Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  2. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  3. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  4. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  5. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  6. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  7. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  8. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  9. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  10. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  11. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  12. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах


Белорус Валерий переехал в Израиль восемь лет назад. Поселился в Ашкелоне. Валерий просил не называть его фамилию — как все, кто уехал из Беларуси, он опасается, что любое публичное слово, причем на любую тему, может навредить родственникам, оставшимся в стране. Впрочем, фамилия тут не так уж и важна — важен рассказ (пусть и немного сбивчивый) человека, который живет в эпицентре новой войны, пишет Ирина Халип для издания «Новая газета Европа».

Последствия атаки боевиков ХАМАС в районе Сдерота, 7 октября 2023 года. Фото: Reuters
Последствия атаки боевиков ХАМАС в районе Сдерота, 7 октября 2023 года. Фото: Reuters

— Это было больше всего похоже на 22 июня 1941 года. Перед 24 февраля 2022-го все активно обсуждали, будет ли война. А перед нападением Германии на СССР были уверены, что войны не будет. Так и у нас: никто вообще не ожидал такого нападения. Люди просто были не готовы к этому. Громадная вера в армию, громадная вера в разведку, основанные на победах 1967 и 1973 годов, — вчерашняя атака стала шоком для всей страны. В 6:20—6:30 утра начался кошмар — два с половиной часа непрекращающегося обстрела. Вот опять что-то гремит…

Все знают, что в Израиле в каждом доме спроектировано бомбоубежище. У нас оно на площадке: мы выходим из квартиры — и в безопасности, вместе с жильцами соседней квартиры. Два с половиной часа мы там сидели, и ни на минуту не прекращался обстрел, по Ашкелону били массированно. Потом стали появляться первые сообщения в телефоне: в Ашкелоне есть убитые, ракета попала в ашкелонский дом. Моя жена — медик, она работает в больнице в соседнем Ашдоде, это 15 километров от Ашкелона. Она приехала с ночной смены в семь часов утра — чудом прорвалась. Я сказал, что надо ехать подальше, потому что чем дальше от границы с Газой, тем меньше обстреливают. Хотя уже обстреливают всю страну. Мы собрались и поехали — ну да, конечно, в Ашдод. Я сказал жене, что, судя по всему, ее все равно вызовут на работу, тем более что она работает в банке крови. В Ашкелоне тоже есть больница, но она старая. В Ашдоде — больше, это новая больница. Только вышли из дома в 9:20 — снова сирены, снова вокруг взрывается. Нет, говорю, домой уже не пойдем. Сели в машину и поехали.

Повезло — доехали до Ашдода невредимыми. Жене на работе говорят: мы не хотели тебя дергать после ночной смены, но как хорошо, что ты приехала, у нас тут завал, так что работай. А я просто остался возле больницы ждать ее с очередной смены. Потом она говорила, что привозили очень много раненых солдат и очень много раненых гражданских. Ну обстрелы — и ладно. А потом пришло сообщение о том, что эти шакалы просто прорвали забор и зашли в Сдерот, — это 15 километров от Ашкелона и 500 метров от Газы.

Вошли и просто начали убивать людей.

В телеграм-каналах фотографии убитых, трупы на улицах, и тут уже появилась другая ассоциация — с Бучей. Что они натворили в Сдероте, толком пока никто не знает. Известно только, что там захватили полицейский участок, перестреляли полицейских и забаррикадировались. Пошли фотографии, как они там ездят на пикапах и расстреливают людей. А еще фотографии мобильного бомбоубежища: такие везде есть — бетонный куб с металлической дверью. Если ты оказался на улице во время обстрела, можешь забежать туда. Так вот, на фото такое убежище, а вокруг — трупы. Скорее всего, люди туда забежали спрятаться от ракет, а шакалы их оттуда вытащили и расстреляли.

Потом сообщили, что они захватили базу около границы. Вы понимаете, это все неофициальные сообщения, в телеграм-каналах, официальные источники запретили публиковать все данные, чтобы не было хаоса и паники. База маленькая, там 30 человек всего. Там пара танков, дроны, девочки служили. Видели уже в фейсбуке фотографии с трупами солдат этой базы и сожженным танком. Потом появились сообщения о захвате Офакима — тоже маленького города — и семи киббуцев. И до трех часов дня обстрелы не прекращались — пока армия не пришла в себя. К этому времени они сгруппировались и начали вытеснять боевиков.

Самое страшное, что прямо возле границы с Газой проходил молодежный фестиваль — там было около полутора тысяч человек. И вот весь фейсбук пестрит сообщениями о том, что нет связи с сыном, с дочкой, с братом с 9:30 утра. Но появилось одно видео, на котором боевики ведут девушку с парнем туда, к себе, в Газу. Живой щит, который делают эти шакалы из наших, — я не знаю, что об этом сказать и как это назвать.

Ночью снова были обстрелы. Армия начала зачистку, но обстрелы продолжаются. Ночью одна из ракет попала в больницу в Ашкелоне, другая взорвалась рядом с нами. Армия не может пока зайти в Газу так плотно, чтобы обстрелы полностью прекратились. <…> И Израиль предупреждает: будем обстреливать, уходите оттуда. <…>. Так что пока армия не зайдет в саму Газу и не уничтожит там все, все будет продолжаться. А боевики вчера радовались, фейерверки запускали. У них всегда праздник, когда теракт, — детям конфеты раздают.