Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  2. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  3. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  4. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  5. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  6. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  7. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  8. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  9. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  10. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  11. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  12. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  13. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  14. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  15. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы


В четверг российские военные снова совершили шквальный ракетный обстрел Украины. Но на этот раз удар был не только массированным, но и многоуровневым — он осуществлялся сразу несколькими разными типами ракет. Как еще может измениться тактика обстрелов украинской территории вооруженными силами России выясняла Русская служба Би-би-си.

Спасатели работают на месте разрушенного в результате российского ракетного обстрела жилого дома, в городе Вышгород под Киевом, Украина, 23 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Спасатели работают на месте разрушенного в результате российского ракетного обстрела жилого дома в городе Вышгород под Киевом, Украина, 23 ноября 2022 года. Фото: Reuters

Из восьми видов ракет, которые в ночь на четверг были в украинском небе, три украинская ПВО сейчас сбивать не способна. Речь идет о Х-47 «Кинжал», Х-22 и модифицированных для ударов по наземным объектам С-300.

На этот раз, как и осенью и зимой, россияне били по энергетической системе Украины и пытались уничтожить украинские ПВО противорадиолокационными ракетами, такими как Х-31П.

Вместе с тем источник BBC News Украина в украинском правительстве за несколько дней до этого обстрела предупреждал, что объектами новых массированных обстрелов могут стать мосты и линии железных дорог.

Учитывая, что заморозить и погрузить во тьму Украину, на что рассчитывала российская армия, в зимние месяцы не удалось, логично было бы предположить, что весной она может с объектов энергетики переключиться на транспорт. Известно, что российские военные давно мечтают найти способ перерезать маршруты поставок западного оружия.

С другой стороны, пытаться найти рациональность в действиях военных России до сих пор оставалось не слишком благодарным занятием.

«Мы почему-то считали, что потепление, завершение отопительного сезона и очевидная бессмысленность продолжения стратегии „заморозить Украину“ положат конец „ракетной войне“. Выходит, что нет», — полагает Павел Лакийчук, специалист по безопасности из украинского Центра глобалистики «Стратегия XXI».

Он предполагает, что причиной этому может быть инерционность или просто несогласованность мышления российского военного руководства.

«Россияне в этой войне сплошь и рядом демонстрируют иррациональность действий, — сказал Лакийчук в интервью BBC News Украина. — Следовательно, пытаться прогнозировать, переключится ли противник с уничтожения энергетической инфраструктуры на транспортную, нет смысла».

«Прошлогодние летне-осенние удары по транспортной инфраструктуре Украины показали их низкую эффективность. Впрочем, когда это россиян останавливало?» — добавляет Лакийчук.

Начиная с апреля 2022 года, российская армия нанесла около десятка ракетных ударов по подъемному мосту в заливе у Днестровского лимана. Местные власти заявили, что на тот момент мост был серьезно разрушен и восстановлению не подлежал. Уже в феврале 2023 года россияне снова атаковали мост — на это раз морским беспилотником.

Семь ракетных ударов понадобилось россиянам, чтобы повредить 90-летнюю плотину Карачуновского водохранилища возле Кривого Рога. Также российские войска пытались летом уничтожить мост возле Черкасс, однако позже и автомобильное, и железнодорожное сообщение через него было восстановлено.

Ракетный удар по Днепру. Украина, 14 января 2023 года. Фото: телеграм-канал помощника главы Офиса президента Украины Кирилла Тимошенко
Ракетный удар по Днепру. Украина, 14 января 2023 года. Фото: телеграм-канал помощника главы Офиса президента Украины Кирилла Тимошенко

В свою очередь ВСУ понадобились многие недели и неоднократные удары американскими системами HIMARS, чтобы сделать непригодным для российских сил Антоновский мост возле Херсона.

«Трудно мосты поражать. Не хватает точности ракетам. Они выгрызают край, разрываются в вантах, на излете пробивают полотно, и подрыв в реке происходит», — объяснял в апреле прошлого года украинский военный обозреватель Кирилл Данильченко.

«Точно привести ракету в подобную цель крайне проблематично. Попасть в опору моста и разрушить ее ракетами с той точностью, что есть на вооружении РФ, это чисто лотерея», — отмечал Данильченко.

За год полномасштабной войны Россия не смогла уничтожить и железнодорожное сообщение в Украине, хотя пыталась бить по электрическим тяговым подстанциям: украинские ремонтники работают быстро, а там, где возникает критическая необходимость, используют тепловозы.

Впрочем, это не означает, что российские военные не предпримут новых ракетных атак на мосты и железную дорогу, считает Павел Лакийчук. Особенно учитывая, что они постоянно пытаются усовершенствовать подход к своим ударам, как показала ночь на четверг.

«Говорить, что тактика массированных ракетно-авиационных ударов как-то коренным образом изменилась, думаю, некорректно: противник продолжает совершенствовать тактические приемы согласованных по времени и целям комбинированных ударов по нескольким направлениям разными средствами поражения», — отмечает Лакийчук.

Эксперт напоминает, что россияне вполне заметным образом готовились к этой атаке, о чем свидетельствовали частые воздушные тревоги из-за «тренировочных» полетов МиГ-31К (носителей ракет «Кинжал») и другой активности российской тактической и стратегической авиации, не сопровождавшейся ракетными пусками.

В этом контексте можно упомянуть и воздушные шары над разными украинскими регионами, целью запуска которых было выявление украинского ПВО.

«То, что „намешали“ разные типы ракет: и Х-31П, и Х-59, и Х-22, и „Кинжалы“, может говорить о том, что таким образом враг усложняет работу для нашей ПВО. Эти цели имеют разные характеристики и разный характер полета. Впрочем, основой остаются все те же Х-101, Х-555 из стратегических бомбардировщиков и корабельные „Калибры“. А их действительно объективно становится в арсенале противника все меньше», — добавляет Лакийчук.

Свидетельством того, что Россия могла исчерпать запасы, по крайней мере, некоторых типов ракет, называют продолжительные паузы — от двух недель и выше — между массированными обстрелами украинской территории.

С другой стороны, утверждения, что россияне якобы исчерпали свой запас крылатых ракет, звучат еще с марта 2022 года.

«Для противника вопроса лимитов по запасам или объемам производства на самом деле не стоит. Чтобы изготовить шесть „Кинжалов“, российскому ВПК нужно 3−6 месяцев», — пишет военный аналитик компании Defense Express Иван Киричевский.

«Российский ВПК до сих пор может поддерживать средний темп производства до 40 ракет Х-101 и до 20 ракет 3М-14 «Калибр» в месяц, хотя и не без нюансов. Например, по некоторым данным, в феврале российский Черноморский флот получил в течение месяца и январскую, и февральскую партии, в каждой из которых было по 20 «Калибров», — добавляет он.

Так что вооруженные силы России способны пополнять и пополняют свои запасы ракет (по крайней мере, часть из их номенклатуры) сразу после каждого массированного удара, хотя и не слишком стремительно.

Вдобавок к этому новой угрозой для Украины спикер командования Воздушных сил Юрий Игнат назвал имеющиеся у российской армии крылатые бомбы.

«Российская авиация сейчас запускает крылатые бомбы — коррегированные авиационные бомбы, имеющие крылья и способные пролететь десятки километров. Таким образом российским самолетам не нужно заходить в зону действия украинской ПВО», — сообщил Игнат.

«Эти бомбы становятся для нас новым вызовом. Нужно задействовать дальнобойные зенитные ракетные комплексы и современные истребители, чтобы не допускать появления российской авиации вблизи наших границ», — предупредил военный.

«Новая тактика россиян осложняет работу противовоздушной обороны. Но те ракеты, которые мы можем поразить теми средствами, которые у нас есть, как видите, поражаются. И эффективность, даже при таком массированном обстреле, достаточно высока: сбиты 34 крылатых ракеты из 48, плюс добавьте четыре «Шахеда», — подытожил Юрий Игнат.