Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  2. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  3. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  4. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  5. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  6. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  7. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  8. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  9. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  10. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  11. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  12. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  13. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  14. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  15. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  16. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  17. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании


Корреспондент Би-би-си Майк Вендлинг изучает, как 21-летний младший служащий резервных войск, предположительно, смог получить доступ к совершенно секретным документам США. Оригинал этого материала можно прочитать здесь. Русская служба Би-би-си публикует его перевод.

Джек Тейшейра. Фото из Instagram
Джек Тейшейра. Фото из инстаграма

Доступ к секретным разведывательным данным в действительности не такая редкость, как может показаться.

Джек Тейшейра, который предстал перед судом в пятницу, был сотрудником по кибернетическим транспортным системам в военно-воздушных силах Национальной гвардии США (судя по описанию, его обязанности сводились к технической поддержке систем связи. — Прим. ред.).

В описании соответствующей вакансии на сайте ВВС США указаны минимальные требования к его должности.

Среди них — полное среднее образование и прохождение комплексной проверки биографии.

Эксперты говорят, что эта проверка — достаточно глубокая. Она включает в себя изучение образовательного уровня кандидата, его финансовой истории и связей, а также интервью с людьми, которые его знают.

И иметь доступ к информации с высоким уровнем секретности даже в 21 год вполне возможно.

«Для людей его возраста иметь доступ к секретной информации — вполне обычное дело», — говорит Александрия Сеймур, научный сотрудник программы «Технологии и национальная безопасность» аналитического Центра новой американской безопасности.

Согласно статистике Министерства обороны, примерно половине военнослужащих, проходящих действительную военную службу в вооруженных силах США, 25 лет и меньше.

Хотя подробности службы Тейшейры еще не ясны, Сеймур считает, что, возможно, его работа требовала доступа к большому количеству разведывательных документов.

«Часто люди его уровня оказывают поддержку старшим руководителям, и, если он готовил материалы для старших руководителей или брифингов, у него могла быть необходимость в этих сведениях», — говорит она.

Вероятность утечек увеличилась после событий 11 сентября

Дэн Ломас, старший преподаватель по вопросам разведки и безопасности в лондонском Университете Брунеля, говорит, что подобный уровень доступа в военном и разведывательном ведомстве США имеют многие тысячи людей.

«Отчасти это связано с желанием получить как можно больше информации для использования аналитиками, — говорит он. — И это стремление означает, что вы потенциально открываете доступ к информации, которая может утечь».

По его словам, эта практика началась после терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне, когда одним из ключевых недостатков, выявленных в ходе правительственных расследований, была названа неспособность разных американских государственных учреждений обмениваться разведывательной информацией.

ФБР арестовывает Джека Тейшейру в связи с утечкой секретных файлов Пентагона, 13 апреля 2023 года, Норт-Дайтон, Массачусетс, США. Фото: Reuters
ФБР арестовывает Джека Тейшейру в связи с утечкой секретных файлов Пентагона, 13 апреля 2023 года, Норт-Дайтон, Массачусетс, США. Фото: Reuters

Неясно, каким именно образом Тейшейра смог распечатать секретные документы и вынести их с военной базы — в электронном или бумажном виде. Но Ломас отмечает, что предыдущие нарушения режима секретности — например, Эдвардом Сноуденом и Челси Мэннинг — показали, что инструкции по безопасности не всегда строго соблюдаются.

Марк Заид, адвокат по вопросам национальной безопасности, сообщил Би-би-си, что по роду службы у Тейшейры был доступ к Объединенной всемирной системе разведывательной связи (JWICS), которую он назвал «библиотекой информации», имеющейся у разведывательных служб США.

Согласно материалам уголовного дела, Тейшейра как минимум несколько раз работал на секретных терминалах. Из логов видно, что он искал слово «утечка» примерно в то время, когда документы впервые привлекли внимание широкой общественности на минувшей неделе.

Пробелы в системе

В четверг министр обороны США Ллойд Остин объявил о пересмотре доступа к разведывательной информации. В ходе пресс-брифинга он заявил, что «каждый военнослужащий США, гражданский сотрудник Министерства обороны и подрядчик, имеющий доступ к секретной информации, несет торжественное юридическое и моральное обязательство защищать ее и сообщать о любой подозрительной деятельности или поведении».

Однако Ломас считает, что разведывательному сообществу США предстоят трудные времена и что новые ограничения сократят обмен информацией между ведомствами.

«Более строгие ограничения на доступ к информации означают переход к традиционному типу строгих принципов «необходимости знать», — говорит он.

Курт Волкер, бывший посол США в НАТО, говорит, что американские политики по-прежнему считают желательным, чтобы разведывательная информация попадала к высшим должностным лицам.

«Ее нужно распространять, но делать это нужно с умом, — сказал он Би-би-си. — Нужно действовать умнее, чем просто открыть всем постоянный доступ к ней».

И в конечном счете система разведки зависит от людей, которые работают с данными, считает Сеймур.

«Это ставит вопрос о том, как мы обучаем людей работе с секретной информацией, — говорит она. — Это вскрывает пробелы в системе, которые надо изучить… но есть также уровень доверия, который вы оказываете этим людям, что они работают по не за страх, а за совесть».

В показаниях под присягой, предоставленных агентом ФБР, говорится, что для того, чтобы получить свою должность, Тейшейра должен был «подписать пожизненное обязательное соглашение о неразглашении», и что он должен был понимать, что разглашение секретной информации может привести к уголовным обвинениям — как раз тем, которые ему сейчас угрожают.