Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  2. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  3. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  4. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  5. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  6. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  7. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  8. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  9. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  10. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  11. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  12. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  13. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  14. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  15. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»


Нина Ахметели,

В августе 2008 года мир потрясла недолгая, но кровопролитная война России с Грузией. Вооруженный конфликт при посредничестве ЕС удалось довольно быстро остановить, но Россия не только не вывела свои войска из отколовшихся от Грузии регионов, но и в разы увеличила там свое военное присутствие. Грузинские власти сегодня на фоне российской агрессии уже в Украине упрекают западных партнеров за безнаказанность Кремля в 2008 году, но при этом сами идут на сближение с Москвой, пишет Русская служба Би-би-си.

Фото: Би-би-си
Лия Члачидзе открыла Музей августовской войны в 2017 году, на девятую годовщину августовской войны. Фото: Би-би-си

«Это музей для того, чтобы все увидели, что такое война. У нее нет национальности, это боль как с этой, так и с той стороны, поэтому альтернативы миру нет, но в то же время весь мир должен увидеть лицо России. Один в один все повторилось в Украине», — говорит Лия Члачидзе.

Шесть лет назад примерно в 200 метрах от непризнанной границы с отколовшейся от Грузии Южной Осетией она открыла «Музей августовской войны» в подвале своего дома в селе Эргнети.

Среди множества фотографий войны и вещей из зоны боевых действий, в том числе осколков кассетных бомб, которые приносили ее односельчане и знакомые для пополнения коллекции музея, лежат несколько книг. Одна из них раскрыта. На ней виден отпечаток солдатского сапога.

«Эти книги были разбросаны во дворе соседнего дома <…> Это символ того, что они оставляют там, куда ступают. Они все вокруг уничтожают», — говорит Лия.

Когда началась война, Лия и ее близкие, в том числе 12-летний внук, укрывались от обстрелов в подвалах. 9 августа рано утром, воспользовавшись временным затишьем, они уехали из села.

В Эргнети тогда остались только старики, которые не хотели оставлять дома, надеясь, что их не тронут, или были не в состоянии уехать.

Село сперва подвергалось обстрелам, а потом туда вошли российские военные и южноосетинские ополченцы.

«160 домов были сожжены, 12 человек убиты, в том числе одного 90-летнего старика, который был прикован к постели и не мог уехать, сожгли вместе с домом [В распоряжении Би-би-си нет официального подтверждения этих данных. — Прим. ред.], — говорит она. — В мой дом бросили коктейль Молотова. Вот здесь, видите, нет аллеи. Здесь стояла яблоня, и огонь с дома перешел на нее. Когда я вернулась, на этом сгоревшем дереве висели сожженные яблоки и сожженный виноград. Смотреть на это было для меня тяжелее, чем на сгоревший дом».

Из села Эргнети, как и из других грузинских деревень, расположенных в так называемой буферной зоне за пределами непризнанной границы с Южной Осетией, российские войска ушли в 2008 году.

Но несмотря на неоднократные призывы международного сообщества к России о выполнении соглашения о прекращении огня, они так и не отошли на предвоенные позиции.

Масштабы неподконтрольных Тбилиси территорий после войны 2008 года расширились. Под контроль Цхинвали перешли сотни деревень, в том числе Ахалгорский район, а де-факто властей Абхазии, второго отколовшегося от Грузии региона, — Верхнее Кодорское ущелье.

Признав после войны Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами, а потом и подписав соглашения с де-факто властями, Россия в обоих отколовшихся регионах увеличила свое военное присутствие.

В 2009 году были подписаны соглашения с Цхинвали и Сухуми о совместных усилиях по охране границ, которые делегировали полномочия по охране границ погрануправлению российского ФСБ.

«Зона страха»

Деревни у непризнанной границы в грузинских СМИ часто называют «зоной страха». Жители сел могут оказаться задержанными за «незаконное пересечение границы» в попытке вернуть убежавший скот или посетить местные святыни и кладбища.

На непризнанной границе вместе с осетинскими патрулируют российские пограничники. После августовской войны они начали устанавливать баннеры, столбы и колючую проволоку.

Де-факто власти называли этот процесс обустройством госграницы, официальный Тбилиси — незаконной бордеризацией, которая отделяет оккупированные Россией территории от остальной Грузии.

Ограждения, которые периодически появляются на непризнанной границе, отрезают доступ с подконтрольной Тбилиси территории к сельскохозяйственным угодьям, пастбищам и кладбищам, а иногда проходят прямо по дворам.

«Сзади дома у нас был сад, пока русские не пришли. 70 соток сада отняли. Теперь все перегородили, и там колючие проволоки. Даже вот туалет, который был сзади дома, нам пришлось перенести, потому что мы боимся туда выходить», — жалуется 82-летняя Нора Батонисашвили.

Она живет в селе Хурвалети, менее чем в двух часах езды от Тбилиси, на подконтрольной Тбилиси территории. С ее двора видна вышка российских пограничников.

Фото: Би-би-си
Нора Батонисашвили. Фото: Би-би-си

Сын Норы, Гиви Батонисашвили, вспоминает, что собирался побриться, когда услышал звуки сзади дома. Когда он вышел, увидел нескольких мужчин в униформе, которые спиливали фруктовые деревья.

«Четверо или пятеро их было. Я их спрашиваю: „Что вы делаете?“, и один мне в ответ говорит: „Иди сюда, я тебе покажу, что мы делаем“. Потом я вижу, что они вооружены. И вот в моем же саду они за мной вооруженные погнались. Лет шесть-семь я туда уже выходить не могу», — говорит он.

С другой стороны села за колючей проволокой остался дом ставшего легендарным Даты Ванишвили.

Пенсионер не оставил родной дом, несмотря на то, что оказался отрезанным от своих родных и близких, которые живут на подконтрольной Тбилиси территории.

В течение 10 лет он через колючую проволоку встречал приезжающих сюда западных дипломатов и высокопоставленных гостей.

Два года назад Ванишвили скончался, наказав жене Вале Ванишвили не оставлять дом, чтобы его не отняли.

В день его похорон колючая проволока у его дома была усыпана красными и белыми гвоздиками.

Валя Ванишвили по сей день выполняет просьбу мужа, оставаясь жить в Хурвалети за колючей проволокой.

«Политика запугивания»

Пришедшая к власти в 2012 году «Грузинская мечта» с самого начала своего правления начала развивать экономические и торговые отношения с Россией, но ощутимого прогресса или уступок со стороны России в вопросе отколовшихся от Грузии регионов за этим не последовало.

Согласно отчету Службы госбезопасности за прошлый год, российская оккупация Абхазии и Цхинвальского региона (Южной Осетии) остается главным вызовом национальной безопасности Грузии. На российских базах на этих территориях продолжались учения и ротация личного состава, хотя часть военной техники и военнослужащих, согласно документу, была задействована в военных действиях в Украине.

Процесс незаконной бордеризации в прошлом году также продолжался. В направлении отколовшейся Южной Осетии было зафиксировано 69, а в направлении Абхазии — девять случаев установки или обновления ограждений — колючей проволоки, рвов и баннеров. Продолжались и незаконные задержания граждан Грузии, говорится в отчете СГБ.

В документе отмечается, что на фоне войны в Украине на оккупированных территориях активно распространялась дезинформация по поводу намерения Тбилиси применить в их отношении силу, и это использовалось для запугивания местного населения и создания примиренческого настроя к политике аннексии, которую ведет Россия.

Официальный Тбилиси не раз заявлял, что придерживается мирной политики и не намерен восстанавливать территориальную целостность военной силой, но, по словам грузинских аналитиков, на внутриполитической арене грузинские власти прибегают к похожим методам запугивания населения войной.

«Как в грузинском, так и в осетинском и абхазском обществе боятся войны, так как у нас очень тяжелый опыт и остаются травмы. К сожалению, как де-факто, так и грузинские власти используют эти страхи в качестве инструментов для достижения своих политических и партийных целей», — говорит конфликтолог Медея Турашвили.

После начала полномасштабной войны в Украине в правящей партии неоднократно заявляли о попытках втянуть Грузию в конфликт и открыть здесь «второй фронт». В таких намерениях представители «Грузинской мечты» обвиняли как политических оппонентов, так и украинские власти, и некоторых западных политиков.

Себя власти при этом позиционируют в качестве гарантов стабильности и мира в Грузии и говорят, что придерживаются политики «стратегического терпения».

В июле после мятежа создателя ЧВК Вагнера Евгения Пригожина председатель правящей партии Ираклий Кобахидзе посвятил оппозиции пост в Facebook, заявив, что оппозиция надеялась на успех Пригожина и планировала на этой волне «не только войти танками в Абхазию и Цхинвали, но и взять Сочи».

На это в Сухуми заявили, что проводят постоянные военные учения с Россией и готовы к любому развитию. В Цхинвали сказали, что руководство Грузии подвергается давлению как со стороны оппозиции, так и извне, но ему пока удается не поддаваться на подобные «самоубийственные» призывы. Созвучные заявления делали ранее и в Москве.

К примеру, директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин, согласно ТАСС, в апреле заявил, что Запад пытается убедить Тбилиси, что сейчас удобный момент вернуть контроль над Абхазией и Южной Осетией и надо открыть «второй фронт».

Политика запугивания со стороны грузинских властей рассчитана на внутреннюю аудиторию, говорит Турашвили, но она негативно отражается на настроениях в отколовшихся регионах и наносит ущерб мирной политике Тбилиси.

«Цель таких заявлений, думаю, демонизация оппозиции и всех, кто думает иначе. В попытках открыть второй фронт власти обвиняли оппозицию, НПО, европарламентариев и так далее. То есть власти абсолютно непоследовательны, но внутренняя политика Грузии сегодня влияет как на нашу внешнюю политику, так и на безопасность. В реальности, для властей стратегические и национальные интересы нашей страны на втором месте, а на первом для них — партийные интересы», — говорит Турашвили.

Молчание — России, упреки — Западу

На этом фоне, когда многие западные и грузинские аналитики проводят параллели между российской агрессией в Грузии 2008 года и вторжением России в Украину, в правящей партии упрекают прежние власти и экс-президента, ныне осужденного в Грузии Михаила Саакашвили за «безрассудную политику», которая не дала возможности избежать войны.

Здесь избегают резких заявлений в адрес Москвы, но все чаще критикуют Запад, в том числе за реакцию на действия России в Грузии в 2008 году.

«Эта война была разрушительной для нас. Результат [этой войны] — оккупация 20% территории Россией. Я думаю, тогда мир не обратил достаточного внимания на ту агрессию. Никто не наложил санкции на Россию», — заявил грузинский премьер Ираклий Гарибашвили во время дискуссии в рамках Глобального форума безопасности (GLOBSEC) в Братиславе.

Сама Грузия при этом не стала вводить санкции против России из-за войны в Украине. Грузинские власти также приветствовали решение России восстановить прямое авиасообщение с Грузией в мае этого года, несмотря на негативную реакцию на это западных партнеров, в том числе ЕС.

Российское вторжение в Украину в феврале прошлого года в какой-то степени стало продолжением августовской войны, соглашается бывший госминистр по примирению и гражданскому равноправию, конфликтолог Паата Закареишвили. Он отмечает, что за той войной последовала аннексия украинского Крыма в 2014 году, где Запад тоже не заметил угрозы.

«Тогда Россия пошла на 2022 год, где уже весь мир понял, что так больше не может продолжаться. Но я не готов упрекать в этом Запад, потому что война в Грузии в 2008 году очень быстро закончилась, и они [Запад] не стали давить на Россию, потому что она быстро сделала шаг назад. Когда в Украине кровь не пролилась, они объявили санкции, но тогда сами украинцы не требовали большей жесткости и были очень осторожными», — говорит Закареишвили.

Он напоминает, что именно ЕС в 2008 году смог остановить войну и добиться подписания соглашения о прекращении огня, в котором был прописан пункт о выводе российских войск и которое стало основанием для запуска международных дискуссий в Женеве и размещения Миссии наблюдателей ЕС в Грузии.

Мандат европейских наблюдателей распространяется на всю территорию Грузии, но в доступе на отколовшиеся от Грузии территории де-факто власти им отказывают.

Снова к России?

Фото: Би-би-си
Аркадий Касрадзе погиб в апреле прошлого года. Он один из более четырех десятков грузинских бойцов, погибших в Украине с начала полномасштабного российского вторжения в феврале 2022 года. Фото: Би-би-си

Реакция на войну России в Украине — не единственное, за что в правящей партии упрекают Запад. Здесь считают несправедливым отказ в предоставлении Грузии статуса кандидата в ЕС летом прошлого года. Кобахидзе вскоре после этого решения заявил, что если Грузия окажется в той же ситуации, как Украина, то есть в войне, ей тоже будет гарантирован статус.

Риторика властей, в том числе и критика в адрес Киева и Запада, по-видимому, не проходит бесследно.

В Эргнети у трассы развеваются флаги Грузии и Украины. Здесь же фотография военного с подписью: «Слава героям». Это погибший в Украине в апреле прошлого года Аркадий Касрадзе из села Эргнети. Он один из более четырех десятков грузинских бойцов, погибших в Украине с начала полномасштабного российского вторжения в феврале 2022 года.

Но на соседней улице сидят женщины средних лет с детьми. Обе предпочитают не называть своего имени. Одна из них говорит, что не считает правильным, что уроженцы Грузии едут воевать на стороне Украины.

«То, что наши грузины сейчас погибают там, из Украины в 2008 году приезжали? А наши сразу побежали», — говорит она.

«Вот знаете, говорят, мы были рабами России, а сейчас мы чьи рабы, когда все на английском? Да, Россия у нас отняла [земли], а англичане или кто там не знаю, что, не отнимают у нас язык, когда все на английском? Мы просто территориально не близко, а то бы Америка тоже не отказались от наших земель», — говорит ее собеседница.

Иване Хмиадашвили в соседнем селе Броцлети говорит, что сочувствует Украине. При этом он ностальгирует по Советскому Союзу и времени, когда у Грузии были хорошие отношения с Россией.

«Вот тогда был у нас доход. Вывозили 20−40 ящиков яблок в Россию, автомобили покупали, — говорит он. — Конечно, мы должны быть в хороших отношениях с Россией. Они христиане все-таки».

«В ЕС хорошо, конечно, если мы войдем», — говорит он, стоя у ворот дома, на которых остаются следы от обстрелов с 2008 года.

«Если придется выбирать? Ну молодежь, знаете же [в Европу хотят], а мне 67 лет, я то поколение, кто в Москву летали чай попить», — улыбается он, как бы извиняясь.

Фото: Би-би-си
Иване Хмиадашвили ностальгирует по Советскому Союзу и времени, когда у Грузии были близкие отношения с Россией. Фото: Би-би-си

Надежды на то, что Россия каким-то образом может сыграть позитивную роль в разрешении конфликтов, с учетом горького опыта в этом Грузии, политологи считают необоснованными. По словам Турашвили, за последние 30 лет таких примеров не было, что контрастирует с поддержкой и помощью, которую Грузия получала от западных партнеров, в том числе и ЕС.

«К примеру, в 2008 году и после, когда Россия нас бомбила, похищала наших граждан и протягивала колючую проволоку, присоединяя наши территории, наши западные партнеры и ЕС помогали нам в социальных и экономических проектах, в том числе экономической реабилитации пострадавшего от конфликтов населения, помогали повышать обороноспособность и помогали в международных переговорах, выступая в них сопредседателями», — говорит она.

По ее словам, европейские ценности основаны на правах человека, равноправии и справедливых и демократических механизмах урегулирования конфликтов, и грузинские власти могли бы объяснять и показывать перспективы для мирного урегулирования конфликтов в контексте европейской интеграции, но вместо этого на проправительственных каналах ежедневно говорят о том, что Украина и Запад хотят войны.

«Кроме этого работают пророссийские группы, которые организуют какие-то дискуссии на месте, иногда раздают какую-то помощь. Это все, в конечном итоге, влияет на людей, которые травмированы войной и конфликтом, потому что для тех, кто живет у этой разделительной линии [непризнанной границы], война не закончилась. Они каждый день слышат военные учения, взрывы, узнают о похищениях. Они пока еще живут в войне», — говорит она.

Как показывают опросы, абсолютное большинство населения стабильно поддерживает будущее Грузии в ЕС, но значительная часть подвержена конспирологическим дискурсам.

Более 80% населения в ходе проведенного в начале года опроса заявили, что поддерживают интеграцию Грузии в ЕС, но при этом 31% верит, что Запад спровоцировал войну в Украине, а 29% — что он пытается втянуть Грузию в войну.