Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  2. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  3. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  4. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  5. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  6. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  7. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  8. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  9. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  10. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  11. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  12. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  13. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  14. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть


Главнокомандующий российскими войсками на войне с Украиной генерал армии РФ Сергей Суровикин, которого главком ВСУ Валерий Залужный на днях назвал «командиром старого типа» и «держимордой», действительно пока отметился лишь повторяющимися ударами по гражданской инфраструктуре и не провел за месяцы командования ни одного успешного наступления. Интересно, что ранее он проявил себя и как военный теоретик — в 2018 году Суровикин изложил свои взгляды на организацию управления войсками в научной статье. Мы изучили эту работу и рассказываем, о чем она.

Сергей Суровикин. Фото: Twitter / @mod_russia
Сергей Суровикин. Фото: Twitter / @mod_russia

Что это за статья и где она опубликована

Интересующая нас работа называется «Особенности организации управления межвидовой группировкой войск (сил) в интересах комплексной борьбы с противником». Она написана Суровикиным в 2018 году в соавторстве с неким полковником Ю.В.Кулешовым, доктором технических наук (похоже, речь идет о заместителе начальника Военно-Космической академии РФ Юрии Кулешове, сейчас он генерал-майор).

Издание, в котором вышел материал — «Военная мысль», старейший российский журнал об искусстве войны (издается с 1858 года). На его страницах указано, что издание анализирует опыт ведения военных действий по вопросам стратегии и определения характера войн будущего. Также журнал обобщает опыт подготовки войск, освещает важные страницы военной истории и так далее. Словом, «Военная мысль» должна аккумулировать наиболее передовые идеи в науке войны «с российской точки зрения».

О чем говорится в статье

Уже в начале работы Суровикин и Кулешов проводят небольшой экскурс в политическую географию — в частности, нам рассказывают, на какие регионы более всего обращают внимание ведущие державы (и где могут пересечься их интересы). Таких регионов, по мнению авторов, два: Азиатско-Тихоокеанский и Арктика. Действительно, у России есть даже военная техника, специально разработанная для функционирования в арктических условиях — правда, сейчас ее массово отправляют в Украину, где машины нередко становятся трофеями ВСУ. Украину генерал и его соавтор также упоминают в контексте российской национальной безопасности.

Переходя к военным вопросам, Суровикин и Кулешов рассказывают, в чем, по их мнению, заключаются цели применения Вооруженных сил РФ во время конфликтов. Вот они:

  • завоевание и удержание информационного превосходства над вооруженными силами противника;
  • дестабилизация социально-политической обстановки и создание условий для прекращения агрессии противником (распада коалиции);
  • дезорганизация государственного и военного управления противника;
  • контроль над территорией, защита населения, объектов и коммуникаций от действий сил специальных операций;
  • нанесение поражения силам и средствам воздушно-космического нападения в воздушном и космическом пространстве, на земле и на море; прикрытие пунктов управления государством и Вооруженными силами, важных объектов экономики, инфраструктуры государства, группировок войск (сил) на театрах военных действий;
  • завоевание господства (превосходства) в воздухе и в стратегической космической зоне;
  • отражение наступления сухопутной группировки войск противника, удержание важных рубежей (районов, объектов);
  • разгром противостоящей группировки противника и овладение определенными рубежами (районами).

По истечении почти 10 месяцев войны (из которых более двух месяцев российской армией в Украине командует сам Суровикин) похоже, что почти все эти пункты не выполнены. Об информационном превосходстве над противником нет и речи (весьма характерна в этом отношении эпопея с уничтожением РСЗО HIMARS, которых Минобороны РФ сожгло уже больше, чем Запад физически поставил ВСУ, а они все не кончаются). Разрушить коалицию стран, помогающих Украине, также не вышло — зато Россия попала, пожалуй, в большую изоляцию, чем когда-либо попадал даже СССР.

Военное и государственное управление в Украине сохранилось, господство в воздухе не завоевано, ни одна противостоящая группировка ВСУ не разгромлена — словом, по многим пунктам российская армия показала себя не так, как ожидали авторы статьи.

Затем российские военные излагают взгляды на управление войсками. Основой российской армии Суровикин и Кулешов видят так называемую «Межвидовую группировку войск», состоящую из сил общевойсковых соединений, флота и воздушно-космических сил. Мотивируется это тем, что сегодня невозможно проводить самостоятельные операции отдельными видами и родами войск. Группировка должна быть не только межвидовой, но и межведомственной — то есть включать и военных, и персонал для «невоенных целей». Однако из-за расплывчатости формулировки непонятно, связано ли это с формированием военно-гражданских администраций России на оккупированных территориях, или имеется в виду нечто другое.

Применять межвидовую группировку в статье предлагается, проводя боевую операцию (в ходе которой войска должны разгромить противника в столкновении) и так называемые перспективные операции (то есть вспомогательные, которые могут и не включать прямое столкновение). Часть из них хорошо знакомы с давних времен, например, морская блокада и создание бесполетных зон (с обеими задачами в Украине российская армия не справилась), другие ранее не встречались. Так, Суровикин и Кулешов, в частности, полагают перспективными действия по «инспирированию техногенных катастроф».

На сайте МЧС России дается исчерпывающее определение техногенной катастрофы — это «чрезвычайное происшествие, возникновение и развитие неблагоприятного и неуправляемого процесса в техносфере, повлекшего за собой крупные человеческие жертвы, ущерб здоровью людей, разрушение объектов техносферы и значительные повреждения окружающей среды». То есть речь идет буквально о попытке уничтожить людей на определенной территории, создав на ней невыносимую экологическую обстановку. Либо угрожать созданием такой обстановки, требуя выполнения своих условий.

Невозможно проверить, связана ли идея Суровикина и Кулешова об «инспирировании техногенных катастроф» и, например, действия российских войск на Запорожской АЭС (размещение войск на ней и шантаж возможным «новым Чернобылем»). Однако возможность взрыва атомной станции, несомненно, означает как раз угрозу новой техногенной катастрофы.

Запорожская АЭС. Фото: Wikimedia Commons / Ralf1969
Запорожская АЭС. Фото: Wikimedia Commons / Ralf1969

Оставшаяся часть статьи представляет собой попытку разобраться, что вообще представляет собой понятие «управление межвидовой группировкой войск (сил) в интересах комплексной борьбы с противником» и его информационное обеспечение. По сути, это попытка разобраться в терминах, к управлению войсками прямого отношения не имеющая.

В итоге авторы статьи приходят к некоторым выводам — в частности, логично замечают, что, если управлять лучше, то можно достичь больших результатов; а радикально повысить эффективность управления можно, если решить проблему информационного обеспечения.

Какие выводы можно сделать из статьи

Несмотря на то, что большая часть статьи не имеет отношения непосредственно к военному делу, некоторые выводы сделать можно. В первую очередь обращает на себя предложение «инспирирования техногенных катастроф». Это может свидетельствовать о том, что российские войны еще в 2018 году виделись Суровикину как агрессивные: на своей территории устраивать техногенную катастрофу вряд ли кто-нибудь станет. Необходимость создания межведомственной группировки также косвенно подтверждает это: «невоенные цели» могут заключаться в создании администраций на оккупированных территориях, что сейчас и делает РФ в Украине.

Возвращаясь к техногенным катастрофам, можно с уверенностью сказать, что методы войны Суровикин предполагает исключительно жестокие: угрожать экологической катастрофой сотням тысяч людей крайне негуманно.

Что же касается самих методов управления, то в материале нет почти никакой конкретики об этом, в основном общие слова. Судя по состоянию российской армии в конце 2022 года, гибкостью и мобильностью она не отличается, операций на окружение не проводит и ограничивается пассивной обороной в одних районах и лобовыми атаками в других. Едва ли это свидетельствует о высокой эффективности управления и хорошем информационном обеспечении.