клинических испытаний по этому поводу не проводилось.

Сторонники метода, в свою очередь, отмечают, что страдающие от долгого ковида пациенты не могут ждать завершения клинических испытаний, фактически оставшись инвалидами — и для многих пациентов преимущества экспериментальных процедур перевешивают возможные риски.