Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Партизаны, головотяпство, детонация. Кто и что говорит о взрывах на военном аэродроме в Крыму
  2. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  3. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  4. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  5. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  6. До 16 лет колонии. «Рельсовым партизанам» из Бобруйска вынесли приговоры
  7. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  8. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  9. «Фактически уже создается альтернативная армия». Первые комментарии Валерия Сахащика, возглавившего силовой блок в Объединенном кабинете
  10. «На меня донесли, когда мне было 10 лет». Большое интервью с одним из лучших шахматистов мира, который вырос в Минске
  11. Сто шестьдесят восьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  12. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  13. Война в Украине глазами российского солдата: бардак, бездарное командование и нежелание убивать
  14. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  15. «Давайте не строить иллюзий о митингах — это невозможно». Поговорили с Павлом Латушко о созданном Объединенном кабинете
  16. Создание в России Третьего армейского корпуса и уничтоженный Gepard. Главное из сводок штабов на 168-й день войны
  17. Исчез (скорее всего, убит), понижен в звании, умер. Как сложилась судьба силовиков, бросивших вызов Лукашенко
  18. Белорусский солдат сбежал из армии, чтобы его не отправили на войну в Украину. Мы с ним поговорили
  19. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  20. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»


3 августа 2022 года, похоже, начался очередной раунд противостояния в Нагорном Карабахе. Азербайджан объявил о начале специальной военной операции «Возмездие» и о захвате в регионе нескольких господствующих высот — возможно, эскалация многолетнего конфликта между Ереваном и Баку приведет к третьей по счету Карабахской войне. Коротко рассказываем о двух предыдущих вооруженных конфликтах в регионе и о том, какие уроки Карабаха удалось (или не удалось) выучить другим странам.

Фото: Reuters
Азербайджанские военнослужащие охраняют территорию, перешедшую под их контроль после военного конфликта в Нагорном Карабахе на границе с Ираном в Джебраильском районе, 7 декабря 2020 года. Фото: Reuters

Что происходит

Еще 1 августа власти самопровозглашенной НКР (Нагорно-Карабахской республики) заявили, что азербайджанские войска попытались перейти линию соприкосновения, однако эти попытки удалось предотвратить. Минобороны Азербайджана утверждало, что это «ложная, провокационная и вводящая в заблуждение информация».

2 августа Минобороны России сообщило, что за сутки Азербайджан нарушил режим прекращения огня трижды.

3 августа военное ведомство Азербайджана рассказало о гибели азербайджанского военнослужащего на территории Лачинского района, отделяющего Нагорный Карабах от Армении, в результате «интенсивного обстрела». При этом утверждалось, что стреляли с территории, где размещаются миротворцы из России.

А на следующий день представители НКР объявили, что ударные беспилотники Азербайджана атаковали территорию республики и привели к гибели как минимум двоих солдат и ранении 14. В том же заявлении было указано, что в НКР объявили частичную мобилизацию. Армения при этом никаких мобилизационных мероприятий не проводила.

Наконец около 19 часов 3 августа 2022 года Азербайджан сообщил о начале военной спецоперации «Возмездие» и показал кадры ударов своих беспилотников по позициям вооруженных сил НКР. Присутствие военных Армении и Нагорно-Карабахской республики в регионе в Баку назвали «источником опасности» и объявили о необходимости полной демилитаризации этих территорий.

Министерство обороны Азербайджана 3 августа опубликовало кадры ударов с беспилотников. Фото: mod.gov.az
Министерство обороны Азербайджана 3 августа опубликовало кадры ударов с беспилотников. Фото: mod.gov.az

Что было раньше

Первая Карабахская война: победа Армении и образование непризнанной НКР

История конфликта в Нагорном Карабахе насчитывает более сотни лет. Армяне и азербайджанцы жили здесь веками, а распад Российской империи в 1917 году привел к многочисленным попыткам самоопределения народов. Еще не оформившись как независимые государства, и Армения и Азербайджан захотели забрать Карабах себе, но в 1920 году регион захватила Красная Армия, а ни Баку, ни Ереван не получили независимости. В итоге Нагорный Карабах стал автономией в составе Азербайджанской ССР. Азербайджанцы были недовольны особым статусом Карабаха, армяне — тем, что не получили регион себе.

Когда в 1980-х годах начался распад уже Советского Союза, конфликт вспыхнул вновь — пролилась первая кровь. И в Армении, и в Азербайджане, и в самом Карабахе (населенном к тому моменту преимущественно армянами) начались стычки между двумя народами — сначала локальные. С 1991 года Баку и Ереван начали стремительно и стихийно формировать свои армии, пользуясь огромными запасами складов советского вооружения. В сентябре 1991 года, еще до окончательного распада СССР, армяне Карабаха официально провозгласили собственное государство — Нагорно-Карабахскую республику. При этом Армения (и все остальные государства) НКР не признали — за всю историю это сделало лишь непризнанное Приднестровье и частично признанные Абхазия и Южная Осетия.

На территории Карабаха между тем оставались контингенты недавно созданной азербайджанской армии. Войска НКР принялись штурмовать контролируемые теми города, а войска Армении — пробивать коридор к непризнанной НКР, с которой армянская территория не граничила.

Азербайджанец помогает своему соотечественнику, пострадавшему в ходе недавних боев с армянами, сесть на вертолет в город Физули, 7 августа 1993 года. Фото: Reuters
Азербайджанец помогает своему соотечественнику, пострадавшему в ходе недавних боев с армянами, сесть на вертолет в город Физули, 7 августа 1993 года. Фото: Reuters

Первым значительным успехом карабахских военных стало взятие исторической столицы региона, города Шуши, 9 мая 1992 года (таким образом 9 мая стало в Армении как бы двумя днями Победы — в Великой Отечественной войне и в битве за Шушу). Через восемь дней, 17 мая, перед их натиском пал город Лачин — Армению и Карабах теперь связывал Лачинский коридор, по которому стало возможно перебрасывать в непризнанную республику солдат, технику и боеприпасы.

Азербайджан попробовал отбить Карабах в ходе широкомасштабного наступления летом 1992 года — однако для победоносного завершения войны Баку не хватило сил и средств, и уничтожить непризнанную республику не удалось.

Весь 1993 год прошел в локальных операциях обеих сторон, не меняющих кардинально положения на фронте. Так, армянами был взят город Агдам (в ходе боев превратившийся практически в руины). Зимой 1993−94 годов Баку в последний раз попробовал одержать победу, проведя несколько достаточно крупных наступлений, однако переломить ситуацию не удалось. Последняя масштабная битва между азербайджанцами и армянами — сражение за Омарский перевал — также закончилась в пользу вторых.

Ресурсов на силовое завершение войны к 1994 году не осталось ни у Баку, ни у Еревана, и стороны сели за стол переговоров при посредничестве Москвы. Несмотря на разногласия, договориться все же удалось: 12 мая 1994 года война (официально так и не объявленная) завершилась. Нагорно-Карабахская республика продолжила существовать, став очередной «серой зоной» на карте, не будучи признана никем из воюющих сторон (к этому времени, опять-таки при помощи России, такой «серой зоной» успело стать Приднестровье, на очереди были Абхазия, Южная Осетия и Донбасс). Армянскими войсками было захвачено несколько районов за пределами бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, включая Лачинский коридор — Ереван сохранил прямую связь со своим фактическим эксклавом.

Армения, несмотря на значительно меньшее количество населения и сравнительную бедность (хотя в условиях краха соцлагеря и очень низких цен на нефть богатым в начале 90-х не был и Азербайджан) сумела одержать победу в этом кровавом конфликте. Война унесла тысячи жизней, но вряд ли могла стать последней в регионе — Азербайджан не смирился с потерей значительной части своей территории.

Ситуация в Нагорном Карабахе по итогам первой войны. Инфографика: TUT.BY
Ситуация в Нагорном Карабахе по итогам первой войны. Инфографика: TUT.BY

Вторая Карабахская война: быстрая победа Азербайджана

В рассказе об этом конфликте мы будем использовать материалы сборника статей «Буря на Кавказе», выпущенного в Москве в 2021 году Центром анализа стратегий и технологий, и открытые источники.

Вторая Карабахская война началась 27 сентября 2020 года. Согласно информации РБК, армянские войска, включая силы НКР (по сути, армия непризнанной республики являлась частью сил Еревана и подчинялась приказам военного руководства Армении, а армянские призывники служили и в Карабахе) были приведены в боевую готовность за неделю до этого. 

Но уже в первые часы войны азербайджанская армия артиллерией и ударными беспилотниками уничтожила значительную часть армянских орудий и систем ПВО. По словам бывшего главы Совбеза НКР Самвела Бабаяна, еще в первые 15 минут войска, защищавшие Карабах, потеряли до половины средств противовоздушной обороны и до 40% артиллерийских систем.

Основной ударной силой азербайджанцев стали ударные БПЛА — знаменитые турецкие «Байрактары» и дроны-камикадзе Harop израильского производства. Бороться с ними у армян, невзирая на закупки систем ПВО у России, включая современные «Торы», оказалось нечем. Захватив господство в воздухе, Азербайджан смог без помех уничтожать армянскую военную технику — и затем показывать кадры ее истребления, что не могло не отразиться на боевом духе армянских военнослужащих, которые ничего не могли противопоставить ударам с воздуха.

Правда, у Армении имелись самые мощные самолеты в регионе — в 2019 году Ереван закупил у Москвы четыре тяжелых истребителя Су-30СМ, которые по идее могли захватить господство в небе и не дать беспилотникам летать, но в войне они по каким-то причинам так и не приняли участия (возможно, из-за опасений о недостаточной квалификации пилотов и страха потерять новенькие самолеты).

Азербайджан сосредоточил силы для двух скоординированных атак — на северо-востоке и на юге. Именно на южном направлении в районе Джебраила горная местность сменяется равнинной, и только здесь было возможно наступление крупных масс танков. Однако для наступления в этом регионе нужно было сначала прорвать оборону армян.

Армянские солдаты позируют в кузове грузовика в Нагорном Карабахе, 29 сентября 2020 года. Фото: Reuters
Армянские солдаты позируют в кузове грузовика в Нагорном Карабахе, 29 сентября 2020 года. Фото: Reuters

Первые попытки наступления армии Азербайджана на северо-восточном направлении провалились — атаковать в горах невероятно сложно. Не получилось блицкрига и на юге, где был сосредоточен азербайджанский бронетанковый кулак (танки Т-90 при поддержке бронетранспортеров БТР-82 и БМП-3 — все были поставлены в разные годы из России). Однако в течение недели армянскую оборону удалось «прогрызть» танками и пехотой, причем отмечался очень высокий уровень взаимодействия родов войск и хорошая связь между подразделениями азербайджанцев. Бронетехника армян постепенно выбивалась беспилотниками и артиллерией (корректируемой с тех же БПЛА). 3−4 октября оборона на юге наконец была прорвана, Джебраил — взят.

Контратаковать у армян не получилось. При господстве противника в воздухе и недостатке информации о передвижениях азербайджанцев (из-за нехватки собственных беспилотников, которых ни у НКР, ни у Армении почти не было) контрудар провалился, толком не начавшись. Колонны армянской бронетехники засекались с воздуха и сразу поражались ударами РСЗО, «Байрактаров» и дронов-камикадзе. Азербайджанский ракетный комплекс LORA попал высокоточной ракетой в мост в Лачинском коридоре, сильно затруднив снабжение армянских войск в Карабахе, ударам подверглись и другие дороги. Аналогичные удары армян оперативно-тактическими ракетами успеха не имели.

Ключевые точки в регионе должна была штурмовать хорошо подготовленная легкая пехота Азербайджана. 15−17 октября были заняты стратегически важные города Гадрут и Физули. Вскоре азербайджанцы вышли к армянской границе, полностью заняв южную часть НКР. Оставалось взять важнейший пункт Шуша, исторический центр региона. В конце октября начались бои за город, и к 7 ноября он был захвачен. Несмотря на то, что столица непризнанной НКР, Степанакерт, все еще была под контролем армян, ее падение становилось вопросом времени. Оставалось договариваться, и 10 ноября стороны подписали перемирие.

Армения и НКР проиграли, и большая часть территории непризнанной республики отошла Азербайджану. В регион прибыли российские миротворцы, которые находятся там и сейчас. Иной помощи Россия (военная база которой находится в Армении) союзнику не оказала.

Ситуация в Нагорном Карабахе по итогам второй войны. Инфографика: TUT.BY
Ситуация в Нагорном Карабахе по итогам второй войны. Инфографика: TUT.BY

Почему Армения выиграла в первой Карабахской войне и проиграла во второй

Казалось бы, все просто: у Армении на момент начала второй Карабахской войны было меньше населения и меньше денег на вооружения, потому поражение было неизбежно. Однако перед первой войной Ереван также располагал значительно меньшими людскими и материальными ресурсами, чем Баку — но победил.

Дело в том, что обе армии времен первой войны были примерно равны по боеспособности: наспех сколоченные войска, вооруженные чем попало (в качестве вооружения обеими сторонами, например, использовались метеорологические ракеты «Алазань», предназначенные для разгона облаков, но не для войны). Военная машина обеих стран только начинала работать, и здесь очень большое значение имела мотивация бойцов, их умение ориентироваться на местности, талант отдельно взятых командиров, а зачастую и просто удача.

Наступления крупных масс пехоты и танков были затруднительны и из-за плохого снабжения (которое толком некогда было наладить), и из-за большой сложности в координации различных частей и родов войск (даже в Советской армии, где служило большинство офицеров из Армении и Азербайджана, со связью и ситуационной осведомленностью дела обстояли не блестяще). На момент начала 90-х армянская армия оказалась несколько более эффективной, что позволило ей одержать победу, но не разгромить противника наголову.

Во второй войне все было иначе. Во-первых, с конца 90-х нефть стала дорожать, и у Баку становилось все больше денег, в том числе и на военные расходы. «В XXI веке военный бюджет Азербайджана превосходил армянский военный бюджет в среднем в три-пять раз, в отдельные годы военный бюджет Азербайджана был выше, чем весь государственный бюджет Армении», — рассказывал в интервью Би-Би-Си старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.

Азербайджан готовился к следующей войне десятилетиями, и учился воевать по-современному. Страна еще с конца нулевых начала активно закупать разведывательные беспилотники Aerostar, Hermes 450, Hermes 900, дроны-камикадзе Harop и Sky Striker, а затем и ударные «Байрактары». Большое внимание уделялось подготовке легкой пехоты для действий в горах, качеству связи и взаимодействию частей между собой. Авиация Азербайджана оставалась слабой, ее основой были очень старые МиГ-29.

Армения же будучи союзником России, судя по всему, продолжала развивать армию по российскому образцу, где залогом военных успехов считалось количество орудий, систем ПВО, ракет и авиации. Были закуплены современные образцы вооружений: ОТРК «Искандер», тяжелые истребители Су-30СМ, различные системы ПВО («Торы», «Буки», С-300).

Вдобавок Армения и непризнанная НКР в потенциальном конфликте скорее всего становились обороняющейся стороной — то есть имели определенное преимущество. Но при этом, как отмечают военные эксперты, южный равнинный участок фронта, на котором и произошел прорыв Азербайджана, оказался довольно слабо укреплен — удара здесь, судя по всему, не ждали. По мнению военного эксперта Василия Кашина, армянская сторона не проявила серьезного отношения к подготовке обороны, маскировке и разведке — причем все недостатки в планировании были видны еще по итогам предыдущих эскалаций конфликта, начиная с краткосрочного столкновения в 2016 году.

Фото: Reuters
Российский танк у границы с Арменией после подписания соглашения о прекращении военного конфликта между Азербайджаном и армянами в районе Нагорного Карабаха, 10 ноября 2020 года. Фото: Reuters

И даже после прорыва обороны успех армянского контрудара на юге мог если не привести к победе, то сорвать наступление и перевести войну в затяжную, чего вряд ли желали в Баку. Однако его не удалось провести из-за нехватки информации (опять-таки, сказывалось отсутствие беспилотников) и уничтожения армянских колонн с воздуха.

А армянская ПВО, не рассчитанная на борьбу с беспилотниками, оказалась довольно неэффективной. Авиация же практически не участвовала в войне — Су-30СМ стоимостью в десятки миллионов долларов были закуплены зря. Не показали себя и знаменитые «Искандеры» — за всю войну они, похоже, не поразили ни одной важной цели.

Ресурсов у Баку было намного больше, чем у Еревана. Однако, судя по всему, и распорядиться ими Азербайджан смог значительно эффективнее, чем Армения и НКР.

Какие уроки второй Карабахской оказались не выучены?

Впечатляющие успехи азербайджанских «Байрактаров» прославили это оружие на весь мир. Однако в России к триумфу беспилотников отнеслись весьма скептически. По мнению некоторых российских военных экспертов, ударный дрон хорош только против бедной страны без сильной авиации, эшелонированной ПВО и других важных вооружений.

Так, один из самых известных военных аналитиков России Виктор Мураховский заявил, что вскрыть, откуда управляется беспилотник, можно на «раз-два», а на «три» уничтожить этот пункт управления — а сторонников массового использования БПЛА назвал «комдивами — командирами диванов». Другие эксперты уверяли, что «правильно организованная, эшелонированная система ПВО способна нейтрализовать любой рой беспилотников противника, а средства радиоэлектронной разведки в считанные секунды выдают координаты пунктов боевого управления барражирующими боеприпасами (для огневого поражения)». Беспилотники считали оружием, которое годится лишь для «борьбы с террористическими формированиями». Закупку «Байрактаров» для Украины называли «деньгами на ветер», утверждая, что «потеря одного-двух комплектов станет концом беспилотной авиации в стране на длительное время».

Словом, Россию вторая война в Нагорном Карабахе, кажется, не впечатлила и поверить в то, что в военном искусстве что-то изменилось по сравнению с XX веком, не заставила.

А 24 февраля РФ вторглась в Украину — и оказалось, что пренебрежительное отношение к беспилотной авиации было крупной ошибкой. Украина, получившая к тому времени свои «Байрактары» и множество других дронов, использовала и использует их активнейшим образом. И стало ясно, что ни эшелонированная ПВО (а у России она есть), ни системы радиоэлектронной разведки и борьбы, ни сравнительно огромная по численности авиация никак не могут «сдуть» украинские БПЛА с неба. Дроны ВСУ корректируют огонь, ведут разведку, уничтожают колонны российских войск, даже сбрасывают импровизированные бомбы на технику противника — и никак не торопятся становиться бесполезными.

Уничтоженная российская техника в деревне Новая Босань, Черниговской области. Фото: Reuters
Уничтоженная российская техника в деревне Новая Босань Черниговской области Украины, 2022 год. Фото: Reuters

Что касается ситуационной осведомленности, которая обеспечивается в огромной степени теми же беспилотниками — то здесь у России тоже не все ладно. Имея большое количество ударных самолетов, российская авиация весьма неактивно действует на поле боя — как и армянская во время второй Карабахской. И пока не уничтожила с воздуха, насколько известно, ни одной РСЗО HIMARS, которые создают военным России огромные проблемы.

Комплексы же «Искандер», выпустившие по Украине множество ракет, так и не привели к перелому ситуации ни на одном из фронтов. Оказывается, даже самые мощные вооружения двадцатого века (без учета ядерного оружия), имеющиеся в огромном количестве, не помогают выиграть войну в веке двадцать первом.