Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Замедление инфляции до 7−8%, плавающий курс. Лукашенко утвердил основные направления денежно-кредитной политики на 2023 год
  2. «Самое ужасное — кто пытал белорусов? Белорусы». Интервью с руководительницей фонда «Русь Сидящая»
  3. Политзаключенная Мария Колесникова госпитализирована в реанимационное отделение больницы. Она в стабильно тяжелом состоянии. Что известно
  4. Дело правозащитников «Вясны», в том числе нобелевского лауреата Алеся Беляцкого, передали в суд. В чем их обвиняют
  5. Из-за снегопада в Беларуси были обесточены 945 населенных пунктов
  6. Лукашенко лично простился с Макеем — за 30 лет у власти он бывал на похоронах считанные разы. Вспоминаем предыдущие визиты
  7. ВСУ освободят Крым или россияне превратят его в крепость? Разбираемся, изучая опыт предыдущих попыток вторжения на полуостров
  8. Разочарование Катара, чудо от Марокко и Ирана. Обзор второго тура чемпионата мира по футболу
  9. Дезинформация, рост потерь и Россия боится возможного наступления ВСУ через Днепр. Главное из сводок на 278-й день войны
  10. Верховный суд рассмотрел апелляции по делу о «захвате власти». Приговоры оставлены без изменений
  11. Секс — лишь до 37 лет. Рассказываем о мыслителе, который отказался от личной жизни и сделал свой народ свободным
  12. Задержали гендиректора «Беллесизделия». Его назвали «долларовым миллионером», обвинили в протестах и отказе пустить силовиков на объект
  13. Чиновники опубликовали проект бюджета на 2023 год. Какая «дыра» прогнозируется в госказне
  14. Россия пытается победить, бомбя энергосистему Украины. 30 лет назад такую тактику описал офицер США — вот к каким выводам он пришел
  15. Под Чаусами Audi влетела в дерево и загорелась — погибли три девушки
  16. «Собственноручно уведомляете компетентные органы о своих планах». Рассказываем, что меняет регистрация на подачу на визу через МСИ
  17. Для чего РФ перебросила дополнительные силы в Беларусь, большие потери с обеих сторон. Главное из сводок на 279-й день войны
  18. В Минске простились с Владимиром Макеем. Туда пришел и Александр Лукашенко
  19. Новые выборы — хоть через десять лет. Разбираемся, что будет происходить в Беларуси в случае смерти Лукашенко
  20. Судить заочно будут не только оппозиционеров, но и тех, у кого «большие активы». Лукашенко согласовал новую категорию дел
  21. Под Бахмутом солдаты воюют по колено в грязи — кадры сравнивают с битвой при Пашендейле столетней давности. Рассказываем о ней


После стремительного продвижения ВСУ на Харьковщине 5−12 сентября и очевидного разгрома Изюмской группы российских войск ситуация на линии соприкосновения, кажется, затихает. Теперь армии Украины предстоит решать новые задачи — да и Россия вряд ли будет вести себя пассивно. Разбираемся, что сейчас происходит на этом и других участках линии фронта, и анализируем, где украинское наступление может продолжиться уже в ближайшее время.

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Украинские военные. Фото: facebook/GeneralStaff.ua

С предысторией украинского наступления можно ознакомиться здесь (начало) и здесь (продолжение). 12 сентября украинские военные на ряде участков вышли к реке Оскол, а часть их повернула на север, освобождая северо-восток Харьковской области — Россия предпочла эвакуировать свои войска. Изюмская группа войск РФ как отдельное соединение перестала существовать, плацдарм южнее Изюма — северная «клешня» гипотетического донбасского окружения исчезла. Какая часть россиян успела отступить на юг и восток, неизвестно — но даже вышедшие (с большими потерями в технике и вооружениях) части временно будут небоеспособны. На пополнение потерь и выдачу новых танков, орудий и бронемашин явно уйдет значительное время.

Рассмотрим конфигурацию войск, последние новости и перспективы сторон на основных участках, где ВСУ продвигались или собирались продвигаться вперед.

Харьковское направление

После того как российские войска покинули большую часть Харьковщины, фронт проходит — насколько это известно из имеющейся информации — по реке Оскол, восточный берег которой остался за россиянами. Прорыв ВСУ далеко за Оскол на восток очень маловероятен — во-первых, за прошедшее время о нем уже стало бы известно, а во-вторых, это опасно.

Наступающие части всегда отрываются от тылов и ремонтных баз и банально устают. Более того, для наступления подходят далеко не все воинские части — только самые обученные, лучше всего оснащенные и мотивированные. Заменить их резервистами, сняв их со «спокойного» участка фронта, возможно, но малополезно. Помочь может только мощный резерв из бойцов аналогичного уровня подготовки — но есть ли он у Украины, мы не знаем.

Особенностью прорыва ВСУ под Балаклеей и Купянском было то, что украинцы, похоже, не очень боятся выходить из-под «зонтика» своего ПВО, прикрывающего средние и большие высоты. Российские самолеты работают в основном неуправляемым оружием, а оно эффективно только на малых высотах до 3−4 километров — для отражения таких атак в ВСУ есть масса ПЗРК, которые можно легко перевозить с собой, а также самоходные комплексы «Стрела-10» и «Оса».

В случае продолжения наступления для ВСУ, даже если они не собираются освобождать сразу же вслед за Харьковской и Луганскую область, важно иметь для следующего удара хотя бы несколько плацдармов на восточном берегу Оскола. В противном случае следующий удар придется начинать с форсирования реки, а это крайне невыгодно против укрепившегося на противоположном берегу противника. Есть вероятность, что украинцы действуют именно так — появляются сведения о том, что сегодня ВСУ освободили территорию в районе села Боровая (если информация подтвердится, и если не последует успешной контратаки россиян, то первый плацдарм для ВСУ обеспечен). Впрочем, эта информация требует верификации.

Восточнее линии Оскола проходит важная трасса Р66 — на нее «нанизаны» такие города, как взятые летом Россией Северодонецк и Лисичанск. Ближайшие к линии фронта крупные населенные пункты, через которые идет дорога, это Сватово и Кременная. В прошлом материале мы предположили, что наступление пойдет как раз на Сватово — на тот момент появлялись сведения о выходе оттуда российского гарнизона.

В левой части карты - плацдарм на Осколе, который ВСУ, похоже, захватили. Правее - важные пункты Кременная и Сватово. Изображение: liveuamap
В левой части карты — плацдарм на Осколе, который ВСУ, похоже, захватили. Правее — важные пункты Кременная и Сватово. Изображение: liveuamap

Однако, судя по всему, ВС РФ контролируют эту территорию — глава Луганской области Сергей Гайдай заявил, что «оккупанты вернулись в Кременную», и «нужно запастись терпением». О заходе ВСУ в Сватово информации нет никакой — есть основания полагать, что там тоже находятся россияне. Будут ли украинские войска штурмовать их после утраты эффекта внезапности — неизвестно, но вероятность мала.

Фронт на Северском Донце и южнее

Всего в нескольких километрах южнее Кременной протекает река Северский Донец. Весной в ходе битвы за Донбасс российская армия долго пыталась форсировать ее под Белогоровкой, потеряв там множество техники. Хотя устроить для ВСУ «донбасский котел» не получилось, подавляющее превосходство России в количестве артиллерии и боеприпасов (напомним, что РСЗО HIMARS у Украины тогда не было, и уничтожать склады россиян со снарядами было куда тяжелее) позволило выдавить украинскую армию из региона. Реку Северский Донец ВС РФ в итоге перешли, заняли города Северодонецк (после потери Луганска в 2014 году именно здесь находился административный центр Луганской области Украины), Лисичанск и другие.

После прорыва под Балаклеей часть сил армии России, стоявших в этом регионе, судя по всему, пришлось срочно перебрасывать, чтобы парировать удар. В итоге контратаковать у России не получилось, однако ВСУ использовали момент, чтобы попробовать захватить плацдармы на занятом ВС РФ берегу Северского Донца. 12 сентября стало известно, что украинские военные стоят в Святогорске — ранее город был захвачен Россией в июне. Судя по всему, ВСУ заняли и Белогоровку, либо по крайней мере ведут за нее бои. Боевые действия идут и за важный транспортный узел Лиман (ранее назывался Красный Лиман, российская сторона часто использует именно это название).

Захват Лимана и/или плацдармов на Северском Донце открывает для ВСУ дорогу на захваченную летом территорию Луганской области, и дает возможность выйти в тыл оборонительной линии по Осколу. Изображение: liveuamap
Захват Лимана и/или плацдармов на Северском Донце открывает для ВСУ дорогу на захваченную летом территорию Луганской области и дает возможность выйти в тыл оборонительной линии по Осколу. Изображение: liveuamap

В случае, если все эти населенные пункты останутся за ВСУ, спешно выстраиваемая сейчас оборона по Осколу (о которой мы писали выше) будет постоянно находиться под угрозой удара с южного фланга, где между противниками нет реки — украинцам достаточно будет сконцентрировать на плацдармах достаточно войск и техники для атаки.

Южнее этого участка (на Бахмутском, Краматорском и Донецком направлениях) ВСУ не наступали, ограничиваясь обороной.

На Запорожском направлении серьезных боев не ведется уже давно, однако 13 сентября член российской оккупационной администрации Владимир Рогов заявил в интервью РБК, что Украина накопила там колоссальные силы для возможной попытки наступления. Никаких подтверждений этих слов не было, и вероятность этого низка: ведя наступательные действия на Херсонском и Харьковском направлениях и занимая плацдармы по Северскому Донцу, позволить себе наступление на широком фронте еще и в Запорожье можно только при наличии огромных резервов.

А имея такие резервы ими можно эффективнее воспользоваться там, где наметился успех. Правда, российские военкоры 14 сентября рассказывали о барже с десантом, якобы направлявшейся к Запорожской АЭС и уничтоженной управляемой ракетой с вертолета — однако на поверку оказалось, что российский Ка-52 выпустил ракету по опоре старого разрушенного моста.

Херсонское направление

Широко анонсированное летом наступление ВСУ под Херсоном к обрушению российского фронта не привело. Россия явно успела стянуть сюда большое количество резервов, и не только потому, что знала об украинской атаке. Херсон находится на берегу широкого здесь Днепра, и снабжение находящейся здесь группировки можно осуществлять только через эту реку (а на некоторых маршрутах — еще и через небольшую реку Ингулец).

Важнейшие для российской армии переправы - три моста через Днепр и один через Ингулец. Источник: Google Maps
Важнейшие для российской армии переправы — три моста через Днепр и один через Ингулец. Источник: Google Maps

В начале войны Россия сумела захватить город быстро — однако летом у Украины появились «Хаймарсы», и началось методичное уничтожение переправ. Вскоре мосты стали практически непроходимы для транспорта, и пришлось наводить переправы из барж, которые также подвергались ракетным ударам.

В этих условиях россияне, оказавшиеся на правом берегу Днепра, попали под удар ВСУ. Какой-то одной точки прорыва украинская армия не имела, наступление велось на широком фронте. К 12 сентября оперативное командование «Юг» сообщило, что удалось освободить около 500 квадратных километров территории и пять населенных пунктов: Высокополье, Нововознесенское, Белогорку, Сухой Ставок и Миролюбовку. Окружений российской армии и обильных трофеев за этим не последовало.

Сейчас об обстановке на этом направлении ничего не сообщается, однако ВСУ, похоже, продвигаются только в одном районе — вблизи Давыдова Брода, где удалось создать плацдарм на левом берегу реки Ингулец. От Давыдова Брода менее 50 километров до Берислава на берегу Днепра — взятие этого пункта рассекает российскую группировку на правобережье на две части. Тем не менее официальной информации о взятии населенного пункта не было.

Спикер Оперативного командования «Юг» ВСУ Наталья Гуменюк рассказала, что почти вся Херсонская область взята украинской армией под огневой контроль — это значит, что в регионе практически нет территорий, на которых российские солдаты могут безопасно находиться и не бояться прилетов.

В дальнейшем на Херсонском направлении, скорее всего, будет продолжаться огонь «Хаймарсов» по переправам и изматывание российских войск. Начать здесь наступление россияне вряд ли способны, но и отступить за Днепр тяжело по нескольким причинам. Во-первых, уход из Херсона лишит россиян единственного областного города, который удалось взять за всю войну — и который планировали путем «референдума» присоединить к России. Во-вторых, без Херсона будет невозможно наступление России на юге Украины, захват Николаева и Одессы (с Херсоном, правда, захватить их тоже пока не получилось, но уход сделает вероятность еще меньше). Больше плацдармов на правом берегу Днепра у России нет, и уход за реку поставит вопрос повторного ее форсирования — уже с отмобилизованной украинской армией, вооруженной высокоточным оружием.

Поэтому даже если город кажется «чемоданом без ручки», который и нести тяжело, и бросить жалко, Россия, вероятно, будет держать его до последнего. В этих условиях наступление Украины здесь рано или поздно может окончиться успехом — но едва ли это произойдет в ближайшие дни.

Что в итоге?

Несмотря на то, что Украина не только отвоевала Харьковщину, но и делает следующие шаги в виде захвата плацдармов на реках Оскол и Северский Донец, вполне вероятно замирание военных действий. Наступать на протяжении нескольких недель на разных фронтах — крайне тяжело, рано или поздно нужно останавливаться. Не факт, что на днях мы не услышим о новых прорывах и дальних продвижениях ВСУ. Если удары последуют, то, вероятно, как раз на севере Донецкой и западе Луганской области — в направлении Кременной, Северодонецка и Лисичанска, ударами от Оскола и Северского Донца.

«Дожимание» российской Херсонской группировки менее вероятно, тем более что со стратегической точки зрения эта часть российских войск, похоже, в тупике — не может нормально ни наступать, ни отступать.

Однако стоит иметь в виду, что сухая погода стоит последние недели — в октябре высока вероятность распутицы, а когда почва размокает, наступать тяжело. Таким образом, если ВСУ примут решение продолжать идти вперед, то времени на это осталось не очень много.

Куда более вероятно, что Украина вновь начнет накапливать обученные резервы. Напомним, что многие бойцы ВСУ проходят обучение в Великобритании. Эта страна многие годы славилась своей отличной пехотой, и британская тактика разработана в годы холодной войны под противостояние с массовыми армиями — в первую очередь советской, наследницей которой выступает российская.

Последние победы Украины, вероятно, будут приводить к расширению поставок западного оружия — как количественно, так и качественно (например, Киеву могут поставить западные танки и самолеты). В этом случае ВСУ рано или поздно начнут наступать снова — харьковский прорыв показал нам, что современную войну украинцы научились вести великолепно. При этом материальное обеспечение нового наступления, вероятно, будет еще лучше, чем сейчас, с большим количеством современного вооружения.

Что касается возможной российской реакции, то стоит ожидать, во-первых, попыток любой ценой увеличить армию вторжения. Кремль не желает объявлять мобилизацию (если вообще на это способен), а ситуация дошла до того, что хозяин ЧВК Вагнера Евгений Пригожин лично вербует осужденных для участия в «спецоперации». Впрочем, несмотря ни на что, ресурсы России громадны — неясно, насколько далеко руководство страны готово зайти, чтобы их мобилизовать.

Вторым возможным ответом россиян станет уничтожение гражданской инфраструктуры, до которой они смогут дотянуться. 14 сентября российские самолеты выпустили ракеты по дамбе Карачуновского водохранилища — в результате в городе Кривой Рог начался потоп из-за резкого повышения уровня воды в реке Ингулец. Вкупе с ударами по подстанциям 12 сентября это означает, что Россия вряд ли будет удерживаться от соблазна бить по гражданским объектом и впредь — это очень сильно ухудшит положение населения украинских городов.

Что касается возможных наступлений армии России, то они, скорее всего, будут подчинены все той же цели — уничтожить укрепления ВСУ на Донбассе и оттеснить украинские войска до границы Донецкой области.