Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  2. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  3. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  4. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  5. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  6. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  7. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  8. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  9. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  10. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  11. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  12. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  13. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  14. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  15. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  16. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  17. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС


За последние несколько месяцев Германия выслала обратно в Азербайджан сразу шестерых оппозиционных активистов. Все они просили политического убежища — и всем им было отказано. После депортации в Азербайджан всех ждали слежка, задержания и аресты, пишет Би-би-си. Остающиеся в Германии активисты протестуют против этого.

Фото: Pixabay.com
Фото: Pixabay.com

«Я за тебя отвечаю, ничего не случится»

«Ночью к нам вошли восемь полицейских, подняли нас. Один забрал у мужа телефон, а тот был сонный и вначале ничего не понимал», — рассказывает Нурана Ашурова о том, как ее с мужем, азербайджанским политическим активистом Самиром Ашуровым, в ночь на 29 марта депортировали из Германии.

Ашурова сказала полицейским, что их семье не пришло ни одного уведомления о депортации. Но полицейский спокойно на это ответил: много вещей не берите, скорее всего, вас вернут обратно. Нурана Ашурова одела детей; ее мужа положили на пол и надели на него наручники. Он болеет диабетом, от стресса у него поднялся сахар, и жена дала ему лекарство.

По словам Ашуровой, их отправили в лагерь для депортированных, но там они оставались всего полчаса. «Я думаю, вся эта спешка нужна была потому, что наши активисты подняли бы скандал — поэтому нас так быстро отправили», — считает она. В мюнхенском аэропорту перед самой депортацией их встретил другой полицейский, он уверял активиста, что в Баку ему ничего не угрожает: «Он сказал: я за тебя отвечаю, ничего не случится в Азербайджане».

По ее словам, весь шестичасовой полет Самир Ашуров был со скованными руками, только перед прилетом с него сняли наручники.

Самир Ашуров (крайний справа) участвовал в акциях против азербайджанских властей в Берлине. Фото: AFGAN MUKHTARLI, источник: BBC
Самир Ашуров (крайний справа) участвовал в акциях против азербайджанских властей в Берлине. Фото: AFGAN MUKHTARLI, источник: BBC

«Если не вернусь, значит меня посадили»

В бакинском аэропорту семью Ашуровых встретила азербайджанская полиция и тут же спросила их местный номер телефона. Нурана дала номер сестры. Они приехали в город, сняли в Баку квартиру, и уже на следующий день сестра сказала Нуране: ей звонили из прокуратуры выяснить, где они живут.

Через два дня прокуратура вызвала Самира Ашурова на допрос. Там, по словам Нураны, ее мужа спрашивали: кто в Азербайджане помог ему перебраться за границу, когда он покинул страну четыре года назад. Его отпустили через 3,5 часа, но сразу потом началась слежка.

«За нами все время следили с момента приезда: в метро, в автобусе, на улице, а когда он выходил выбрасывать мусор, говорил мне — если не вернусь, значит меня посадили», — вспоминает Нурана.

19 апреля Самир Ашуров пошел забирать новый загранпаспорт и домой уже не вернулся.

«Он написал мне, что идет домой, я сказала: приходи и будь осторожен, — рассказывает жена активиста. — Я позвонила, а он отбой дает, и я насторожилась, потому что он знает, что я за него беспокоюсь, и никогда не стал бы давать отбой».

Несколько часов от Ашурова не было никаких новостей, а потом позвонил знакомый адвокат и сказал, что его арестовали за нападение с ножом на человека.

«Я пришла в прокуратуру и говорю: мы тут четыре года не жили, зачем ему, как только приехал, нападать на кого-то. — говорит Нурана Ашурова. — Я хотела встретиться с якобы раненым потерпевшем, но мне не дали».

Потом ей разрешили встретиться с мужем, и она увидела синяки на его лице. Следователь сказал ей, что это случилось во время драки с потерпевшим. По словам Нураны Ашуровой, в первые дни ее мужа кормили только раз в день и требовали, чтобы он подписал признание. Он этого не сделал, его арестовали на четыре месяца, следствие еще идет.

На следующий день после задержания Ашурова пресс-секретарь МВД Эльшад Гаджиев сообщил «Кавказскому узлу», что вечером 19 апреля «житель Баку Самир Ашуров на почве личного конфликта с жителем города Шеки нанес ему ножевое ранение в полость живота». По его словам, начато уголовное дело, срок по статье о нанесении телесных повреждений — от трех до восьми лет лишения свободы.

Азербайджанской службе Би-би-си Гаджиев сказал, что полиция «не заинтересована в задержании невиновных», и потому обвинения в ее адрес не обоснованы. «Если они [родственники депортированных] не согласны с обвинениями, пусть обращаются в вышестоящие инстанции», — сказал он.

Нурана Ашурова говорит, что у ее мужа диабет и больное сердце, и немецким властям об этом было известно. Фото: BBC
Нурана Ашурова говорит, что у ее мужа диабет и больное сердце, и немецким властям об этом было известно. Фото: BBC

Шестеро высланных

С июня по ноябрь прошлого года Германия отказала в убежище и депортировала Муталлима Оруджева, Малика Рзаева, Джафара Мирзоева и Пюнхана Керимли. Все они были оппозиционными активистами, и всех их арестовали после приезда, обвинив в торговле наркотиками.

В мае, уже после ареста Ашурова, из Германии не по своей воле прилетел еще один оппозиционер — Зия Ибрагим. Его пытались депортировать еще в январе 2022-го, но тогда соотечественники своими акциями протеста отстояли его. Как выяснилось, ненадолго. В Азербайджане Ибрагима сразу арестовали — по официальной версии, за неуплату неких долгов.

В Баку они были активистами разных политических партий, ходили на митинги. А затем, опасаясь преследований, уехали в Германию. В этой стране самая большая азербайджанская диссидентская диаспора в Западной Европе.

Так в августе 2018 года в Германию уехал и Самир Ашуров. По словам его жены, весной того года его два раза сажали по административным статьям, а потом в полиции пообещали: посадим надолго. «В апреле его посадили на три месяца за то, что он якобы хранил наркотики, а когда он вышел в июне, мы решились ехать в Германию», — вспоминает Нурана.

Судья в Германии, говорит она, им поверил, когда они предоставили документы об аресте, но сказали, что наркотики ему подбросили, Ашуров никогда их не употреблял. Судья, вспоминает Нурана Ашурова, понимающе кивал и говорил, что знает: в Азербайджане может происходить такое. Однако через две недели они получили по почте официальный отказ в предоставлении политического убежища. Потом были апелляция, новое рассмотрение дела — все безуспешно.

«В Германии ему сделали операцию на сердце, мы предоставили медицинские документы о том, что оно слабое, плюс диабет, ему нельзя в азербайджанскую тюрьму, — вспоминает Нурана. — Но нам пришел ответ, что ты, конечно, активист, но ты не лидер партии, и Азербайджан — демократическая страна и вам ничего не угрожает».

В Германии уже несколько лет существует диаспора политэмигрантов - оппозиционеров и журналистов, которые часто проводят акции в Берлине. Фото: AFGAN MUKHTARLI, источник: BBC
В Германии уже несколько лет существует диаспора политэмигрантов — оппозиционеров и журналистов, которые часто проводят акции в Берлине. Фото: AFGAN MUKHTARLI, источник: BBC

Почему это происходит?

Это, пожалуй, главный вопрос, который задают себе азербайджанские активисты.

Афган Мухтарлы, живущий в Германии журналист, больше всего пишущий о депортациях, говорит, что до 2021 года настоящих активистов Германия не депортировала.

Мухтарлы — сам довольно влиятельная фигура среди бежавших в Германию по политическим причинам. В Азербайджане он был журналистом-расследователем, затем уехал в Грузию, где в мае 2017 года его, по данным правозащитников, похитили спецслужбы, а в Азербайджане посадили по обвинению в незаконном переходе границы и контрабанде денег. Два года назад его помиловали и прямо из тюрьмы отправили на самолете в Германию.

Мухтарлы в интервью Deutsche Welle говорил, что лично знаком со всей шестеркой высланных оппозиционеров. Все они, находясь в эмиграции, продолжали заниматься политической деятельностью: «Они неоднократно были организаторами или участниками акций протестов против репрессий и нарушения прав человека в Азербайджане. Самой резонансной из этих акций стала прошедшая в 2020 году 12-дневная голодовка перед офисом ведомства канцлера ФРГ».

По мнению Мухтарлы, из-за этого власти в Баку обозлились на «слишком активных» эмигрантов, добились их депортации и теперь им мстят.

В феврале и апреле 2022 года объединение азербайджанских политэмигрантов в Германии «Выбери демократический Азербайджан» провело несколько акций протеста в Берлине и других городах, пытаясь привлечь внимание к проблеме высылки политэмигрантов. Но акции не спасли от высылки Зию Ибрагима и Самира Ашурова.

Политэмигранты Дашкын Агаларлы и Равиль Гасанов говорят Би-би-си, что власти Германии могли заключить негласное соглашение с Азербайджаном в вопросе депортации. Они обращают внимание на встречу в январе этого года азербайджанского генпрокурора Кямрана Алиева со своим немецким коллегой Петером Франком, где они в том числе обсуждали тему нелегальной миграции.

«Визит генерального прокурора в европейские страны вызывает подозрения, что целью является разработка правовых процедур для возвращения в страну лиц, ищущих убежища за границей, — говорил „Радио Свобода“ Башир Сулейманлы, директор правозащитной неправительственной организации „Институт гражданских прав“. — Но, конечно, у нас нет документов, подтверждающих это».

В 2014 году Евросоюз подписал с Азербайджаном соглашение о реадмиссии лиц, «пребывающих без разрешения». И, как рассказали Би-би-си в Госкомстате Азербайджана, с тех пор более 2000 граждан страны депортировали из Евросоюза, причем 83% — из Германии.

Родственники арестованных провели акцию в Баку у посольства Германии, протестуя против высылки активистов. Фото: TURAN, источник: BBC
Родственники арестованных провели акцию в Баку у посольства Германии, протестуя против высылки активистов. Фото: TURAN, источник: BBC

Что говорит Германия?

1 мая члены семей арестованных (среди них была и Нурана Ашурова), собравшись уже перед зданием посольства Германии в Баку, заявили СМИ, что их близкие оклеветаны, а также потребовали справедливого суда и реакции от посольства ФРГ. Никто из работников посольства не вышел к участникам акции, и полиция постепенно оттеснила их от здания.

В ответ на письменный запрос Би-би-си посольство Германии в Баку ответило лишь, что дипмиссия «хорошо осведомлена об этих шести кейсах и установила персональный контакт с адвокатами всех, кто был депортирован из Германии и затем арестован в Азербайджане».

«Контакт с адвокатами постоянен, и посольство продолжит пристально следить за этими кейсами и судами», — говорится в письме.

В Федеральном ведомстве по делам миграции и беженцев Германии Би-би-си ответили, что не комментируют частные случаи поиска убежища — из-за защиты личных данных. В письме ведомства сказано, что решения принимаются на основе интервью, подробного изучения доказательств, где также проводится анализ ситуации с преследованиями в странах происхождения. Все процедуры индивидуальны, и проситель получает шанс объяснить причины своего бегства.

Суды Байройта, Регенсбурга, Деггендорфа, Гельзенкирхена, принимавшие решения об отказе в убежище каждого из упомянутой шестерки политакивистов, на запрос Би-би-си не ответили. Также не ответили на запрос и в офисе Генерального прокурора Германии.

«Я думал, что Германия меня защитит. Я ошибся»

Равиль Гасанов может стать следующим, кого депортируют из Германии.

В марте 2022 года он получил от апелляционного суда отказ на прошение о беженстве и с тех пор не получает никакого пособия. Выживать ему помогают все те же активисты из диаспоры. Питается он в благотворительной столовой: «Дают горячую еду, а вечером три кусочка колбасы, сыр, масло в маленькой тарелке, этого не хватает, но деваться некуда. Чем возвращаться в Азербайджан и садиться в тюрьму, лучше тут потерпеть».

Гасанов говорит, что хотел бы остаться и интегрироваться, но за четыре года не смог получить право на работу, а соответственно, и этот шанс на интеграцию. И в бесплатных курсах немецкого языка ему тоже отказали.

В Азербайджане он жил в Хачмазском районе, ходил на митинги, был местным членом оппозиционной партии «Народный фронт Азербайджана» и занимался агитацией в соцсетях. В 2018-м, после того как его уволили с работы — как он говорит, из-за политической активности, — Гасанов открыл свою чайхану. Отсюда его постоянно стали вызывать в полицию, там, по его словам, ему обещали подбросить наркотики, если он не удалит свой аккаунт в соцсетях и не перестанет критиковать власти. Тогда в конце лета 2018 года он и уехал в Германию. «Я выбрал Германию, потому что я думал, что это демократическая страна, которая меня защитит. — говорит он. — Но я ошибся».

Равиль считает, что местные суды не занимаются тщательно делами политэмигрантов и с самого начала настроены депортировать человека.

Равиль Гасанов с другими политэмигрантами в Берлине. Второй слева - Самир Ашуров, пятый слева - Муталлим Орудж. Фото: RAVIL HASANOV, источник: BBC
Равиль Гасанов с другими политэмигрантами в Берлине. Второй слева — Самир Ашуров, пятый слева — Муталлим Орудж. Фото: RAVIL HASANOV, источник: BBC

* * *

Зия Ибрагим, которого в мае задержали в бакинском аэропорту, недавно вышел на свободу. Он говорит, что обвинений ему так и не предъявили.

Он связывает свое освобождение с реакцией СМИ и международных организаций, но думает, что это еще не конец: «Когда я иду по улице или захожу в автобус, встречаюсь с людьми, я вижу, что за мной следят, так что может статься, что на свободе я ненадолго».