Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  2. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  3. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  4. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  5. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  6. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  7. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  8. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  9. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  10. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  11. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  12. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  13. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов


Нина Назарова,

В России уже больше полугода работает конвейер секретного помилования — заключенных, воевавших в Украине, отпускают на свободу, несмотря на тяжесть их преступлений. Так женщины во всей стране и за ее пределами узнают, что убийцы их детей, ранее осужденные, фактически остались безнаказанными. Русская служба Би-би-си рассказывает несколько таких историй.

«Его след простыл»

В середине мая Оксана Пехтелева узнала от знакомых, что Владислав Канюс внезапно стал выкладывать свои фотографии в социальных сетях — в камуфляже, с оружием, на фоне ярко-голубого неба.

Увидев эти снимки, Пехтелева, жительница Кемерово, поначалу подумала, что это фейк. Канюс никак не мог находиться на свободе, тем более — с оружием. Ближайшие полтора десятилетия он должен был провести в колонии строгого режима. В январе 2022 года Канюс много часов подряд убивал дочь Оксаны — 23-летнюю Веру Пехтелеву, свою бывшую девушку. Экспертиза зафиксировала на теле Веры более сотни травм, ушибов, гематом и резаных ран. Смерть наступила после удушения проводом от утюга.

Владислав Канюс в суде и убитая им Вера Пехтелева. Фото с сайта ngs42.ru
Владислав Канюс в суде и убитая им Вера Пехтелева. Фото с сайта ngs42.ru

За справедливое наказание для убийцы дочери, по словам Оксаны Пехтелевой, «бились просто всем миром». Летом 2022 года суд приговорил Канюса к 17 годам тюрьмы. Еще во время суда Пехтелевы подали ходатайство, чтобы их оповещали обо всех перемещениях Канюса, о его выездах за пределы колонии или замене ему наказания — эта норма предусмотрена российским законом для безопасности потерпевших.

Где-то через месяц после появления в соцсетях фотографий человека, похожего на Канюса, Оксана Пехтелева получила письмо из ФСИН: ведомство уведомляло ее, что 27 апреля Канюс «убыл в распоряжение ГУФСИН Ростовской области» — без указания точного места, номера колонии и вообще каких-либо подробностей.

Пехтелева, по ее словам, сразу стала бить тревогу. Во-первых, Канюс никак не должен был оказаться в Ростовской области — обычно заключенные отбывают наказание в регионе, где они жили или были осуждены. Во-вторых, даже если предположить, что для перевода Канюса были причины, к июню, когда Пехтелева получила письмо, ей точно должны были официально сообщить, где теперь находится убийца ее дочери. Пока же получалось так, что Канюс убыл из тюрьмы — и пропал.

В колониях Ростовской области найти Канюса действительно не удалось, причем не только родственникам Веры Пехтелевой, но и официальным лицам. Судебный процесс до сих пор не завершен — в июле 2023 года должна была пройти кассация. «Мы задаем вопрос судебной канцелярии, почему до сих пор не рассматривают <дело>, потому что по регламенту уже суд должен состояться, — рассказала Би-би-си Оксана Пехтелева. — А сотрудница и говорит: „Понимаете, мы не может дать кассационную жалобу на рассмотрение Канюсу, потому что не можем его найти, его след простыл“».

Оксана Пехтелева предполагает, что Владислав Канюс, как и тысячи других заключенных, уехал на войну в Украину. Именно в Ростовской области расположена колония ИК-12, которая служит для зэков перевалочным пунктом на пути на фронт.

Свидетельства, что заключенных массово вербуют на фронт, обнаружились еще летом 2022 года. Тогда в СМИ появились видео, снятые в разных российских колониях: на них создатель ЧВК Вагнера Евгений Пригожин приглашал зэков идти воевать в Украину в обмен на помилование. В январе каналы Пригожина стали публиковать данные, что первые партии заключенных, завершив полугодовой контракт, начали возвращаться с фронта в Россию — уже полностью свободными людьми.

Еще через месяц Пригожин заявил, что его компания больше не вербует заключенных. Примерно в то же время появились сообщения, что набирать зэков для отправки на войну стали люди, представляющиеся сотрудниками российского Минобороны. Исходя из этого, можно предположить, что Владислав Канюс был завербован уже по линии оборонного ведомства.

В итоге за убийство с особой жестокостью Канюс не отсидел даже полугода. «Это кощунство, надругательство над всеми над нами», — говорит в интервью Би-би-си мать убитой Веры Оксана Пехтелева.

Пехтелевы не единственные. В такой же ситуации в последние месяцы оказались семьи по всей России и за ее пределами. Некоторые из них просто не понимают, где теперь находятся преступники, сломавшие им жизнь. Другие — знают, что убийцы близких ходят по соседним улицам.

«Причем тут Ростов?»

О том, что убийцы их близких больше не в тюрьме, люди могут узнать несколькими путями. Например, получить уведомление из ФСИН о внезапном переводе осужденного в неназванную колонию в Ростовской области — именно это случилось с Оксаной Пехтелевой.

Родственники могут внезапно перестать получать отчисления из колонии. Российские суды часто приговаривают убийц не только к тюремному сроку, но и к крупным денежным выплатам пострадавшим — их перечисляют из заработков в тюрьме. Именно это произошло с Натальей Нечетной: когда осенью 2022 года ей на счет внезапно перестали приходить деньги, она поняла, что убийца ее дочери куда-то исчез.

Фото из семейного архива, bbc.com
Мария Нечетная была студенткой института атомной энергетики и изучала химию. Фото из семейного архива, bbc.com

19-летнюю Марию Нечетную изнасиловали и зверски убили в 2016 году в Обнинске Калужской области двое братьев Коробенковых. Девушку хоронили в закрытом гробу, но «все равно пришлось приклеить фату из двойной вуали там, где должен быть лоб, а некоторые фрагменты черепа мне отдали уже после суда и апелляции…» — рассказывала Наталья Нечетная журналистам.

Дело было исключительно громким. Миллион за любую информацию о нападавших предлагал тогдашний глава администрации Обнинска Владислав Шапша, с тех пор ставший губернатором Калужской области. В 2019 году братьев Коробенковых приговорили к 19 годам колонии строгого режима. Однако не позднее октября 2022-го Владислав Коробенков уехал воевать в составе ЧВК Вагнера. В колонии он пробыл менее двух лет.

Еще один вариант — родственники могут узнать, что убийца их ребенка больше не сидит в тюрьме, прямо во время судебного процесса. Например, родители ростовчанки Анны Бирюковой, которую убил собственный муж, подали к бывшему зятю гражданский иск об алиментах на внука. Однако суд не состоялся — из ставропольской колонии сообщили, что осужденный на 16 лет мужчина переведен в Ростовскую область, а на дальнейшие запросы ответили, что место пребывания осужденного теперь является «гостайной».

Родители убитого волгоградца Романа Гребенюка уже после приговора по уголовному делу заявили отдельный иск о моральной компенсации к осужденному Арсену Мелконяну. Однако на одном из заседаний адвокат Мелконяна внезапно заявил, что тот уехал на войну. В решении по делу про человека, который должен был в этот момент отбывать срок в тюрьме, так и сказано — «судом не установлено его место нахождения».

Фото из семейного архива, bbc.com
У Анны Бирюковой остался маленький сын, сейчас его воспитывают бабушка с дедушкой. Фото из семейного архива, bbc.com

Бывают и более экзотические ситуации. В декабре 2022 года Ирине Гавриловой переслали сообщение из анонимного телеграм-канала о том, что убийца ее 17-летнего сына Тимура якобы покончил с собой в Ростовской колонии. Как вспоминает Гаврилова в разговоре с Би-би-си, сначала она подумала, что это какая-то ошибка — осужденный Виталий Васильев отбывал срок в ИК-26 в Волгограде и никак не должен был находиться в Ростовской области. «Причем тут Ростов? Как так?» — вспоминает свою первую реакцию женщина.

Информация о самоубийстве не подтвердилась, и посты об этом в телеграме позже были удалены, однако когда Ирина Гаврилова попыталась выяснить, где же теперь находится убийца ее сына, найти его она не смогла. Следующие полгода своей жизни женщина посвятила общению со всевозможными инстанциями.

«Это призыв дебилам и тварям: делайте что хотите»

После того как убийца пропал из колонии, добиться хоть какой-либо информации от официальных лиц, по словам матерей жертв, фактически невозможно.

«Я стала писать в волгоградский УФСИН, — вспоминает Ирина Гаврилова. — Как так, куда пропал этот подонок, куда он делся, как так может быть?»

Тимур был единственным ребенком Гавриловой. У женщины и сейчас в мессенджере Whatsapp на аватаре стоит фотография сына. Юноша приехал в Волгоград из Азербайджана после школы и поступил в медицинский университет учиться на стоматолога — там когда-то училась и сама Гаврилова.

«Он мальчик-„одуванчик“ был. Правильный домашний парень, поесть хорошо любил. Маменькин „цветочек“, окончил музыкальную школу, играл на скрипке…» — рассказывал позже родственник Тимура журналистам.

В июне 2020 года Тимур Гаврилов возвращался от друзей в свою комнату в общежитии, когда на него сзади напал неизвестный, прижал к дереву и двадцать раз ударил ножом.

Как и в случае с убийством Марии Нечетной в Обнинске, дело было громким — и точно так же губернатор Волгоградской области пообещал миллион рублей тому, кто поможет установить личность преступника. В город приезжали криминалисты-следователи из центрального аппарата СК.

Убийцей оказался 22-летний Виталий Васильев — по снимкам с камер наблюдения его опознал собственный брат. В качестве мотива сам Васильев назвал расовую неприязнь. Аналитический центр «Сова» сообщал в своем ежегодном отчете, что даже на общем фоне преступлений на почве ненависти убийство Тимура Гаврилова выделялось своей жестокостью: «Подозреваемый в убийстве состоял в ультраправой организации и напал на студента, так как в тот день задался целью „убить нерусского“».

Фото из семейного архива, bbc.com
Тимур Гаврилов закончил и школу, и первый курс на пятерки. Улететь домой к матери тем летом он не смог, так как из-за пандемии были закрыты границы. Фото из семейного архива, bbc.com

«Он убил не моего сына, а меня, и сейчас я живу в аду. Каждый день хожу на кладбище, разговариваю с Тимуром», — говорила Ирина Гаврилова в интервью региональным журналистам.

Суд приговорил Виталия Васильева к 19 годам строгого режима. По факту он провел в колонии меньше года.

Не получив ответа на свои запросы о местонахождении Васильева, Ирина Гаврилова прилетела в Волгоград, чтобы заняться розысками лично. Вместе с адвокатом она съездила в ИК-26, побывала в приемной губернатора, который когда-то объявлял награду за поимку Васильева, написала заявление в мэрии города, даже сходила в паспортный стол по месту прописки убийцы — все безрезультатно.

В итоге Гавриловой удалось попасть на личный прием к одной из сотрудниц волгоградского УФСИН. «Она нас выслушала, со всем сердцем отнеслась к моей ситуации и сказала, что его 4 октября перевели в Ростов, а дальше, мол, я вам не могу <официально> сказать информацию, но, скорее всего, он ушел в „Вагнер“, потому что с Ростова все идут в „Вагнер“, а дальше его срок шесть месяцев, и если останется жив, он выходит на свободу, — пересказывает Гаврилова содержание их разговора. — Я говорю: ну как так можно, это же шакал, как его можно выпустить? Она говорит: это уже не в моей компетенции».

В официальном ответе УФСИН по Ростовской области Гавриловой написали, что из-за закона о персональных данных «предоставить информацию не предоставляется возможным» (копия ответа есть у Би-би-си).

От отчаяния Гаврилова написала запрос в чатбот «Спроси Вагнер» в телеграм — вежливо и подробно изложила обстоятельства дела и задала вопросы, действительно ли убийца ее сына находится «под опекунством» ЧВК и правда ли он может быть освобожден спустя полгода участия в войне.

«Понимая нынешнюю ситуацию, я все же очень надеюсь получить от Вас если не в письменном виде, то хоть по телефону какую-либо информацию о нацисте, который оставил на этом свете меня абсолютно одну, — писала в конце своего обращения Ирина Гаврилова. — Вы же все же боретесь с нацистами, а не спасаете их».

Ответ бота был коротким: «Информацию по сотрудникам не предоставляем — она конфиденциальная».

Оксана Пехтелева, мать убитой Веры, также отправила всевозможные запросы — в прокуратуру Новосибирской области, где должен был отбывать наказание убийца ее дочери Канюс, в прокуратуру Ростовской области, куда он убыл, в УФСИН обоих регионов. Прокуратура прислала ответ, что вопрос находится вне их компетенции и в свою очередь перенаправила обращения во ФСИН (копия есть у Би-би-си). Ответа из УФСИН Ростовской области родственники Веры Пехтелевой ждут до сих пор.

В середине мая 2023 года Ирине Гавриловой позвонили бывшие однокурсники Тимура и сказали, что Виталия Васильева, убийцу ее сына, якобы видели на свободе в Волгограде. Женщина попросила сфотографировать его, чтобы удостовериться, что это действительно он, но этого пока никто не сделал. «То ли испугались, то ли не видели его больше», — предполагает она.

Спустя месяц после этого, в июне, Владимир Путин наконец публично признал, что подписывает указы о помиловании заключенных для отправки их на фронт.

Конституция России действительно позволяет президенту помиловать кого угодно (в том числе со снятием судимости), причем власти не обязаны сообщать о подобных указах публично. Как неоднократно признавал Верховный суд, процедура президентского помилования «осуществляется за пределами правосудия». Ни указы о помиловании, ни имена тех, кого помиловал президент за согласие воевать в Украине, власти формально обнародовать не обязаны.

В том же заявлении Путин упомянул, что рецидивы — повторные преступления — совершают не более 0,4% от числа помилованных (как именно ведется статистика, неясно, и проверить эту оценку невозможно — в первую очередь из-за того, что президент России не сообщил, сколько заключенных он выпустил на свободу).

Однако за скобками остался вопрос, который как раз больше всего волнует и возмущает матерей — не потенциальные рецидивы, а сам факт того, что убийцы их детей по сути остались безнаказанными.

«Ему <Канюсу> еще могут и убрать срок наказания. Вот что страшно, — говорит Би-би-си Оксана Пехтелева. — По сути это призыв дебилам и тварям: делайте что хотите, вы все равно не получите заслуженного наказания».

«Согласование вопроса помилования с родственниками не предусмотрено»

Ирина Гаврилова боится, что убийца ее ребенка после шести месяцев на войне мог действительно оказаться на свободе. Оксана Пехтелева называет такую перспективу своим самым страшным кошмаром.

Анна Болтынюк уже точно знает, что это произошло.

Ее дочь, 18-летняя Яна Болтынюк, в июле 2014 года пропала в Калуге вечером по дороге домой. Девушку искали сотни волонтеров — прочесывали лесополосу и заброшенные постройки, расклеивали ориентировки. Обгоревшее тело Яны обнаружили через пять дней. Экспертиза установила, что девушку изнасиловали, задушили наушниками и потом, вероятно, в попытке скрыть преступление, попытались сжечь.

Как и в случае с убийствами Марии Нечетной и Тимура Гаврилова, дело прогремело на всю страну. О преступлении и поиске убийц сняли выпуск «Битвы экстрасенсов». В городе был создан волонтерский отряд памяти Яны.

Фото из семейного архива, bbc.com
Яна Болтынюк училась в колледже сервиса и дизайна и мечтала стать модельером. Фото из семейного архива, bbc.com

Расследование при этом затянулось на несколько лет. По словам знакомых с обстоятельствами собеседников Би-би-си, дело не превратилось в «висяк» только благодаря усилиям матери Яны, Анны Болтынюк. Она добилась, чтобы дело попало на контроль к главам МВД, СК и к генеральному прокурору. В Калугу приезжали криминалисты из Москвы. По сообщениям СМИ, на причастность к совершению преступления проверили более 11 тысяч человек.

В итоге следствие установило, что убийц было трое — двое братьев Татаринцевых и их случайный знакомый, вместе с которым они выпивали в тот вечер (его не нашли до сих пор). На суде Евгений Татаринцев рассказал, что они втроем выпивали и курили спайс на автобусной остановке, когда Яна Болтынюк проходила мимо. Он попытался завязать знакомство, а когда девушка отказалась, мужчины вместе набросились на нее.

В конце 2019 года Татаринцевы были приговорены к 18 годам тюрьмы каждый. Оба оказались в ИК-4 по Калужской области. В сентябре 2022 года туда лично приезжал вербовать заключенных основатель ЧВК Вагнера Евгений Пригожин. Вскоре семья Яны Болтынюк неожиданно узнала, что Евгения Татаринцева перевели в неназванную колонию в Ростовской области.

От общения с Би-би-си родственники Яны Болтынюк отказались. При этом Би-би-си удалось поговорить с источником, знакомым с ситуацией. Как и другие матери, Анна Болтынюк написала заявление в прокуратуру Калужской области. Прокуратура в свою очередь переслала обращение в УФСИН.

В апреле 2023 года из ФСИН пришел официальный ответ, что указом президента России осужденный Татаринцев Е.П. помилован. Следующий абзац уточнял: «Согласование вопроса помилования осужденных с родственниками и иными лицами не предусмотрено».

Как рассказал Би-би-си источник, родители Яны Болтынюк предприняли еще одну попытку добиться справедливости для убитой дочери. Они поехали в приемную президента Российской Федерации и написали обращение к Путину с просьбой пересмотреть помилование.

Сотрудники приемной, по словам источника Би-би-си, в личном общении искренне сочувствовали, говорили, что быть такого не может и что с такими статьями и не должны бы вербовать, предполагали, что произошла ошибка, и обещали разобраться.

Вскоре, однако, пришел официальный ответ: «Информируем, что вопросы направления граждан для участия в специальной военной операции находятся в компетенции Министерства обороны Российской Федерации».

Евгений Татаринцев — не единственный, кто уже вышел на свободу, повоевав в Украине. Во Владикавказе освободился Вадим Техов — он зарезал свою бывшую жену, 22-летнюю Регину прямо у нее на работе под камерой видеонаблюдения. Вместо 16 лет Техов провел в тюрьме меньше двух. Вернулся и Станислав Богданов — новгородец, который получил 23 года колонии за жестокое убийство мирового судьи, но отсидел только десять из них.

В июле 2023 года в очередную годовщину гибели Яны Анна Болтынюк выложила в соцсетях фотографию с могилой дочери. «9 лет ужаса. Едем к тебе. Люблю, скучаю».

«Наша практика юридическая еще не созрела до этого»

Адвокаты потерпевших, с которыми поговорила Би-би-си, признаются в собственном бессилии. «Что можно сделать в таких случаях, неизвестно, наша практика юридическая еще не созрела до этого, — сказал адвокат Ирины Гавриловой Руслан Чихарданов. — Если человека амнистировали, то мы ничего не можем поделать, судить его дважды по одному и тому же делу уголовный закон у нас запрещает. Он под амнистию попал — все, он на свободе, считается, что он никому ничего не должен».

По приговору суда Виталий Васильев должен выплатить Ирине Гавриловой 1,7 млн рублей компенсации. Адвокат Чихарданов рассказывает, что он, среди прочего, пытался добиться, чтобы деньги выплачивали из зарплаты Васильева в «Вагнере», и даже отправил в «Вагнер» адвокатский запрос. По делу открыто исполнительное производство, однако никаких поступлений Гавриловой не было — приставы в этой ситуации бессильны, как и адвокаты. «Никто ничего не знает, все молчат», — резюмирует Чихарданов.

Не вполне готовы к новым обстоятельствам и российские суды — красноречиво об этом свидетельствует процесс, который только что закончился в Волгоградском областном суде по делу об убийстве Романа Гребенюка.

Волгоградский риелтор Роман Гребенюк, в одиночку воспитывавший 12-летнюю дочь, был убит в конце 2020 года после ссоры в школьном чате. Анне Мелконян, матери одной из одноклассниц, не понравились слова Гребенюка «Вопрос надо решать, а не сопли жевать». Какое-то время она переругивались с Гребенюком в Whatsapp, а затем пожаловалась своим мужу и брату. Через несколько дней мужчины приехали в отделение «Сбербанка», где в тот момент закрывал сделку Гребенюк, и прямо под камерами видеонаблюдения Арсен Мелконян, брат Анны, кастетом проломил риелтору голову. После недели в реанимации Гребенюк скончался.

Жители города собрали стихийный мемориал Роману Гребенюку и выходили на пикеты, требуя наказания виновных. Несколько лет подряд в годовщину его гибели по Волгограду проходили автопробеги «Ромка, мы с тобой» с черно-белыми портретами мужчины на машинах.

В марте 2022 года суд приговорил Арсена Мелконяна к 11 годам колонии строгого режима за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего. Его сестру приговорили к 5,5 годам, ее мужа — к семи.

Через несколько месяцев Арсен Мелконян уехал в составе ЧВК «Вагнер» на войну с Украиной, там был ранен, затем помилован и вернулся в Волгоград. В апреле 2023 года местные журналисты приехали к дому Мелконяна. На стук вышел его приятель. «У него сейчас официальная бумажечка — помилование президента. Всё. Человек никому и ничего не должен. Человек отдыхает», — заявил он.

Однако в мае этого года, уже после возвращения Мелконяна с войны в Украине, кассационный суд отменил решение апелляционного суда и направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение. Пересмотр шел в Волгоградском областном суде с участием уже амнистированного Арсена Мелконяна.

При этом участники процесса рассказали Би-би-си, что акта о помиловании никто не видел, так как это «государственная тайна» — в ознакомлении с ним Минобороны отказала даже адвокатам. В суде фигурировала лишь справка об освобождении.

Новое разбирательство заняло полтора месяца. Свое последнее слово Мелконян зачитал в стихах. «Бог молитвы услыхал и Путина он к нам послал», — так, в частности, описывалась в нем вербовка заключенных.

В июле 2023 года Арсена Мелконяна вновь признали виновным в убийстве Романа Гребенюка и приговорили к восьми с половиной годам. Однако, как сказал Би-би-си адвокат Мелконяна и подтвердили в суде, по факту мужчина освобожден от наказания в связи с имеющимся актом о помиловании.

«Он помилован президентом. <Можно ли> оспорить президентский акт о помиловании? Нет», — сухо ответила Би-би-си адвокат родственников Романа Гребенюка. От дальнейших комментариев и она, и близкие погибшего отказались.

При этом в случае именно Арсена Мелконяна есть вероятность, что он все-таки окажется вновь в тюрьме. Правда, за другие преступления — уже после освобождения его обвинили в дезорганизации СИЗО, угрозах убийством бывшей жене и 10-летней дочери, а также СМС-угрозах федеральному судье. Сейчас Мелконян снова в СИЗО.

По сути, объясняет адвокат Ирины Гавриловой Руслан Чихарданов, единственная возможность для матерей увидеть убийц своих детей снова за решеткой — это если помилованные после участия в войне заключенные совершат повторные преступления, те самые «рецидивы».

В том, что такое теоретически может произойти, Ирина Гаврилова не сомневается: «Они же не придут оттуда нормальными людьми, они придут еще более озлобленными. Они будут как дикие звери хотеть крови».