Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  2. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  3. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  4. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  5. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  6. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  7. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  8. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  9. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  10. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  11. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  12. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  13. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  14. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  15. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  16. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  17. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов


Российские высокопоставленные политики в последние дни взялись прогнозировать, сколько танков РФ способна произвести в ближайшее время. Сначала Дмитрий Медведев заявил об огромной партии в 1500 боевых машин за 2023 год. Позже Владимир Путин озвучил уже цифру в 1600 танков — но за ближайшие три года. Похоже, реальные цифры производства значительно ниже — рассказываем, почему и каковы реальные возможные объемы выпуска бронетанковой техники Россией.

Т-90М на параде в Москве. Фото: Тухачевский, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org
Танк Т-90М на параде в Москве. Фото: Тухачевский, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

Если в СССР танки выпускало несколько крупных заводов, то в России такое предприятие осталось одно, пусть и огромное — это Уралвагонзавод (УВЗ) в Нижнем Тагиле. Соответственно, если сегодня говорят «танки производят в России», это всегда будет означать «танки производят на Уралвагонзаводе». Чтобы понять возможности РФ, остается прикинуть, сколько бронетанковой техники способно выпустить одно это предприятие.

Российский Центр анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), в чью сферу интересов входят вооружения, в своем блоге называл цифры производства танков в СССР в общем (то есть на всех существовавших тогда предприятиях), а также на УВЗ в советские времена и годы после развала СССР. Согласно информации центра, в Союзе максимум выпущенной бронетанковой техники пришелся на 80-е годы — тогда все заводы страны могли вместе производить около 2000 танков ежегодно. Ссылаясь на книгу «Т-72/Т-90. Опыт создания отечественных основных боевых танков», опубликованную УВЗ, организация отмечала, что пик производства на этом предприятии — это 1985 год, когда завод выдал 1559 танков Т-72.

Танк Т-72Б3. Источник: wikipedia.org
Танк Т-72Б3. Источник: wikipedia.org

Однако СССР имел несколько большие возможности, чем современная Россия (и чем, пожалуй, любая промышленно развитая страна). Союз мог инвестировать в «оборонку» неадекватно огромные деньги — так, Стокгольмский институт исследования проблем мира оценивал военные расходы советской империи за 1987 год примерно в треть от бюджета. Едва ли двумя годами ранее ситуация заметно отличалась.

Что касается постсоветских лет, то ЦАСТ указывает, что пик производства боевых машин УВЗ был достигнут в 2000-х годах благодаря экспортным поставкам в Индию и Алжир — и тогда завод производил от 200 до 300 машин в год, являясь крупнейшим производителем танков в мире.

Оценивая количество танков, которые УВЗ способен выпустить сейчас, аналитики говорят о «нескольких сотнях» Т-90М и «Армат», а все остальное — это взятые с баз хранения более старые Т-72 и Т-80 советского производства, которые подвергнутся некой модернизации. Также ЦАСТ упомянул, что будут модернизироваться и более старые танки Т-62 — 400 таких машин, по словам российского депутата Андрея Гурулева, улучшат на другом предприятии (в Чите). На фронте такие танки периодически встречаются — улучшения некоторых сводятся к установке не самого нового прицела. При этом ничто не мешает формально приплюсовать их к общему количеству модернизированных машин.

Таким образом, большая часть «произведенных» российских танков уже была произведена весьма давно. Это, кстати, касается и выпуска Т-90М — еще в 2017 году УВЗ обязался довести имеющиеся Т-90 первых версий до этого уровня (то есть «производство» де-факто является модернизацией). Получается, реальный выпуск танков может быть и меньше «нескольких сотен» или даже одной сотни — достаточно слегка улучшать машины, снимаемые с хранения.

Западные и украинские источники также называют сходные цифры. Так, в начале марта 2023 года известное американское издание The Economist оценило, сколько танков производит Россия, — по информации издания, 20 в месяц. В год выходит 240 машин — это примерно совпадает c максимальным производством УВЗ в постсоветские годы.

Т-62. Источник: wikipedia.org
Танк Т-62. Источник: wikipedia.org

Украинское оборонное издание Defense Express также исходит из производства Уралвагонзаводом 20 танков в месяц, но отмечает, что в России есть еще несколько ремонтных заводов, которые теоретически способны «оживить» до 70 танков за тот же срок (из текста неясно, входит ли в это число 20 машин от УВЗ). Главная проблема, мешающая «перескочить барьер» в два десятка танков ежемесячно, пишет издание, — в критической нехватке полупроводников, нужных для аппаратуры управления огнем.

При этом Еврокомиссия, как отмечает Defense Express со ссылкой на The Telegraph, сейчас работает над санкциями против компаний, ввозящих в Россию полупроводники под видом гражданской продукции, — за последние месяцы такие поставки выросли на 60−80 процентов. Представители Евросоюза хотят максимально уменьшить этот трафик — в этом случае производить технику и вооружение России будет еще тяжелее.

Резюмируя, можно сказать — ни за год, ни за три года Уралвагонзавод и Россия в целом, скорее всего, не способны выдать 1500−1600 по-настоящему новых танков. А огромное большинство «выпущенных» машин представляет собой технику, снятую с баз хранения (с которых вывозят, напомним, уже даже машины времен Сталина). Количество же совершенно новых танков вряд ли превышает 200 в год.